Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Хочешь жить в согласии — соглашайся. 03.08.1495. Потенца


Хочешь жить в согласии — соглашайся. 03.08.1495. Потенца

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

2

Все прочие дела пришлось отложить, не тащить же за собой барона и все его семейство. Отправив троих из отряда проехаться с ежедневной проверкой, Ги с остальными людьми и семьей Фальконе вернулся в замок. Судя по сундукам, граф ди Росса-иль-Вультуре намеревался задержаться в Потенце надолго и пока это полностью соответствовало желаниям самого Вильфора. За время разговора он уже успел несколько раз переглянуться со старшей дочерью мессера Клименте и, как ему показалось, его интерес был воспринят вполне благосклонно. Очень далеко Ги не заглядывал, но предполагал, что теперь будет более частным гостем на "той половине".

Караул еще не сменился и, въезжая всей разношерстной толпой в ворота замка, Вильфор поймал слегка ошалелый взгляд одного из стражников. Впрочем, ошалелость очень быстро сменилась пониманием, на смену которому моментально пришло внешнее равнодушие - в том, что касалось понятия дисциплины и субординации лейтенант совсем немногим уступал капитану.
Спешившись и предоставив солдатам обиходить как своих лошадей, так и лошадей гостей, Ги отвел Фальконе немного в сторону:
- Пусть слуги с вещами пока останутся внизу, мы же с вами, вашеми дочерьми и свояченицей поднимемся к коменданту. Он и решит, в каких комнатах вас всех расселить, а его жена, мадам Мария, подумает над удобством расположения. Мы с вами могли бы пойти и вдвоем и дать женщинам небольшую передышку с дороги, но мне кажется, будет правильнее сразу представить всю семью.

Отредактировано Ги де Вильфор (01-09-2017 20:46:53)

3

Цепкий взгляд Клименте подмечал главное. Заметил он и то, что никто не усомнился в праве лейтенанта распоряжаться, кого поселить в замке, и никто не удивился тому, что это возможно вообще.
Он молча согласился с тем, что сказал ему Вильфор, и отдал указания слугам. Хотя тем, кто хорошо знал Фальконе, было понятно, что он бы с удовольствием сразу вместе со всеми сундуками вломился в дом, прилепившийся изнутри к крепостной стене и служивший раньше жилищем графу Потенцы, а теперь - семье коменданта и франкским офицерам.
Перспектива встречи с комендантом, о котором он не знал ничего, несколько беспокоила Клименте. Это о франках он был того мнения, что их обхитрит любой. Комендант же был своим, уроженцем Неаполитанского королевства. Хитрецом-южанином не меньшим, чем сам он, Фальконе, и подействуют ли на него жалобы, было еще большим вопросом. Наверняка он знает, на сколько надо поделить любое утверждение своего земляка.
В комнаты, занимаемые комендантом, он вошел вслед за франком. Замешкавшись в дверях, повернулся к свояченице и дочерям и послал им взгляд, недвусмысленно требовавший смиренного вида и полного молчания. На себя же нацепил лицо мудрого отца, несколько подавленного свалившимися обстоятельствами, но старающегося с ними справляться, не теряя чести и достоинства.

4

Не каждый вечер Бартоломео проводил с семьей, и не только потому, что у коменданта замка хватало всяких дел, а еще и из-за того, что он и не так чтобы сильно к тому стремился. Разумеется, он по-своему был привязан и к жене и к дочери, но от слишком большого количества женщин уставал и даже раздражался, а тут помимо Марии и Томмазины постоянно мелькали перед глазами то "ненадолго приехавшая" свояченица, то "доставшаяся в наследство" родственница графа ди Потенца.
Но сегодня получилось так, что не только вечер, но и весь день комендант не покидал своих комнат. Несмотря на жаркий день он сидел в кресле, укутанный в покрывало, и себе под нос ругал сквозняки. Ирония заключалась в том, что свою первую жену он постоянно попрекал в излишней изнеженности, но с годами и сам стал подвержен частым простудам.

Вошедшего Вильфора он поприветствовал громким чихом, потому сразу не заметил, что лейтенант пришел не один.
- Кгхм... - пробормотал, без утайки разглядывая незваных гостей и, выслушав печальную историю преследования, с сомнением хмыкнул, но оставил свое мнение при себе.
Сейчас во всем распоряжались франки, так что спорить с ними резона не было.
- Сколько, говорите, человек? - переспросил, словно внезапно стал туговат на ухо, и нахмурился.
Не то, чтобы места не было вообще, но его было мало, так что разместить семью Фальконе представлялось затруднительным. По-настоящему жилых комнат было немного, а комнат, расположенных рядом, не было вообще.
- Вообще-то тут есть трудности, не получится так, чтобы не разделять семью, - произнес и краем глаза заметил мелькнувшее по лицу Ги удовлетворение.
Вот теперь можно продолжить со спокойной душой. Клименте Фальконе может быть хоть дважды графом и трижды бароном, только настоящие хозяева Базиликаты, увы, не итальянцы, так что комендант замка Потенцы больше будет считаться с ними, а не со своим соотечественником.
- Для женщин у нас найдется комната в этом крыле - оно удобное и безопасное, а вот господин граф может устроиться неподалеку от ваших покоев, - обратился он к Вильфору и, постояв в мнимых раздумьях, уверенно кивнул. - Да, именно так. Я - сам отец и при всем моем уважения к армии Его высочества, - короткий поклон лейтенанту, - никогда бы не поселил молодых девушек неподалеку от места, где ночуют солдаты.

Отредактировано Бартоломео Грассо (07-09-2017 16:22:31)

5

Комендант и его жена занимали комнаты на втором этаже левого крыла дома. И все же значительную часть времени Мария проводила в большой зале третьего этажа. Там собирались жившие на этаже женщины, вверенные попечению коменданта (его дочь, его свояченица и сводная сестра графа Потенцы, которую Мария частенько называла "безумной Лаурой"). В той зале стояли рамы с ее рукоделием. Но, подобно мужу, иногда Мария испытывала сильное желание избавить себя от присутствия прочих дам замка, и тогда она оставалась на втором этаже. Особенно часто было так, если Бартоломео отсутствовал в доме.
Впрочем, сейчас он был у себя, но и Мария была здесь. Появление лейтенанта Вильфора ее не сильно удивило, хотя и не показалось приятным. Жена коменданта не любила франков. Ей не нравилась хозяйская простота, с которой барон д'Аллегр или Вильфор входили в их комнаты. Она была уверена, что ее муж не должен им подчиняться. Капризом барона было желание поселиться в Потенце, потаканием графа - позволить ему расположиться в замке. Но почему Бартоломео относится к ним, как к хозяевам?
Новость о новых жителях замка, приглашенных лейтенантом, мадонной Марией была встречена, конечно, без радости. Стоя рядом с мужем, положив руку на подлокотник кресла, она рассматривала вновь прибывших. "Хитрый проныра", - без всякого уважения подумала она о Клименте. "Старая дева", - безошибочно угадала главное в Розанджеле. Молодая вдова и ее сестра были удостоены гораздо более долго взгляда каждая. Ничего плохого про них подумать было нельзя, но само присутствие двух молодых женщин в замке... еще двух женщин... было чем-то нежелательным.
- Как видите, не очень удобно получается, - воспользовавшись паузой, подытожила сказанное мужем Мария, обращаясь одновременно к Клименте и франку. - В городе у вас бы получилось устроиться гораздо лучше.

6

- Возможно.
Ни в тоне, ни в голосе лейтенанта не было угрозы, но это короткое слово он произнес с нажимом, так, чтобы всем сразу стало ясно - никаких препирательств здесь быть не может.
- Возможно, вы правы, мадам, - добавил он уже с другой интонацией, давая возможность жене коменданта отступить, не теряя при этом своего лица, - но все же для барона и его семьи будет лучше остановиться в замке. Если конечно, сам мессер Клименте не сочтет, что удобство для него важнее безопасности.
Ги не собирался ничего объяснять ни коменданту, ни его жене, предоставляя тем право развлекаться предположениями. Если Фальконе захочет сам рассказать свою историю - пусть, только лейтенант армии Его высочества не обязан ни перед кем отчитываться за свое решение. Разве что перед капитаном или самим Карлом Валуа.

Причина нежелания мадам Марии - две причины, которым комендантша уделила особое внимание, стояли за спиной мужчин и, не видя сестер, Ги был уверен, что по крайней мере одной из них уж точно не хочется возвращаться в город. По крайней мере, он был бы рад, если бы это было действительно так.

Отредактировано Ги де Вильфор (10-09-2017 13:51:43)

7

- Безопасность для меня важнее, - ответил Клименте с таким видом, чтобы ни у кого не осталось впечатления, будто бы он сомневается.
Много времени осмотреться у него не было, но кое-что можно было уже увидеть. Комендант не стал спорить с лейтенантом и не пытался его уговорить отменить свое решение. Может быть, его рассуждения о том, где кого лучше поселить, были скрытой попыткой отговорить самих Фальконе, но в любом случае на большее он не решился. Женщина, видимо, была его женой. Ей гости не понравились, но ее хоть и выслушали, но не прислушались. Ни франк, ни муж. "По крайней мере, ее первое отношение видно, как на ладони", - отметил про себя Клименте. Про коменданта он понял только то, что с ним пока ничего не понятно. В любом случае на простака не похож.
- Мы расположимся там, где вы предложите, - обратился Клименте к коменданту. - Я доверяю вашему решению целиком и полностью.
Дочери будут в одной комнате с Розанджелой - это очень хорошо. В безопасном крыле - вдвойне прекрасно. Ему уготовано соседство с франками - лучше не придумать. Клименте очень рассчитывал на возможность находиться недалеко от тех, на чью помощь очень рассчитывал.

8

Бартоломео нехотя кивнул. Он был полностью согласен с женой, что Фальконе с его семейством вполне мог бы найти пристанище и в городе, и вообще по мнению коменданта незваный гость во многом темнил, но спорить с лейтенантом де Вильфором и не думал -  вот вернется барон д'Аллегр, пусть сам и разбирается с виконтом за самоуправство. Или не разбирается, кто ж этих франков знает, что у них на уме.
"Нужно бы поговорить с Марией, чтобы за языком последила. Глупая, она будто не понимает в чьих руках находится власть, и что она здесь давно уже не хозяйка".
- В таком случае решено, - произнес он без особого радушия, однако и без явного недовольства. - Я так понимаю, что вы уже с вещами? - если в голосе коменданта и была ирония, то он постарался ее скрыть. - Тогда я отдам распоряжение, чтобы все занесли в дом, пока же, граф, располагайтесь. Мария, ты бы позвала Томмазину, пусть она тебе поможет, заодно и познакомится с нашими гостьями.

9

"Франки решили обзавестись тут... дамами", - подумала Мария. Если бы она узнала, что угадала, то не удивилась бы, да и вообще решила бы, что гордиться такой догадливостью даже неприлично. Слишком все как на ладони. Открытие ее задело, хотя она и ни за что бы в том не призналась даже себе. Причина была скрыта от нее, но совершенно точно, что Марии было неприятно пренебрежение, таким образом выказываемое дамам, живущим в крепости. Даже "безумная" Лаура в одночасье стала казаться почти родной по сравнению с дамами Фальконе. Но ее протест был встречен с полным безразличием даже мужем.
- Мы можем подняться наверх. Думаю, Томмазина, как и все остальные, сейчас в общей зале.
Мария убрала руку с подлокотника кресла, подошла к дамам и обратилась к старшей, Розанджеле.
- Я познакомлю вас со всеми. Томмазина покажет вам комнату и поможет устроиться.

10

Розанджела чувствовала себя очень неуютно и с каждым мигом все сильнее мечтала хотя бы о маленьком глотке граппы. Исключительно из-за волнения. Во время короткого знакомства с семьей коменданта она старалась не смотреть на Клименте. И без того ясно - что бы не затеял ее зять, она примет это со смирением - как неизбежность, но лучше было бы, чтобы он не догадался, насколько свояченица не одобряет его решение, и особенно после того, как она узнала, что ей придется делить спальню с племянницами. К тому же они будут на виду, и это особенно удручало.
Комендант ей сразу не понравился, непонятно только чем, но не понравился и все тут, а вот о его жене у моны Розанджелы определенного мнения не сложилось. То, что мадонна Мария была недовольна вторжением, не удивляло, а потому и не настраивало против, в то же время ее гибкость и умение достойно принять поражение были достойны уважения.
- Крутовата для меня эта лестница, - запыхавшись уже на пятой ступеньке, посетовала Розанджела и, тяжело опираясь о перила, перенесла свой вес на следующую ступень. В другой бы раз ей обязательно было бы любопытно взглянуть на тех людей, с кем им вскоре предстояло жить, но сейчас она грезила только о кратком уединении со своим утешающим напитком.

Отредактировано Розанджела Феста (16-09-2017 00:08:03)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Хочешь жить в согласии — соглашайся. 03.08.1495. Потенца