Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Случайности и предопределенности. 31.07.1495. Рим


Случайности и предопределенности. 31.07.1495. Рим

Сообщений 21 страница 40 из 59

1

21

Упоминание Просперо Колонна говорило о том, что в приходе отца нет никакого подвоха, и Лукреция невольно почувствовала нежность к этому мужчине, которого ей сейчас, как и всем Борджиа, полагалось считать предателем.
- Это решение пришло к тебе этим утром и ты решил не ждать, а сообщить мне о нем сразу же? - пробурчала она якобы сердито, но на самом же деле была очень довольна.
От нее не укрылось движение простыни, но теперь Лукреция потянула ее не на себя, а в стороны, чтобы закрыть постель, по которой, как она увидела, можно было легко не только заподозрить, но понять, что тут был мужчина. Так что она старательно расправила шелковую ткань, якобы от задумчивости. То, что на ней только просвечивающая рубашка, Лукрецию не смущало. Перед ней был ее отец, а о том, что сцену их разговора можно подсмотреть, герцогиня Пезаро не думала.
- Тогда и я не буду откладывать и навещу Просперо сегодня же не позже полудня. Обещаю тебе быть очень осторожной.
Это обещание дать было легко: Лукреция и не думала проявлять чудеса смелости или авантюризма.

22

Раннее утро, пока господа еще спят, самое подходящее время для уборки. Так полагала старшая горничная и в этом ее мнение в корне расходилось с тем, что думала Николетта. Молоденькая же служанка, успевшая в свои неполные шестнадцать побывать любовницей старого Джузеппе, да и потом не чуравшаяся мужского общества, искренне считала, что ранне утро предназначено исключительно для сна. Увы, к мнению Николетты никто не прислушивался и, вставая тогда, когда солнце лишь начинало золотить купол собора Святого Петра, она, еле-еле перебирая ногами, волокла за собой опостылевшую донельзя тряпку. А ведь все могло быть совсем иначе. Была у нее еще одна не то, чтобы обязанность, скорее, недурно оплачиваемая необходимость, и тут уже и старшая горничная была невольна над подчиненной.

Николетта, прислуживающая сначала в Апостольском дворце, затем подолом подметавшая серые камни Сант-Анджело, а теперь к собственному удовольствию с некоторыми другими слугами перебравшаяся в палаццо герцогини Пезаро, знала, как ей повезло. Хорошенькая мордашка и сговорчивость помогли ей не просто удержаться на месте после того, как она бросила старика Джузеппе, но и устроиться если не лучше, то гораздо выгоднее. Гости палаццо - мужчины, разумеется, - часто выделяли востроглазую молоденькую служанку и их выраженная в паре монет... и еще кое в чем краткая благосклонность была выгодна обеим сторонам.

Но сегодняшняя ночь прошла зазря... Гости Лукреции Борджиа слишком утомились и, похоже, нуждались только во сне. Такое тоже случалось, однако уныло водящей тряпкой по перилам Николетте было не легче.
- Наигрались в свои жмурки. Стыд-то какой! - как многие из тех, кто сам не без греха, по отношению к другим Николетта была беспощадна.
Своими соображениями она делилась только с подругой Аннеттой - такой же служанкой, что и она, и в оценке распущенности господ обе девицы были более чем солидарны.
- Герцогиня, принцесса... А как давать себя хватать, то не лучше посудомойки будут.
Бормоча себе под нос, Николетта добрела до третьего этажа, но тут всю ее сонливость как рукой сняло. Когда еще такое было, чтобы в покои герцогини Пезаро оставили открытой дверь?! Ой, как любопытно!
На всякий случай сняв башмаки, Николетта на цыпочках приблизилась к двери и, вытянув шею, заглянула вовнутрь.
- Матерь божья! - беззвучно ахнула она и замерла.
Теперь никакая сила на свете не смогла бы сдвинуть служанку с ее наблюдательного пункта.

Отредактировано Николетта (04-04-2018 17:52:13)

23

Лукреция всегда была рада видеть отца, но теперь ей казалось, что она сидит не на шелковых простынях, а на раскаленной сковородке, которую подогревают. Отец потрепал ее по щеке, и она бы в другое время обязательно наклонилась и поцеловала его в обе щеки. И сейчас она чуть было не сделала то же самое, повинуясь порыву, инстинктивному уже, многажды повторенному, но в последний момент остановилась. Ей казалось, что, наклонись она сейчас к нему низко, сразу выдаст себя. Да и как еще отец не почувствовал, чем занимались в этой комнате каких-то половину часа назад? Лукреции казалось, что воздух напоен ароматами любви настолько, что их можно увидеть.
Она наклонилась вперед и как будто боднула отца в живот. Получилось по-детски, и она рассмеялась.
- Я все-все обещала. Теперь мне можно поспать?

24

Иллюзия короткая, зато яркая: вот Лукреция - совсем маленькая девочка, а он - молодой, и его нетронутые сединой волосы смешиваются с золотыми кудрями дочери. Александр прижал Лукрецию к себе и со смехом повалил на кровать:
- У, шалунья, утомил я тебя?
Все еще посмеиваясь и едва не придавив дочь, он поднялся.
- Ладно уж, спи.
Склонившись, он на прощанье поцеловал Лукрецию и направился к двери. Ему показалось, что в проеме мелькнуло что-то белое, и в самом деле на выходе он увидел усердно натирающую перила служанку. Та низко поклонилась и метнулась в сторону, освобождая дорогу. Александр усмехнулся такой прыти и уже через мгновение забыл об этой девице.

Отредактировано Александр VI (03-04-2018 21:58:44)

25

Только когда шаги отца затихли где-то внизу по лестнице, Лукреция отважилась подняться с постели и, подойдя к двери, закрыть ее на засов.
Что было бы, если бы дон Мануэль не ждал сегодня Хуана? Если бы Хуан решил остаться чуть дольше? Если бы... Бесконечные "если бы"... Им стоит быть еще осторожнее...
Лукреция села на постель и тяжело вздохнула.
Сердце наконец унялось и стало стучать медленнее и спокойнее.
Она подумала, что если бы отец пришел, когда здесь был Хуан, то дверь была бы закрыта. Он бы постучал, и тогда Хуан успел бы спрятаться в маленьком кабинете. Зачем туда заходить понтифику?
Лукреция уже верила, что не случилось бы ничего плохого.
Правда, сон все равно испарился, как будто его и не было. Герцогиня Пезаро поняла, что ни за что не уснет, если никому не расскажет о том, что произошло. Был только один человек, с которым можно было поделиться. Это была принцесса Сквиллаче.

26

Это что же такое творится? Да как же это называется?
Николетту просто распирало от праведного гнева, но больше от восторга, что ей известно такое! К тому, что Его святейшество приблизил к себе чужую жену и не стесняясь сожительствует с ней прямо в доме родной дочери, Летта уже привыкла, хотя втихаря морщила нос, если ей случалось убирать в покоях герцогини Бассанелло, но чтобы вот так! Будто нет тут других девиц, чтобы удовлетворить свою похоть. Последнее Николетту особенно возмущало, она была бы совсем не против помочь понтифику облегчить свое тело, но она-то ему чужая, и ведь должен же быть предел! Собственная дочь!
- Никогда бы не поверила, если бы своими глазами не увидела, - Николетта вспомнила, как смеялась распластанная под своим отцом - отцом! - полураздетая герцогиня Пезаро и в сердцах сплюнула на прямо на пол. Правда, тут же за собой убрала, но от этого ее возмущение меньше не стало.

Отредактировано Николетта (04-04-2018 18:03:32)

27

Лукреция радовалась тому, что ее не разоблачил отец, и совсем не знала о том неожиданном "разоблачении" в глазах служанки, которое случилось прямо сейчас по другую сторону двери.
Напротив, она чувствовала себя очень довольной.
Надев только туфли, по-прежнему в одной рубашке, она открыла дверь своей спальни и вышла в комнату, где обычно спали Беренис и Пантисилея. Они еще не проснулись, но Лукреция не нуждалась в их услугах. Нравы в Санта-Мария царили все более и более свободные, тем более на третьем этаже, где обитали одни женщины и куда редко и только по особенному распоряжению допускалась мужская обслуга. Лукреция прошла в покои принцессы Сквиллаче и остановилась в комнате перед ее спальней, где безмятежно похрапывала служанка Глориучча и сонно смотрела разбуженная Франческа.
Лукреция, которой самой не дали заснуть в это утро, все-таки не стала врываться в спальню невестки.
- Франческа, посмотри, спит ли ее светлость.
"Надеюсь, что нет", - добавила Лукреция про себя.

28

- Конечно, ваша светлость.
С трудом соображающая Франческа, которая только что крепко спала, вошла в спальню к принцессе и машинально - как потом оказалось, это было очень хорошо - закрыла за собой дверь.
Ей понадобилась уйма времени, чтобы понять, что принцессы Сквиллаче в спальне нет. Все это время Франческа простояла перед кроватью, озираясь по сторонам и силясь понять, что означает пустота в комнате. Принцесса не могла исчезнуть, не могла куда-нибудь уйти. Но ее не было! И означать это могло только одно: ее светлость ушла туда, куда обычно не берут никого с собой. И это понятно даже ей, сонной придворной даме, так что станет очевидно и для герцогини Пезаро.
Все-таки Франческа была опытной придворной, и ее паника была очень недолгой. Теперь ей предстояло проявить безграничное стремление служить герцогине Пезаро или столь же безграничную преданность принцессе Сквиллаче. И любое решение могло оказаться правильным или закончиться для нее очень плохо. Сомнение длилось чуть дольше нескольких мгновений, и решение было скорее интуитивным, и уж точно проистекающим не от симпатий или антипатий.
Франческа вышла, закрыла за собой плотно дверь и, подойдя к Лукреции Борджиа, присела.
- Ваша светлость, ее светлость очень крепко спят. У них болела голова после вечера, и они полночи не могли заснуть. Но если вы прикажете, я разбужу.
Франческа замерла в ожидании ответа. Герцогиня Пезаро легко могла войти в комнату сама, чтобы растолкать принцессу.

29

Надо отдать должное Лукреции, не всегда ей был свойственен легкомысленный эгоизм счастья. Франческе повезло. В другой день герцогиня Пезаро действительно могла бы войти в комнату женщины, которую уже считала своей сестрой, чтобы со смехом растолкать ее и начать засыпать подробностями о собственных переживаниях. Но в это утро она сама была разбужена и пережила немало неприятных моментов, связанных со страхами и опасениями, поэтому была больше склонна понимать других.
- Нет, Франческа, не стоит, - разочарованно, но твердо сказала Лукреция. - Пусть ее светлость спит. Будет грустно, если весь следующий день она промучается с головной болью и не сможет принимать участие в увеселениях. Скажи ей, что я буду рада видеть ее утром у себя.
Пришлось развернуться и идти обратно.
"Зато я хотя бы чуть-чуть смогу поспать", - подавив вздох, решила Лукреция.

30

Ночь доверенная служанка герцогини Пезаро провела ничуть не хуже своей госпожи; ей удалось на кухне разжиться провизией, а остатков вина с господского стола - не той кислятины, какой почуют в людской, а хорошего, выдержанного, вполне хватило на двоих. Прогретые за день камни внутреннего двор отдавали свое тепло, мерно журчала вода в фонтане, а звезды в ясном небе светили особенно ярко. Или может быть ей это казалось потому, что рядом с ней был понравившийся ей мужчина? Этой ночью она дважды доказала ему свое расположение, и оба любовника остались вполне довольны друг другом.
Конечно же за делами личными Кьяра не забыла и о своих обязанностях, поэтому на рассвете ей пришлось оставить музыканта в одиночестве. Зато подаренный ею на прощание горячий поцелуй обещал скорое повторение.

Она вернулась как раз вовремя. Сумев не разбудить мирно спящую Беренис, Кьяра легла на свое место, словно всю ночь тут и была, и даже успела немного подремать, когда почувствовала чьё-то присутствие. Приоткрыв глаз, Пантисилея увидела герцогиню Пезаро, но так как та не замедлила шаг, сделала вид, что и не просыпалась. Тем более, что после бессонной ночи ей и вида делать не пришлось, так что когда Лукреция возвращалась назад, Кьяра и в самом деле крепко спала.
Жаль только, что недолго. Разбудил ее голос той же герцогини Пезаро и, тайком позевывая, Кьяра отправилась на требовательный зов.

Отредактировано Пантисилея (07-04-2018 15:04:06)

31

Вернувшись в спальню, Лукреция убедилась, что, несмотря на бессонную ночь, сна нет ни в одном глазу. Этим следовало воспользоваться и, вместо того, чтобы таращить глаза в потолок, стараясь заснуть, сделать все, чтобы из комнаты пропали все следы пребывания в ней мужчины. Смятые простыни и рубашка были молчаливыми, но не немыми знаками того, что происходило в спальне герцогини Пезаро.
Лукреция не знала, что у ее служанки ночь получилась настолько же лишенной сна, как и у нее. Впрочем, и знай она это, вряд ли это что-нибудь бы изменило.
- Пантисилея, - Лукреция красноречиво посмотрела на служанку, потом на открытый проем.
И уже после того, как дверь была тщательно закрыта, добавила:
- Приведи комнату в порядок и дай мне свежую рубашку.

32

Значит, у Ее светлости сегодня снова был любовник.
В общем-то Пантисилея в этом и не сомневалась, иначе бы не рискнула целую ночь провести вдали от покоев герцогини Пезаро. Конечно, ей было любопытно, кому мадонна Лукреция дарит свою благосклонность, иногда служанка задумывалась и о том, один ли это человек, но благоразумно решив, что если ее не стали посвящать, значит нечего и нос совать, не пыталась ни подсматривать, ни подслушивать. Меньше знаешь - дольше живешь.

Первым делом переодев герцогиню в свежую рубашку, она шустро собрала в охапку постельное белье - ой-ой, а ночь-то была бурная! - а затем присовокупила к тюку и испачкавшуюся сорочку. Куль получился изрядный, может быть и потому, что, спросонок, Кьяра не складывала белье, а скорее его сминала.
Едва-едва удерживая в руках этот ворох, Пантисилея вышла из спальни прямо на лестницу и нос к носу столкнулась с подметающей вроде бы абсолютно чистый пол служанкой.
- Николетта? - не то, чтобы Кьяра забыла имя девушки, но иногда она любила показать, что все же выше всей остальной прислуги и вполне может запамятовать. - Оставь пока метелку и отнеси белье прачке. И вообще, что ты тут все метешь? Ведь ни соринки.
Передав белье, Пантисилея с чистой совестью вернулась назад в спальню. Герцогиню она не подвела, ведь самое главное - простыню, она вложила в самую середину. Да и вообще, зачем кому-то кроме прачки копаться в грязном белье? То еще удовольствие.

Отредактировано Пантисилея (09-04-2018 13:40:55)

33

А Франческе предстояло несколько часов провести, как на иголках. Она боялась всего. Того, что принцесса так и не появится скоро, а герцогиня Пезаро вернется и на этот раз войдет в спальню. Того, что ей надо будет в разговоре с Санчией рассказать о приходе Лукреции. Того, что - нельзя было об этом забывать - с принцессой и в самом деле что-нибудь случилось, а она, Франческа, своей скрытностью будет потом виновата. Вскоре она уже считала свое возвращение в Санта-Мария великим несчастием и жалела о тихой жизни рядом с матерью.
Звон колокольчика из спальни принцессы обрадовал. Санчия у себя, а значит, половина страхов уже не сбудется. Зато теперь пришло время объясняться, а это, как была уверена Франческа, будет и сложно и опасно. Нельзя, чтобы принцесса решила, что ее придворная дама хвастается, рисуется или слишком пытается добиться расположения за свою верность.
Дав знак Глориучее, что войдет сама и той не надо спешить, Фраческа вошла к Санчии.
- Доброе утро, ваша светлость, - сказала она, закрывая дверь и окидывая взглядом комнату.
На сундуке лежал плащ. Куда же забрела принцесса в поисках приключений?

34

- Доброе утро, - сонно отозвалась Санчия.
Она бы с удовольствием еще повалялась в постели, однако именно неспокойная совесть заставила ее сегодня встать даже раньше обычного.
"Вот так люди и попадаются", - попытка пошутить с собой успехом не увенчалась, все же ей было немного не по себе.
- Франческа, мне нужно умыться, и скажи Глории, чтобы она подготовила мне голубое платье, то, что с серебряной вышивкой по рукавам.
Санчия соскочила с постели и сладко потянулась.
- Ты выглядишь взволнованной, - заметила она, наконец. - Что-то случилось?
"Может быть я зря отпустила тебя на всю ночь? Тебе этого совсем не требовалось или мужчина оказался героем только на словах?", - этим утром в голову лезли мысли, одна фривольнее другой.
Чуть порозовевшая от собственных воспоминаний, принцесса повернулась к Франческе.
- Это вчерашние жмурки тебя так взбудоражили, что ты на себя непохожа?
Обычно принцесса, и будучи приветливой, все же держала большую дистанцию, но разговор с придворной дамой показался ей более безопасным, нежели едва ли не навязчивые ассоциации. Слишком много в них было размышлений о Диего Кавалларо. Чересчур.

Отредактировано Санчия Арагонская (10-04-2018 15:17:05)

35

- Нет-нет, совсем не жмурки, - вяло улыбнулась Франческа.
Это вчера вечером, когда все уже закончилось, она не могла заснуть от воспоминаний об игре. Все думала о сцене с кардиналом Валенсийским, для него, видимо, совсем обыденной, а в ней вдруг вызвавшей массу неприятных воспоминаний и новую вспышку ненависти.
Зато теперь, благодаря принцессе Сквиллаче, у нее появились поводы для волнения посвежее.
Как же все-таки сказать?
Один взгляд на Санчию давал все поводы думать о том, что она не уходила под утро подышать свежим воздухом у фонтана, как еще недавно думала, что может быть, Франческа (и ругала себя, что тогда все предосторожности окажутся не просто напрасными, но и вредными). Нет, это было утро чуточку утомленной ночным бдением, но полной сил и довольной воспоминаниями женщины. И Франческа чувствовала это особенным чутьем женщины, у которой давно ничего подобного не было.
- Утром к вам приходила мадонна Лукреция. Она попросила посмотреть, не спите ли вы. И я... - Франческа опустила глаза. - Посмотрела... - долгая пазу. - Я сказала, что вы спите, потому что вечером у вас сильно болела голова, и вы долго не могли заснуть. Ее светлость сказали, что тогда вас не надо будить.

36

Санчия молчала достаточно долго, чтобы тишина показалась гнетущей, однако это не было признаком неудовольствия или тем более затишьем перед бурей. Сейчас неаполитанская принцесса выбирала подходящие слова, который в должной мере выразят ее благодарность, и в то же время не поставят ее в некоторую зависимость от придворной дамы.
- И что бы ты сделала, если бы герцогиня все же решила войти? - медленно спросила она и по мелькнувшему во взгляде испугу догадалась, каким несладким стало утро для Франчески Кавалли.
Принцесса подошла к Франческе и коснулась своей рукою ее руки.
- Я не стала бы рассчитывать на преданность, возникшую за столь короткое время, - произнесла, тщательно проговаривая каждое слово, чтобы, не дай бог, не вырвалось лишнее. - Но я сумею оценить способность быстро сделать выбор. Не думай, что я это забуду.
Санчия Арагонская оказалась в подобной ситуации в первый раз. Возможно, следует сделать Франческе подарок? Ей не было жалко, просто она не хотела, чтобы это выглядело подкупом. В то же время приближенная в недавнем прошлом к герцогине Пезаро дама не побоялась солгать Лукреции, хотя прекрасно понимала, чем может ей грозить разоблачение.

"Я не буду делать подарки каждый раз, но сейчас я ее отблагодарю", - Санчия и сама не заметила, что проговорилась о будущем, сейчас ее голова была занята совсем другим, но эта мысленная оговорка говорила уже о многом.
Она подошла к ларцу - теперь следовало сделать правильный выбор, - и после недолгого раздумья достала оттуда жемчужный браслет, в одну нить. Достаточно скромный, чтобы он не бросался в глаза на руке придворной дамы, и в то же время изящный, безукоризненностью розового перламутра подчеркивающий тонкость женского запястья.

- Ты сегодня сделала больше, чем думаешь, не только для меня, но и для себя. - улыбнулась Санчия, сама застегивая украшение на руке Франчески. - И этот браслет будет залогом того, чтобы с этого дня ты по-настоящему на службе только у принцессы Сквиллаче.

Отредактировано Санчия Арагонская (11-04-2018 11:43:57)

37

Все время долгого молчания принцессы Сквиллаче Франческа с трепетом ждала ее слов. А что будет, если Санчия решит все отрицать? Она ведь может сказать, что покидала спальню ненадолго, потому что хотела вдохнуть воздуха во дворике... Обвинит ее в клевете и лжи, расскажет все Лукреции и потребует, чтобы та выставила Франческу из палаццо. Избавится от свидетельницы навсегда. И тогда она с ее желанием выгородить свою госпожу окажется не просто в глупом, но по-настоящему опасном положении.
Но Санчия так не сделала. Из всех путей она выбрала дорогу благодарности. Неизвестно, сколько в этом было расчета, Франческа все равно оценила и была благодарна в ответ.
- Ваша светлость, - Франческа опустилась на колени и ненадолго прижалась лбом к руке принцессы. - После того, как было объявлено, что я при вас, я служу только вам. И ни за что не предам вашего доверия.
Браслет приятно холодил руку. Он был не только подарком, но знаком заключенного соглашения - гораздо более крепкого, чем обычные обещания.
И вот теперь Франческа вспомнила о совете кардинала Сфорца, который говорил ей дождаться момента, как будто знал, что он обязательно настанет.
- Ваша светлость, я могу обратиться к вам с просьбой?

38

"Быстро. Не поторопилась ли я с подарком?" - с удивительным хладнокровием подумала про себя Санчия, но несмотря на неожиданность просьбы в лице не изменилась - сказались уроки короля Ферранте, любившего устраивать внучке проверку и довольно чувствительно щипавшего ее за бок, если вдруг принцесса не могла удержать себя в руках. Ее голос не дрогнул, когда она ответила вопросом на вопрос, в голосе не появилось льда, но и горячего желания тут же броситься исполнять пожелание, тоже не наблюдалось.
- Конечно, ты можешь обратиться ко мне с просьбой, почему бы и нет, только о чем?
Вот теперь в тоне принцессы явно слышалось предупреждение. Конечно, она была готова потворствовать небольшим капризам - кстати, и без проявленной утром Франческой сообразительности, но все должно иметь определенный предел. По природе или от воспитания недоверчивая, Санчия часто ожидала подвох там, где его нет, но тщательно скрывала ото всех эту свою черту. Ей больше нравилось быть в глазах многих легкомысленной кокеткой, так гораздо проще, чем слыть женщиной, чья душевная броня не так крепка, как кажется. Всегда найдутся те, кто поспешит этим воспользоваться.

Отредактировано Санчия Арагонская (11-04-2018 17:03:14)

39

Франческа услышала затаенное недовольство и поняла, что теперь надо быть очень убедительной. Воспользоваться благодарностью того, кто выше тебя, можно, но не стоит делать это так, чтобы проявляющему благодарность было неприятно или у него закралось подозрение, что над ним пытаются взять власть.
- Я хотела рассказать вам еще вчера, ваша светлость, но в гостиной у герцогини все слишком затянулось. Так вот вчера днем, когда во время полуденного отдыха я шла за абрикосами для вас, мне встретился кардинал Сфорца. Он остановил меня, сказав, что у него важный разговор. Вы спали, и я подумала, что у меня нет причин отказываться от беседы.
Франческа сделала паузу, чтобы передохнуть. Взгляд принцессы выражал сдержанный интерес.
- Я никак не ожидала, о чем пойдет речь. Он... - Франческа замялась. - Вы не подумайте, я никогда ничего не позволяла себе в его присутствии, а его преосвященство никогда не проявлял ко мне какой-нибудь интерес... Но вчера он попросил, чтобы я позировала его художнику. Маэстро Пинтуриккьо пишет Деву Марию для палаццо вице-канцлера... и его преосвященство хочет, чтобы ее нарисовали с меня.
Франческа опустила голову и густо покраснела.
- Но если вы считаете, что это очень нескромно... или недопустимо...

40

Санчия облегченно рассмеялась:
- Так вот в чем заключается твоя просьба?
После слов Франчески готовясь к разочарованию в мотивах мадонны Кавалли, она уже предполагала, что услышит тонкий намек на увеличение жалованья или что-то в этом роде. Вернее сказать, не обольщаясь по поводу возникшей за несколько дней глубокой преданности, принцесса не исключала и неожиданного хода мыслей, ведь причины, толкнувшие придворную даму на прямую ложь герцогине, могли быть самыми разными, и все же приятно было ошибиться там, где предполагаешь худшее.
От улыбки принцесса перестала напоминать статую и стала вновь похожа на себя обычную.
- Франческа, что ты, я совсем так не думаю! - воскликнула она. - Служить моделью для Мадонны - великая честь, и я уверена, что предлагая тебе это кардинал Сфорца и в мыслях не имел ничего дурного!
Как-то получилось, что неаполитанская принцесса встала на защиту брата Лодовико Моро, но после того, как она провела ночь с советником миланского герцога, первое покажется самым малым прегрешением.
- Конечно же ты должна согласиться, - горячо заверила она Франческу и лукаво добавила. - Мне будет даже льстить, что моя придворная дама подарит свой образ Деве Марии.

При взгляде на пунцово-красную Франческу все недавние подозрения показались Санчии смешными и нелепыми.
- Так ты решила просто спросить моего совета или все же хотела о чем-то попросить? - с той же лукавой улыбкой поинтересовалась она. - Ладно, скажу за тебя, раз ты не решаешься. Ты можешь быть полностью свободна во время сиесты... хотя боюсь, что этого будет недостаточно, так что можешь уходить и раньше - днем я обойдусь и без тебя, а Глория вполне способна помочь мне раздеться. Только обязательно возвращайся к тому времени, когда нужно начинать готовиться к вечеру - мои волосы можешь укротить только ты, не будем ставить перед Глориуччей невозможных задач.

Отредактировано Санчия Арагонская (12-04-2018 05:39:16)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Случайности и предопределенности. 31.07.1495. Рим