Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Не ждали. 07.08.1495. Потенца


Не ждали. 07.08.1495. Потенца

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

2

Предложение жены пришлось Бартоломео по вкусу. Нет ничего страшного в намерении и тем более нет ничего оскорбительного для отсутствующего губернатора в небольшом званом ужине. Это ведь даже не прием, а просто трапеза. Когда барон д’Аллегр вернется, в его честь в замке дадут торжественный обед, так что и волки будут сыты, и овцы целы.
Соображения эти комендант держал при себе и неспроста; рассуждая вполне логично, он все же постарался ускорить событие, чтобы уж точно не попасть впросак перед франкским капитаном. От греха.
Конечно о том, чтобы сохранить все в тайне, и речи идти не могло. Да и не стоило коменданту замка вести себя как нашкодивший мальчишка. Виконт де Вильфор, разумеется, также приглашенный на обед, придаст действу некую официальность, что к лучшему.
- Обойдемся пятью переменами. Его светлость граф Антонио должен остаться доволен, но мне бы не хотелось, чтобы губернатор решил, что дела в замке идут лучше, что он думал.
Перед Бартоломео, вернее, перед его женой стояла нелегкая задача - требовалось одновременно потрафить графу ди Потенца и при этом не вызвать неудовольствие у новой власти.

3

В соседней комнате, где и должен был состояться обед, теперь слышались звон посуды и шаги слуг. Мария только что была там же, следя за тем, чтобы было расставлено верное количество тарелок, чтобы на месте во главе стола, где должен был оказаться граф, стояли самое большое, самой дорогой чеканки серебряное блюдо и самого дорогого украшения кубок.
Теперь она была в спальне, сидела на полу перед раскрытым сундуком и перебирала в маленьком ларце драгоценности, выбирая, что надеть к темному бордовому платью - жемчужные нити или золотую цепочку с маленьким гранатом.
Мария несколько нервничала перед визитом графа.
Она не боялась выдать каким-то образом свою с ним связь: такая вероятность показалась бы ей смехотворной.
Она думала, как все устроить, чтобы граф остался благосклонным к ее семье, но при этом не разозлить и франков. Мария не заблуждалась относительно отношения к ней Антонио де Гевара, как и относительно собственного отношения к нему. Эта связь ничего не могла решить, а благополучие и спокойствие Бартоломео были для Марии по-настоящему важны. И теперь она думала не о том, что придет ее любовник, а о том, что ожидается визит хозяина Потенцы. И еще о том, что Бартоло как-то в последнее время очень уж много говорит о своих симпатиях к франкам, и что это совсем лишнее.
- Бартоло, я только прошу тебя, не веди себя так, словно этот Вильфор гораздо важнее, чем граф.

4

Бартоломео удивился - по его мнению он вел себя ровно по отношению ко всем. Он испытывающе посмотрел на жену, но тень беспокойства на ее лице свидетельствовала о том, что Мария говорила абсолютно серьезно.
- Так сложились обстоятельства, что граф ди Потенца будет нашим гостем, в то время как виконт де Вильфор - один из тех, кто живет в замке. Можешь не волноваться, я буду вести себя соответственно.
Несмотря на некоторые сложности, комендант считал свой брак удачным. Ему нравилась некоторая отстраненность Марии, куда хуже он бы воспринял любое проявление распущенности. По ему мнению, у жены был только один недостаток - она так и не смогла родить ему сына, но, видит бог, он никогда ее в этом не упрекал. Хотя мог бы.
Бартоломео подошел к Марии и, не без труда наклонившись к ее уху, громко прошептал:
- Тем более, что как бы Вильфор не старался заменить барона д`Аллегра, все же он не губернатор Базиликаты.

5

- Да, - ответила Мария.
Примерно то же самое и она имела в виду. Видение у нее было, как у Бартоло, и все равно ей было не спокойно. Ее муж никогда не был вынужден выбирать одну из сторон, и с возрастом дипломатические умения поэтому не оттачивались, а скорее уж наоборот.
- Вот и я так думаю, - она повернулась к мужу и поцеловала его в нос. - Не забудь об этом, пожалуйста, когда выпьешь пару бокалов вина.

6

У графа ди Потенца было немало недостатков, но никто бы не смог вменить ему в вину отсутствие пунктуальности. Обычно Антонио приходил строго к назначенному времени и лишь иногда изменял этой привычке - не склонный опаздывать, он приходил раньше и благодаря этому ему не раз удавалось заставать хозяев врасплох. Вот и сегодня он посчитал, что неплохо бы появиться заранее и провести рекогносцировку. Не то, чтобы он не доверял словам Марии, так вопрос не стоял, но собственное впечатление - всегда более верное, к тому же женский взгляд часто замечает мелочи и не обращает внимание на главное.
Именно поэтому граф ди Потенца появился в замке где-то за полчаса до назначенного времени.
- Какая беспечность, - хмыкнул, обратив внимание на то, что ворота оказались открытыми.
Конечно приятно, что его ждали, и видно, что охраны несколько больше, чем когда замок защищен, но все же... все же...
Разумеется, ему не требовалось представляться, поэтому бросив слуге: "Доложи" - он не стал задерживаться у входа, а сразу прошел в дом. Антонио надеялся, что до обеда его будет ждать небольшое развлечение в лице коменданта - ему нравилось говорить двусмысленности мужу своей любовницы и посмеиваться про себя, зная, что некие пикантные подробности касаются не кого-то там, а собственно Марии Кваттроки.

Отредактировано Антонио де Гевара (27-12-2017 10:37:09)

7

За разговором с мужем Мария так и не решила, какое же украшение выбрать. Но как только ее ухо хозяйки сразу уловило, что поднявшиеся в столовой движение и шум какие-то особенные, она уверенно закрепила на шее жемчужную нить, потому что именно она была в этот момент в ее руках, и недоуменно нахмурилась. Посмотрев на Бартоло и поняв, что тот ничего не знает, Мария вышла в столовую и остолбенела, увидев входящего графа Потенцы. До часа обеда было еще не меньше половины часа, а его светлость ждали никак не раньше, чем с должной долей опоздания. Мария, знавшая, что Антонио не терпит франков, была уверена, что присутствие Вильфора вынудит графа опоздать особенно ощутимо. Впрочем, хозяин города не раз и не два доказывал, что от него всегда можно ждать сюрпризов.
Вопрос только, что означал этот.
- Ваша светлость? - она склонилась перед гостем, опустив голову и одновременно умудряясь окинуть взглядом столовую, чтобы убедиться, что все на месте.
Увидев, что все в порядке, Мария мгновенно успокоилась и подумала, что, возможно, образовался неплохой повод поговорить с любовником о возможном муже для дочери.

8

- Мадонна Мария, - отозвался де Гевара с ленивой улыбкой, - мессер Бартоломео...
Коменданта Антонио поприветствовал после еле заметной паузы, такой, которую могло уловить только очень чуткое ухо... или ухо той, кто знал.
- Надеюсь, я не опоздал? - поинтересовался с фальшивым беспокойством, обращаясь сразу к обоим, но не оставляя времени на ответ, тут же перевел разговор на другую тему.
После пары замечаний о погоде, вскользь - о скором сборе винограда, и завершил монолог короткой, но довольно едкой тирадой, касающейся достоинств французских вин.
- Хотя я предполагаю, что ваши гости, мессер Бартоломео, придерживаются иного мнения, но, видит бог, лучшее из франкских вин по вкусу что уксус - ни аромата, ни послевкусия, одна кислота. А как вы думаете, мадонна Мария? Или плоды галльских виноделов вам больше по сердцу?

Отредактировано Антонио де Гевара (05-01-2018 00:42:38)

9

- В замке нет галльских виноделов, ваша светлость, - с серьезностью, с которой отвечает шутящему тот, кто не должен слишком забываться и думать, что может забрать тот же тон, отозвалась Мария. - Только франкские солдаты. Они не потчуют нас вином, а опустошают наши погреба.
Как будто шутила и одновременно дала понять, что очень недовольна сложившимся положением вещей и предпочла бы вернуть давний порядок.
- Кажется, не так уж они любят свои вина и тоже предпочитают наши.

10

Рядом не было никого из франков, поэтому Бартоломео добродушно хохотнул, поддерживая шутку жены и, особенно, высокопоставленного гостя. Ничем иным он не показал своего отношения, считая, что и без того сделал предостаточно. Пока власть в руках барона д`Аллегра, значит, с этим и следовало считаться. В то же время и графу ди Потенца будет сложно упрекнуть коменданта, что он с излишним рвением бросился служить новому порядку.
- Кгхм... Может быть уже пройдем в столовую? - почтительно осведомился он. - А может быть Ваша светлость соблаговолит прогуляться по дому? Такая честь для нашей семьи.

Все же хорошо, что никто не мог слышать эту беседу. Бартоломео очень не любил изворачиваться, а ведь приходилось. Очень сложно блюсти интересы семьи, находясь между Сциллой и Харибдой.
- О, мадонна Лаура, - с облегчением воскликнул он, повернувшись к только что подошедшей к их трио женщине. - А я как раз предлагал графу посмотреть на вышитый вами гобелен. Удивительной красоты вещица, Ваша светлость, удивительной.

Отредактировано Бартоломео Грассо (08-01-2018 17:12:29)

11

Лаура всегда появлялась первой. И неважно, шла речь о семейных обедах, незначительных гостях или приемах приглашенных поважнее. Причиной было любопытство и любовь быть в центре события. Ей нравилось разглядывать каждого, переступающего порог комнаты, одного за одним, а не всех вместе, и еще то, что каждый первый здоровался с ней, как уже находящейся в столовой. И она каждому могла что-нибудь сказать или рассказать. Говорить мадонна Лаура любила, как и посвящать всех в свои сны, грезы, видения, встречи с необычным и пророчества. Впрочем, как правило, делала она это так осторожно, что никто не смог бы ее обвинить в настоящем сговоре с нечистой силой: мадонна Лаура умела напустить туману.
В этот раз ей не удалось появиться первой. Кроме коменданта и его жены, в комнате уже был Антонио де Гевара.
- Ваша светлость, - с легким удивлением поздоровалась с графом Лаура.
Смотрела она на него не прямо, а как будто видя что-то очень интересное у него на плече. Она так делала со всеми и всегда. Граф де Гевара просто не был исключением. Причина была не в том, что когда-то давно, на самой заре жизни они были парой влюбленных. С тех пор прошло слишком много лет. Лауре пришлось пережить разлуку, как смерть. В некотором смысле любимого она действительно похоронила. Первая встреча после расставания, уже постаревшей Лауры и циничного, видавшего жизнь Антонио, прошла без неожиданностей. Опыт отразился на лице обоих, и она увидела, что того Антонио действительно не существует.
- Этот гобелен я вышивала пять лет и закончила не больше трех лет назад, - Лаура просияла; рукоделие было тем, что давало ей почувствовать свой талант и даже гениальность. - Наш замок, каким его, наверное, видят с высоты ангелы.

12

Антонио закашлялся - его терзали сомнения в том, что замок настолько интересен ангелам.
"Иначе бы все сложилось совсем иначе", - с едкой, разъедающей душу иронией подумал он. То, что губернатором Базиликаты назначили какого-то там д`Аллегра граф ди Потенца воспринимал как личное оскорбление и не собирался менять к этому своего отношения.
Он мельком бросил взгляд на Лауру - далеко в прошлом остались те дни, когда его трогало ее присутствие. Любовница, оказавшаяся сестрой - что может быть нелепее? В юности он был по-настоящему увлечен, но после разоблачения осталось лишь вызывающее брезгливость послевкусие. Теперь же он и вовсе не мог понять, что нашел в этой женщине, а ведь когда-то искренне считал, что влюблен. Конечно, он в любом случае на ней не женился бы, этот шаг стал бы по меньшей мере неразумным, после же того, как все открылось, речи не шло даже о продолжении знакомства.
Нахлынувшие воспоминания застали врасплох. Антонио поморщился - представлять эту рано постаревшую женщину в своих объятиях было неприятно, и перевел взгляд на Марию. Та была на несколько лет старше, но в сравнении с Лаурой выглядела довольно молодо, к тому же она была женой коменданта, которого Антонио не жаловал, и это придавало мадонне Марии еще большую привлекательность.

- Удивительное терпение, - усмехнулся он, отвечая вроде бы Лауре, на самом же деле адресуя свои слова комендантше. - Пожалуй, позже я посмотрю на ваши... труды, мадонна.
И эта фраза была сказана исключительно для Марии - не в первый раз он приходил в кладовую во время сиесты, но ни разу тогда, когда сам обедал в замке.

Отредактировано Антонио де Гевара (16-01-2018 11:27:19)

13

Появление Лауры было некстати. Мария только-только решила, что неожиданный ранний визит графа де Гевара можно обернуть себе на пользу и поговорить с ним о Томмазине и ее возможном замужестве, как оказалось, что это невозможно. Лауру Мария несколько побаивалась. Причин, вроде, не было, но легкая отрешенность этой дамы и что она была как не от мира сего, делало ее непредсказуемой. С одной стороны, вроде Лаура ни разу не проявила себя нелояльно по отношению к коменданту и его жене. Не подслушивала, не сплетничала о них и вообще вела себя на редкость благодарно. С другой... все-таки она была из тех, от кого все время что-нибудь ждешь, поэтому Мария и не стала заикаться о дочери.
К тому же сам де Гевара дал понять, что у нее будет возможность сделать это позже.
- К слову о трудах...
Мария прекрасно поняла намек и не почувствовала себя неловко. Она была уверена, что ее муж, спокойный, не подозрительный и не ревнивый, ни за что не догадается.
- В наших погребах дозрело кое-что для удовольствия вашего дворца, ваша светлость.
Добрая часть граппы, зреющей в хозяйстве предприимчивых комендантов, поставлялась для желающих во дворце - тех, кто не мог себе позволить вино или тех, кто мог, но иногда любил что-нибудь покрепче и попроще. Мессер Марио Луччи, который отвечал за стол дворца, лично приходил пробовать и распорядиться, сколько забрать.
- Я дала знать мессеру Марио.

Отредактировано Мария Кваттроки (17-01-2018 15:08:13)

14

Антонио ухмыльнулся - двусмысленность Марии ему понравилось, а откровенность могла бы показаться бесстыдной любому другому, но не ему, он же, напротив, предпочитал называть вещи своими именами, пусть даже для этого приходилось прибегать к иносказаниям. Особенно приятным сюрпризом стало то, что Марию не смутило и присутствие мужа, она будто и не боялась, что тот догадается. Или тот с годами ослаб настолько, что ему совсем неинтересна жена? Мысль о возможном бессилии коменданта показалась пикантной так что эту тему граф ди Потенца намеревался в скором времени развить во всех подробностях.
- Это хорошо, - кивнул он и с ленцой протянул, обращаясь уже сразу ко всем. - Как быстро идет время за хорошим разговором, не находите?
Намек был более чем прозрачен - гобеленами сыт не будешь, к тому же Антонио де Гевара намеревался занять лучшее место за столом. Конечно, губернатора Базиликаты сейчас не было, так что вряд ли бы кто-то претендовал на главенство, но кто знает этих франков. Иногда лучше идти на опережение, чем потом жалеть о собственной непредусмотрительности.

Отредактировано Антонио де Гевара (17-01-2018 17:21:45)

15

Предупрежден - значит, вооружен! Примерно с этой мыслью появился в комнатах коменданта крепости и его жены Клименте, за которыми следовали его старшая вдовая дочь, свояченица и младшая. Поначалу барон не был в восторге от встречи с графом Потенцы, чувствуя неприятную двусмысленность положения. Он, один из землевладельцев Базиликаты, искал понимания у нового губернатора, и это было объяснимо. К чему в этом деле граф одного города, еще и стоящего относительно далеко от владений Клименте? И все-таки барон отчего-то был уверен, что граф может расценить обращение к франку уязвляющим для себя обстоятельством, и поэтому предпочел бы избежать неловкой встречи. Потом же, подумав, решил, что, возможно, все к лучшему. Так удастся познакомиться и попытаться произвести благоприятное впечатление на графа, при этом не приходя к нему, не делая подарков и вообще не делая ничего, похожего на поиск сторонника. Как следует все обдумав, Клименте решил придерживаться той же тактики: незаслуженно терпящий невзгоды, уже немолодой, но еще крепкий мужчина, отец двух прекрасных дочерей. Он знал, что его дочери красивы и производят впечатление, и не считал зазорным в определенной мере этим пользоваться. Что и говорить, дамам, чья внешность тоскливо неинтересна, сочувствуют не так много и не так охотно.
С первого взгляда Клименте решил про себя, что граф - человек себе на уме и не без наклонностей, возможно, и порочных. Все-таки приятно иметь дело с человеком пожившим - что-то да на лице проявляется, не то что у юных, у которых на лице все размыто и больше многообещающе, чем откровенно. Выразив восхищение городом, Клименте поздравил де Гевара с завершением строительства и счастливым переездом в палаццо, о котором он был много наслышан от разных людей.
- Теперь в обычае жить не в башнях, а во дворцах, - с одобрением заметил Клименте, отдавая должное вину и одновременно стараясь не выпускать его светлость из виду и видеть, куда тот смотрит и где его главный интерес. - Их даже встраивают в замки. Я бы сам с удовольствием поступил так же, но, увы, обстоятельства сейчас для меня не очень подходящие.

16

Граф ди Потенца также не обошел вниманием Фальконе. Он не был уязвлен тем, что граф ди Росса-иль-Вультуре искал помощи не у него - в междуусобные отношения Антонио не любил вмешиваться, ведь неизвестно, кто из спорщиков впоследствии будет ему полезнее, и предпочитал наблюдать за чужими распрями со стороны.
Мнение о мессере Клименте у него сложилось однозначное - тот был далеко не так прост, как хотел показаться, такой своего не упустит. В глазах графа это не было недостатком, люди, чуждые собственной выгоде, вызывали больше опасений - с бескорыстным человеком бывает, что сложнее договориться, чем с тем, кто блюдет свои интересы. На дочерей барона Антонио бросил лишь пару взглядов - младшая его не заинтересовала вовсе, старшая показалась более стоящей внимания, но не настолько, чтобы отвлекаться, на старую же деву он и вовсе не оглянулся.
Иными словами, граф ди Потенца вел себя хоть и вежливо, но отстраненно. Только равнодушие это было показное - благо, что уж чему-чему, а притворству Антонио де Гевара научился едва ли не с детства.
- Люди часто пеняют на обстоятельства, - произнес он, глядя на Фальконе поверх кубка, - фраза могла прозвучать грубовато, если бы Антонио не добавил с прохладной улыбкой. - Но я понимаю, барон, о чем вы, я и сам не слишком торопился с переменами.
Де Гевара повернулся в сторону сидящего неподалеку от него виконта де Вильфора, однако обращаться к нему не стал. Не то, чтобы он вытеснял франка из застольной беседы, но и вступить в разговор тоже не предлагал.

Отредактировано Антонио де Гевара (25-01-2018 15:12:41)

17

- Да, люди слабы. И я слаб, - с гримасой сильного сожаления кивнул Клименте.
Он не мог не почувствовать себя задетым замечанием графа, и мысленно запомнил про себя этот момент, когда было неприятно, но не было возможности поставить де Гевара на место. Правда, это было лишним доводом в пользу того, чтобы не обращаться к тому за помощью и поддержкой. И решить, что все сделал правильно.
- Но плохие обстоятельства нужны для того, чтобы в конце концов обратить их себе на пользу, - философски продолжил Фальконе, меланхолично разрезая кусок мяса. - Хотя к старости это становится все сложнее и сложнее.
Со стороны могло показаться, что собственное рассуждение привело Клименте к печали. Отнюдь, он чувствовал себя бодро и боево, а сложившиеся обстоятельства, как известные, так еще и скрытые, планировал обратить себе на пользу в ближайшее же время. Впрочем, хвастаться этим он не собирался.

18

Антонио криво усмехнулся и отсалютовал Фальконе бокалом. Их разделяло лет десять, может, немногим больше, но граф ди Потенца не чувствовал себя ни старым, ни даже около того.
- Некоторым это не удается и смолоду, - хмыкнул он в ответ. - Невозможно приумножить изначальное ничто.
Слова Антонио можно было бы разъяснить двояко: оптимистичный или самоуверенный человек увидел бы во фразе комплимент, пессимист же или человек, предпочитающий не делать скоропалительных выводов, скорее разглядел в ней скрытую иронию.
- Но кажется, мессер Клименте, что наш разговор заставил остальных скучать. Предлагаю вам отдать должное доброму вину, а если вы не посчитаете ниже своего достоинства отведать местной граппы, то могу вас заверить, не разочаруетесь. Мой управляющий поет ей едва ли не оду.
С этими словами де Гевара подлил себе вина и сделал небольшой глоток. Ему показалось, что лейтенант де Вильфор подавил улыбку, но если по лицу графа и скользнула тень, то она была совсем мимолетной.

19

Даниэла очень старалась следовать тому образу, который ждал от нее отец. И, возможно, именно потому, что она теперь была особенно далека от него, у нее это получалось лучше всего. Легко быть сдержанной, если тебя баюкают приятные и при этом свежие воспоминания.
Стремительное сближение с лейтенантом Вильфором, случившееся два дня назад, имело продолжение в виде проведенной вдвоем ночи. Быстрое свидание только раззодорило Даниэлу, поэтому в спальню к франку она пришла вечером, даже не сомневаясь. Проведенные же вместе несколько часов оказались настолько плодотворными, что Даниэла решила рассуждать здраво и вспомнить об осторожности. Вернувшись тогда в спальню, она застала сестру, спящую вполглаза, и тетушку, беззаботно похрапывающую в том же положении, в котором Даниэла оставила ее несколько часов назад. В воздухе витал почти неуловимый, но вместе с тем ощутимый аромат алкоголя, заметный даже тому, кто не отказался вечером от бокала слабого вина. Мадонна Розанджела даже ничего не заметила. Успокоенная этим обстоятельством, как и тем, что ей никто не встретился ни по дороге к франку, ни по дороге обратно, Даниэла тем не менее решила следующую ночь провести, как полагается благовоспитанной женщине, то есть в собственной постели, развлекаясь только тем, что делясь с сестрой подробностями, которые вовсе ни к чему невинной девице.
Как оказалось, она была права. Мадонна Розанджела еще с вечера начала проявлять беспокойство и раздражительность, ночью спала плохо, а утром выглядела еще хуже, чем вечером. Судя по всему, домашние запасы граппы подошли к концу. Даниэла решила, что пришло время преподнести тетушке подарок, вот только надо было хорошенько подумать, как это сделать и что ей сказать.
Вот такие размышления занимали пришедшую к обеду Даниэлу, легкая озабоченность которой, впрочем, была скрашена встречей с Гийомом. Короткие и редкие взгляды, которые она ему посылала, обещали взаимопонимание.
При упоминании граппы, впрочем, старшая из сестер Фальконе посмотрела на свою тетушку и улыбнулась про себя.
- Мессер Гийом так подумает, что вина Базиликаты никуда не годятся, - Даниэла почувствовала в обмене репликами между отцом и графом скрытое раздражение и решила вмешаться. - Но ведь мы с вами, ваша светлость, знаем, что это совсем не так. Вы ведь поверите, мессер? - последний вопрос уже адресовывался лейтенанту.

20

У солдата должна быть толстая шкура, поэтому скрытое пренебрежение графа Вильфора скорее забавляло, чем оскорбляло; он вообще предпочитал знать, где друг, а где враг или недоброжелатель, а за светской вежливостью бывает, что это не всегда легко понять. К тому же неприязнь графа относилась не к нему лично и была по-человечески объяснима. Не то, чтобы она не задевала вовсе, но больше вскользь, не нанося самолюбию даже царапины.
Ги не пытался вмешаться в разговор, подозревая, что его реплика может остаться без ответа - под благовидным, конечно, предлогом, но повиснуть в воздухе, зато он наслаждался спокойным созерцанием сидящей напротив него Даниэлы. Конечно же, он не смотрел на нее в упор, что могли бы заметить сотрапезники, но и тайных взглядов тоже не бросал - по мнению виконта, это бы еще явнее свидетельствовало о его интересе, просто удачное расположение позволяло ему смотреть на старшую из сестер Фальконе чаще, чем на других.

- Мадонна, с вами я готов согласиться в чем угодно, - Ги сделал паузу, вполне объяснимую для остальных и значимую для любовницы, - но когда речь заходит о качестве... вина, мне сложно верить на слово.
Он поймал ответную искорку в глазах Даниэлы и открыто усмехнулся - похоже, что эта игра нравилась не только ему. Все же счастливый случай, что он встретил семью Фальконе возле замка и, пожалуй, с Даниэлой он получил даже больше, чем надеялся.
Ги отсалютовал бокалом обеим сестрам - маленькая уступка Клименте Фальконе:
- Надеюсь, что не нанесу никому обиды, если скажу, что личный опыт всегда дороже любых слов.

Отредактировано Ги де Вильфор (03-02-2018 12:08:56)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Не ждали. 07.08.1495. Потенца