Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Вечер сюрпризов. Вереница тет-а-тет. 31.07.1495. Рим


Вечер сюрпризов. Вереница тет-а-тет. 31.07.1495. Рим

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

2

Хотя в палаццо Санта-Мария и держались обычно непринужденно и почти совсем свободно, в чем-то это была кажущаяся свобода. Так сегодня только непонятливому не было бы очевидно, что центр вечера - испанцы. Не только все были представлены им, но и каждый должен был проявить к ним внимание. Франческа теперь была знакома с доном Мануэлем, о котором слышала только от герцогини Пезаро и ее придворной дамы Адрианы. Выслушав от него учтивое сожаление, что она не могла быть минувшей весной в Градаре, а также порцию комплиментов от дона Луиса, Франческа поспешила ретироваться, оставив испанцев другим желающим.
Вечер, как всегда у герцогини Пезаро, был веселым и оживленным. И все-таки, как и для самой хозяйки, для Франчески это было не только развлечением, но и трудом.
Она должна была не отходить далеко от принцессы Сквиллаче, но не утомлять ее своим присутствием, видеть, что происходит, чтобы не упустить важного. В придворной жизни нельзя оказаться на периферии. Сейчас главным ее стремлением было сказать кардиналу Сфорца, что ее светлость готова отпускать ее. Предложение было озвучено только вчера, но сказать "да" всегда лучше раньше, чем позже, даже если тебе дали время на обдумывание. И Франческа смотрела, где теперь находится его преосвященство, чтобы не упустить возможности поговорить с ним.

3

Кардинал Сфорца был одинаково приветлив со всеми; в должной мере проявив учтивость к испанской миссии и проведя некоторое время в беседе с напыщенным господином из Неаполя, он счел свой долг выполненным и теперь мог уделить оставшееся время делам личным. Не выказывая свой интерес явно, он наблюдал за придворной дамой принцессы Сквиллаче и был весьма доволен, заметив что и она тайком посматривает в его сторону. Это было хорошим признаком. Понимая двойственное положение мадонны Франчески, Асканио решил подойти к ней сам, вроде как невзначай, по пути останавливаясь то с одним, то с другим гостем герцогини Пезаро.
Наконец, до цели осталось всего лишь несколько шагов. Ловко увернувшись от неаполитанца, который в этот вечер, кажется, вознамерился провести остаток вечера в диспуте, Его преосвященство подошел к Франческе.
- Мадонна, рад видеть вас в добром расположении, - несколько церемонно начал он и, понизив голос, заговорщицки улыбнулся. - Вы не будете возражать, если я некоторое время постою рядом с вами? Признаюсь честно, я спасаюсь от вон того господина, но все же при прочих равных предпочитаю это делать в обществе приятной мне женщины.

Отредактировано Асканио Сфорца (25-07-2018 21:23:06)

4

- Конечно, ваше преосвященство, - приветливо откликнулась Франческа.
Она немножко странно чувствовала себя рядом с кардиналом. Он был церемонен, осторожен, не имел склонности к двусмысленным шуткам и намекам. И его просьба была одновременно необычной и как будто невинной - подарить свое лицо Мадонне. Он не просил позировать для изображения Венеры или Елены Троянской. И даже его комплименты были необязательными. И все-таки Франческа чувствовала, что это не отвлеченный интерес мужчины, а все тот же, с которым идут и на быстрый приступ понравившейся женщины. Такого ухаживания за всю свою жизни при дворе герцогини Пезаро Франческа еще не видела, и даже не была уверена, что кардинал Сфорца захочет когда-нибудь обозначить свой интерес более прямо. Это было и необычно, и странно, и, пожалуй, даже интересно.
- Как хорошо, что вы подошли ко мне. Я как раз хотела вам сказать, что ее светлость с воодушевлением отнеслась к моему рассказу. Она согласна отпускать меня.

5

Асканио не ожидал, что все разрешится так скоро; он предполагал, что Франческе потребуется больше времени, чтобы обратиться к принцессе Сквиллаче с просьбой, удивило его и быстрое согласие Санчии Арагонской. И по отдельности эти факты были достаточно важны, из их же совокупности кардинал Сфорца мог сделать только один вывод - несмотря на краткий срок службы, между Санчией и ее придворной дамой сложились довольно открытые отношения. Это было и хорошо, и плохо: хорошо потому, что приближенной даме больше и чаще доверяют, плохо же из-за того, что не только преданность рождает доверие, но и доверие - преданность.
- Вы меня очень порадовали, мадонна Франческа. Позже я обязательно выражу свою признательность Ее светлости, - Асканио говорил в своей обычной манере, он был любезен, но выражал свои мысли обтекаемо, ни словом, ни взглядом не давая собеседнице понять, что ждет чего-то большего от ее согласия, и в то же время не скрывая, что она ему интересна. - Нечасто я бывал свидетелем такой снисходительности. Вы не сочтете, что я слишком тороплюсь, если я справлюсь у вас по поводу завтра? Мне не терпится увидеть рождение своей Мадонны.

Кардинал не без умысла вставлял замечания о Санчии и не без умысла тут же переводил разговор на другую тему - Франческа Кавалли не должна догадаться о его интересе к неаполитанской принцессе, мимоходом она может рассказать даже больше, и это будет лучше, чем если, насторожившись, она будет следить за каждым своим словом.

Отредактировано Асканио Сфорца (27-07-2018 16:32:22)

6

- Ее светлость позволит мне уйти завтра, - с уверенностью ответила Франческа.
Она была так убеждена не только потому, что принцесса Сквиллаче теперь была связана ее молчанием, но и потому что увидела ее заинтересованность. Как только Санчия поняла, о чем ее просьба, помнится, лед ее неприятного напряжения сразу же сменился любопытством. Хоть Франческа и была всего лишь придворной дамой, но в чем-то относилась к Санчии со снисходительным пониманием. Между ними было девять лет разницы, а еще двойное вдовство и материнство Франчески. И Франческа хорошо видела жадный интерес юности, которому никаких событий не бывает слишком много, а чужие истории всегда кажутся продолжением собственных. Санчия отпустит ее, чтобы потом расспросить хорошенько. Франческа была в этом уверена.
- Могу я рассчитывать, что вы пришлете кого-нибудь сопровождать меня?

7

Асканио отметил про себя эту уверенность. Нельзя сказать, что он был очень удивлен - он вообще старался сильно ничему не удивляться, но про себя призадумался. Несложно найти возможные причины, куда сложнее выбрать: от самой невинной - по добросердечию или просто из-за хорошего настроения принцесса заранее сказала, что готова отпустить свою даму хоть завтра, до выставляющей и Санчию Арагонскую, и Франческу Кавалли в ином, может быть, не самом приглядом свете. Но что такого могла натворить неаполитанка за столь короткое время, чтобы ее это поставило в зависимость от придворной дамы? Учитывая все обстоятельства, особенно памятуя, с какой небрежной легкостью Санчия относилась ко всяким слухам, вряд ли речь могла идти о любовнике. Да и разве можно было бы такое утаить в замкнутом пространстве Санта-Мария-ин-Портико? Но что еще могла натворить юная и жадная до развлечений женщина? Не плетет же она интриги за спиной Его святейшества!
Скорее всего в такой готовности пойти навстречу скрывается всего лишь обычный каприз, и пока Асканио решил считать именно так, но именно что пока.

- Разумеется, мадонна, - ответил он Франческе, за безмятежностью тона скрывая серьезность недавних размышлений. - Я пришлю за вами паланкин, будет просто преступлением, если палящее солнце испортит безупречный цвет вашего лица.

Отредактировано Асканио Сфорца (01-08-2018 08:46:29)

8

- Благодарю вас, ваше преосвященство, - Франческа улыбнулась той светски отвлеченной улыбкой, которая могла бы быть обращена совершенно к любому.
Несмотря на просьбу кардинала Сфорца и ее ответ, их пока ничего не связывало. Франческа чувствовала наличие второго смысла, а может, и третьего. Пока она не могла точно ответить на вопрос, как она относится к Асканио. Знала только, что, пожалуй, ответит "да" на любую его просьбу, хотя в ее отношении к нему сложно найти было хотя бы отзвук личной симпатии. В сущности, она ничего о нем не знала. И теперь, наверное, поэтому и не хотела, чтобы кто-нибудь заподозрил, что между ними есть что-то большее, чем легкое знакомство.
Так что их разговор был совсем коротким, и, едва договорившись о самом главном, они разошлись.

9

Для Санчии новая встреча с Диего стала настоящим испытанием, спасибо ещё, что ей пришлось делить свое внимание между воспоминаниями о минувшей ночи и беседой с испанскими послами. О доне Мануэле Санчия слышала и ранее, но представляла его себе более жестким что ли, сейчас же посланник королевы Кастилии и короля Арагона выглядел будто рассеянным. Нет, с первого взгляда за безупречностью манер невозможно было бы догадаться, что в мыслях временами он далеко отсюда, лишь иногда по его лицу скользила тень, но уже через мгновение он был по-прежнему любезен. Спутник Гонсалеса произвёл на принцессу куда меньшее впечатление. В то время как дон Мануэль держался со спокойным достоинством, дон Луис слишком хотел понравиться. Нет, в его манерах не было ничего нарочитого, однако в своем расположении духа Санчия была слишком пристрастна, а может быть дело объяснялась тем, что она сравнивала, но она нашла улыбку дона Луиса чрезмерно лучезарной, а комплименты - сладкими до приторности. Впрочем, это не помешало ей поприветствовать испанскую миссию с позволительной событию радостью. Позже, из любопытства наблюдая за доном Луисом, она пришла к выводу, что все же была неправа - скорее всего нарочитость манер была вызвана волнением, по прошествии же времени у него исчезла некоторая искусственность, так что теперь уже он не напоминал неаполитанке обмазанную мёдом сахарную голову.

Теперь, когда она удовлетворила свое любопытство, ее больше ничего не отвлекало от мыслей о Диего Кавалларо, вернее, о том, как ей поступить. За прошедший день Санчия уже не раз меняла очередное окончательное решение, ее кидало то в одну, то в другую сторону, но стоило ей причалить к какому-нибудь берегу, как сразу появлялись самые убедительные доводы в пользу противоположного.
Ни уму, ни сердцу, ни прочим... чувствам проблема не поддавалась - неаполитанскую принцессу по-прежнему раздирал демон противоречия и потому она решила довериться судьбе. Оставалось только выбрать того, кто станет невольным жребием.
«Если он подойдёт ко мне раньше, чем, к примеру...».
Додумать Санчия не успела.

Отредактировано Санчия Арагонская (03-08-2018 07:44:24)

10

Диего, прибывший в палаццо Санта-Мария, с неудовольствием узнал о том, что на вечере будут испанские посланники. Правда, посетовал он тихо и про себя, потому что его мнение по данному поводу было точно никому не интересно. Он не забыл затесаться среди тех, кто стремился быть представленным донам Мануэлю и Луису, но был начеку, чтобы уловить малейшую их неприязнь. Все-таки он был придворным Лодовико Сфорца. И пусть теперь миланцы были на той же стороне, на которой играли неаполитанцы, Рим и испанские короли, но не все так быстро прощали герцогу Моро его очередной флюгерный поворот, как это сделал его святейшество. Кардинал Асканио был Лодовико Сфорца братом, но здесь, в Вечном городе, в глазах других он был больше членом Папской курии, чем родственником миланского герцога.
Дон Мануэль показался Диего странно отрешенным. И пусть кому-нибудь менее искушенному так бы не показалось - тот отвечал всегда впопад, шутил с дамами, был любезен, но, опытный придворный, Диего Кавалларо видел и умел отличать истинную заинтересованность в происходящем от мнимой. Дон Луис же, кажется, мечтал окунуться в развлечения, и, поговорив с ним, Диего не заметил никакой неприязни. "Молодой человек, который любит жизнь", - определил он про себя младшего испанца.
Впрочем, передвигаясь между гостями, Диего не терял из виду принцессу Сквиллаче. День он провел в воспоминаниях о минувшей ночи, а теперь рассчитывал на очередное приглашение мадонны Лукреции остаться в палаццо в той же самой комнате, так удачно расположенной под покоями принцессы Санчии, а не ретироваться, как только очередной вечер закончится. Он предполагал, что Санчия может решить снова отказаться и, хотя не очень верил в непоколебимость очередного такого ее решения, предпочел бы начинать прелюдию не с уговоров. Наблюдая за ней исподволь, он искал каких-нибудь знаков ее настроения и намерений, потихоньку сокращая радиус описываемых кругов и увеличивая одновременно количество людей, с которыми надо было перекинуться коротким диалогом.
- Сегодня получился испанский вечер. Дамы ее светлости облачились в мантильи, вокруг говорят на кастильском. Вам это нравится, ваша светлость?
Так получилось, что он появился из-за плеча Санчии, и его голос она должна была услышать раньше, чем увидит его.

11

... Додумать она не успела. Кого бы Санчия не выбрала своим жребием, этот человек уже никак не смог бы опередить Диего Кавалларо.
- Мне интересно все, что необычно, - ответила она и вспыхнула, услышав в своих словах нечаянную двусмысленность; пора бы уже привыкнуть к тому, как действует на неё присутствие этого мужчины. - Необычно в Риме, - поправилась она и прикусила губу, подозревая, что теперь в каждом предназначенном Диего слове будет заключаться второй глубинный смысл. Даже если она этого вовсе не добивалась.
- А вам? Вам это нравится?
Дед учил ее стараться не давать прямых ответов на каверзные вопросы, в самом крайнем случае отвечать вопросом на вопрос. Почему-то в любых словах миланца ей слышался подтекст, Санчия не была уверена, что так оно и есть, но легче ей от этого не становилось. Вспомнив, что за ними могут наблюдать, Санчия очень холодно улыбнулась - вряд ли бы кого-то удивили эти явные признаки высокомерия, такое поведение неаполитанской принцессы в разговорах с приближенным миланского герцога было обычным, но при этом очень тихо - так, что сама себя еле слышала, прошептала:
- Сегодня утром моя придворная дама обнаружила, что этой ночью меня не было в спальне.

Отредактировано Санчия Арагонская (07-08-2018 07:00:53)

12

- Разумеется, нравится, - честно признался Диего. - Здесь каждый день встретишь что-нибудь новенькое и неожиданное.
При этом он смотрел на принцессу так, что в его взгляде читалось желание ее раздеть. Впрочем, такую наглость он позволил себе лишь короткое время. Коротко мигнул - и перед Санчией снова был обычный придворный. Он ничего такого не хотел, кроме короткого разговора, чтобы понять ее настроение, но неожиданная новость его огорошила.
Диего Кавалларо всегда помнил, чем может ему грозить связь с неаполитанкой. Если не ее муж, то его братья запросто убьют его, и вряд ли дело ограничится быстрой и безболезненной смертью. К его чести, он хоть и почувствовал неприятное покалывание в области солнечного сплетения, но смог сдержаться и не проявить страха, больше приличествующего дичи, а не мужчине.
- И как повела себя ваша придворная дама? - тихо и как будто безразлично осведомился Диего.

Отредактировано Диего Кавалларо (07-08-2018 15:14:23)

13

От взгляда Диего у Санчии горячей тяжестью скрутило низ живота и ей стоило немалых трудов успокоить дыхание. Впрочем, со стороны можно было принять легкий румянец, вызванный на этот раз отнюдь не смущением, за проявление неприятия собеседника. И вряд бы это удивило тех, кто являлся частным гостем Санта-Мария-ин-Портико.
- От нее нам ничего не грозит, мадонна Франческа - очень неглупая женщина, - также тихо ответила принцесса.
Рядом с Диего ей все ее недавние метания казались бессмысленными, приходилось признать, что еще ни один мужчина не будил в ней такой яростной страсти, страсти, когда невозможное становится не просто возможным, а необходимым, где тело диктуют свою волю разуму.
- И она не знает, где я была... Или делает вид, что не знает. Она не только умная, она еще и осторожная женщина.
Как ни странно, но недавняя опасность разоблачения лишь утвердила Санчию в своем (или жребия?) решении. Не хуже миланца она осознавала, чем грозит ему близость с невесткой понтифика, и появись в его голосе хотя бы отголоски страха, прервала бы эту связь, не раздумывая. Он же был готов рискнуть многим, а возможно, что и жизнью, ради этих встреч, редкая женщина осталась бы к тому равнодушной.

Я не забываюсь, я просто не боюсь потерять расположение герцогини, добиваясь вас.

Отредактировано Санчия Арагонская (08-08-2018 12:42:42)

14

"Ей не так сложно догадаться, к кому вы ходили", - подумал про себя Диего. Мужчина, к которому ходят, ночует скорее всего в палаццо. И если исключить всех слуг, а также неаполитанца, не сводящего взгляда с герцогини Лукреции, то не такой уж большой выбор. Правда, об этом Диего решил промолчать. Вместо этого он восстановил в памяти образ мадонны Франчески. В его понимании она была типичной "тихоней". Вышколенная придворная дама, которая станет и невидимой при необходимости. Только вот если ей надо было вступить в разговор, становилось очевидным, что не так она и проста.
- Она ведь недавно совсем вам служит? Плохо, что ей пока не за что быть вам благодарной, а вот вы уже обязаны ее осторожности.
Чувство опасности, недавно еще неприятно кольнувшее, теперь приятно щекотало ноздри, как острый перец, которым щедро посыпают сочное мясо. Взгляд Диего то и дело становился взглядом любовника.
- Как же она поступила? Что-нибудь уже требовала?

15

"Немедленно перестаньте на меня так смотреть! Это просто нечестно!" - Санчии становилось все сложнее оставаться внешне безучастной под обжигающим кожу взглядом. Она коротко выдохнула:
- Она у меня всего лишь несколько дней, раньше она состояла при герцогине Пезаро, а потом на какое-то время оставила службу. Но у меня есть основания полагать, что она не приставлена ко мне соглядатаем, - принцесса снова вспомнила и радость Франчески, когда та поняла, что ей вновь нашлось место при дворе, и явное облегчение, когда обнаружила, что спальня больше не пуста. - Нет, даже больше, я уверена в ее молчании, насколько это возможно, когда речь идет о другом человеке. Она действительно попросила об одолжении, и эта просьба была из тех, к которым я отнеслась бы снисходительно и без... определенных обстоятельств. Кстати, вы теперь будете с ней встречаться во дворце кардинала Сфорца, Его преосвященство выбрал мою даму в качестве модели для Мадонны.
Последние слова Санчия произнесла немного громче, хоть и будучи в смятении, она не забывала, что долгий разговор вполголоса может показаться странным. Вроде бы на них никто не обращал особого внимания, но пусть самые невинные из сказанных слова все же достигнут ушей тех, кто любопытствует.

Отредактировано Санчия Арагонская (08-08-2018 12:39:22)

16

- Вот как! Неожиданная новость, - искренне удивился Диего.
"Каков его преосвященство", - добавил он про себя, ни мгновения не сомневаясь в характере намерений кардинала. Новость была отличной. Франческу, похоже разжаловали, и теперь она была связана с принцессой, а еще в скором будущем оказывалась связанной с кардиналом Асканио. Все это делало ее скорее союзницей, чем тайной недоброжелательницей. Надо будет за ней понаблюдать и попробовать разговорить. Интересно, какие чувства она покажет (скорее попытается скрыть), если спросить у нее о герцогине Пезаро.
- С интересом понаблюдаю за рождением новой Мадонны, - светски пообещал Диего принцессе обычным голосом и добавил совсем тихо, - а будущей ночью за очередным рождением Венеры.

17

- Надеюсь, созерцание доставит вам удовольствие, - таким же светски-равнодушным тоном произнесла Санчия.
Казалось, разговор начал ее тяготить, и только Диего мог видеть, как от ожидания синие глаза цветом стали напоминать предгрозовое море, и только он услышал сказанное вполголоса:
- Мне же будет бесконечно печально, если вам будет достаточно одного этого.

Будучи абсолютно уверенной в том, что и это будет воспринято возможными наблюдателями как не слишком скрываемое проявление ее неприязни к собеседнику, неаполитанская принцесса скривила губы в понятной только миланцу усмешке. Откуда же было кому-то знать, что сейчас на глазах у всех Санчия Арагонская, принцесса Сквиллаче и невестка понтифика не просто в открытую заигрывала с мужчиной, которого по мнению многих просто терпеть не могла, а еще и втайне наслаждалась собственной смелостью. Что уж говорить, кое в чем многодневная вражда играла на руку любовникам.

Отредактировано Санчия Арагонская (08-08-2018 13:17:48)

18

Кого не мог не порадовать визит испанцев, так это дона Мигела. Правда, пообщавшись с обоими, Корелла растерял добрую часть своего воодушевления. Дон Луис оказался явно слишком охочим до развлечений в гостиной легкомысленным молодым человеком, а дон Мануэль не сильно жаждал общения. "Что у него за дело в Риме, которое прямо так уж заботит?" - удивился Микелотто. За свою жизнь он еще не видел такого озадаченного посла, который настолько не может растаять в приятном обществе.
Другие испанские мотивы на вечере радовали дона Мануэля гораздо больше. На дамах были мантильи, но взгляд Кореллы едва скользнул по ним, отмечая до почти детской нежности знакомый мотив, зато с удовольствием задерживался на голове доньи Беренис. Мантилью, темную, с едва заметным мавританским узором, всего день назад подарил ей он, и теперь Микелотто было приятно, что Беренис не стала медлить с тем, чтобы примерить ее для очередного вечера.
Для Дона Мигела подарки были обычной частью любых отношений с женщинами. Между собой они четко строились по ранжиру, как и получающие их дамы. Золотые и серебряные монеты для проституток, изысканные и одновременно интимные подарки для любовниц, полные уважения и восхищения дары для очень немногих женщин, на которых он смотрел с восхищением - к ним безоговорочно относилась Беренис.
- Только на вас она сидит по-настоящему, - дон Мигел улучил возможность подойти к ней, когда она оказалась одна.

19

Невыделяющаяся сегодня одеждой Беренис слышала знакомую с детства речь и временами ей казалось, что она вновь очутилась в Каталонии. Вот только все еще тронутое печалью воспоминание о муже и беспокойство о находящихся на попечении свекрови детях разрушало иллюзию. В глубине души Беренис испытывала чувство вины, что думает об Элиасе все реже, и не так часто, как хотелось бы, навещает своих сыновей. Она уговаривала себя, что иначе им бы не прожить, что нельзя рассчитывать только на Фелиса - достаточно и того, что старший брат предоставил кров семье вдовой сестры, и все равно чувство, что она в чем-то предает память мужа не проходило.
Напротив. Раньше Беренис было одиноко при дворе герцогини Пезаро, она ощущала себя потерянной и тогда еще могла найти для себя сомнительное оправдание в том, что страдает для семьи, но кое-что изменилось...
Нет, она никогда бы не предала память о муже, и уверяла себя, что выделяет дона Мигела лишь потому, что он проявил к ней человеческое участие, что она всего лишь приняла предложенную им дружбу... но такая отговорка была относительно честной ровно до вчерашнего дня.
Беренис коснулась кружева мантильи.  Это был первый подарок, который она приняла от чужого мужчины, мужчины, не являющегося ни ее женихом, ни тем более мужем. Конечно, Беренис не была настолько наивна, чтобы не знать, что существуют еще и особые отношения между мужчиной и женщиной, только все это - не для нее. Если бы дон Мигел хотя бы полунамеком показал ей, что ожидает благодарности, она бы вернула его дар без колебаний, но за все время их общения у Беренис не появилось ни малейшего повода, чтобы заподозрить подобное.

В ответ на комплимент Микелотто Беренис мягко улыбнулась, слова благодарности за подарок были произнесены ранее и ей почему-то казалось, что не стоит повторять их снова, что это может даже обидеть собеседника. Может быть потому, что за его предупредительностью не скрывалась назойливость, и это значило, что он не потерпел бы ее и в других?
- Она напоминает мне о доме. Вы же знаете, дон Мигел, урожденной каталанке не пристало ходить с непокрытой головой, - Беренис подняла глаза на Микелотто и с едва заметным вздохом сожаления добавила. - В Риме более свободные нравы.

Отредактировано Беренис Гарсиа (10-08-2018 12:49:02)

20

- Я помню, донья Беренис, - шепнул Микелотто, оглядевшись вокруг, как будто они были заговорщиками. - И это хорошее правило.
В чем-то он был прямолинеен, но некоторая тонкость была ему присуща. Так теперь мантильи на прочих женских головах казались ему схожими с нарядами бродячих актеров, напяливающих нечто, отдаленно напоминающее одеяние священника, и представляющими из себя кардинала. И только Беренис была настоящей. Ее тихая и скромная благодарность, в которой не было ничего, намекающего на желательность дальнейших подарков и обещания встречных даров, никакой ложной скромности и одновременно столько сдержанного понимания приводила его в восторг, казавшийся особенным и даже возвышенным. Дон Мигел оскорбился бы, если бы кто-нибудь назвал его всего лишь по-особенному изощренным.
- Я не знаю, говорила ли вам мадонна Лукреция о том, кто будет ее гостем позже? Могу поспорить, что нет, поэтому и хочу предупредить. Представьте себе, здесь появится Просперо Колонна собственной персоной.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Вечер сюрпризов. Вереница тет-а-тет. 31.07.1495. Рим