Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Знакомство всегда врасплох. 11.07.1495. Рим


Знакомство всегда врасплох. 11.07.1495. Рим

Сообщений 1 страница 20 из 56

1

Дворец Санта-Мария-ин-Портико

2

После встречи с отцом Лукреция вернулась в Санта-Мария-ин-Портико совсем не той, какой покинула его. События последнего полугода меняли ее стремительно, и все-таки этот разговор по краткости и силе воздействия, пожалуй, обогнал все остальное. Она пыталась быть с отцом такой, как было заведено у них прежде - любимой и маленькой дочерью, которой прощается все. Это оказалось невозможным, и теперь Лукреции было даже смешно вспоминать о своей попытке. То, как разговаривал с ней Родриго Борджиа, недвусмысленно давало понять - все изменилось бесповоротно. Теперь их отношения лишены безусловности и определены происходящим. От нее могут ждать, требовать, с нее будут спрашивать.
Вернувшись к себе, она поднялась в свою спальню. Было чувство пустоты, растерянности и странного окаменения. Это пугало. Лукреция написала письмо Санчии, в котором предложила принцессе навестить ее в любое время, когда только та сочтет нужным, чтобы осмотреть комнаты, которые ей отведут, и решить, что в них следует поправить или переделать к ее переезду.
Чувство пустоты не проходило. Переживание комком стояло в горле, очень хотелось заплакать, но слезы не хотели или не могли пролиться. Лукреция так и застыла за столом, опустив голову на руки. Она вспоминала клятву, данную отцу, и пыталась представить себе, как будет жить, выполняя ее. Это было несложно с одной стороны: будет все, как она хотела, кроме встреч с Хуаном. Кроме любовных встреч. Нарисованная картина казалась фантастической, в нее невозможно было поверить. Лукреция и не верила по-настоящему. И одновременно была убеждена, что так и будет.
Время шло, а она так и сидела, не в силах сдвинуться с места.

3

Санчия же после разговора с понтификом испытывала совсем иные чувства. Не пообещав ничего определенного, Родриго Борджиа сумел вселить в душу неаполитанки надежду, и она была ему благодарна хотя бы за это. Радушие Александра VI, особенно заметное на фоне холодности его бывшей любовницы, его более чем прозрачный намек, что он хотел бы видеть брата Санчии в Риме, все это внушало оптимизм и веру в будущее.
- Пресвятая дева, прости мне все мои прошлые прегрешения и подари мне ребенка!
Иногда неаполитанской принцессе казалось, что с этими словами она встает и с ними же засыпает. Близость с Джоффре - словно обоюдная повинность, где ни муж, ни жена не испытывают ни радости, ни удовольствия. Надо было отдать должное принцу Сквиллаче, он старался быть нежным, было бы лукавством обвинить принцессу Сквиллаче в холодности, вот только вместе они словно леденели, и таинство соития каким-то непостижимым образом превращалось в нудную обязанность.

- Я больше не могу этого терпеть! - стены отразили высокий голос Санчии и от неожиданности она вздрогнула.
Нет, ей придется терпеть. Рано или поздно Дева Мария сжалится над грешницей, рано или поздно... Рано ли? Поздно ли?

Приглашение Лукреция пришлось как нельзя кстати. Всегда тщательная в туалете, на этот раз Санчия собралась быстро. Синее платье из шитой серебром парчи оттеняло глубину глаз и подчеркивало мягкие очертания фигуры, дорогой черепаховый гребень и крошечные, словно на куклу сшитые туфли.
Сообщив графине деи Каттанеи о своем скором отъезде и в ответ получив лишь вежливое "хорошего вечера", неаполитанка покинула негостеприимный дом и предвкушение того, что в скором времени она и вовсе отсюда уедет, наполнило душу радостью.
Может, им с Джоффре и в самом деле лучше отдохнуть друг от друга, может, у них нет детей именно потому, что они слишком стараются?

Пройдя через парадный вход, Санчия огляделась и хотя ее положение обязывало ее держать эмоции в узде, звонко рассмеялась - здесь ее ждала свобода.
- И я больше не птица в клетке!

4

Впрочем, сидеть неподвижно долго было совсем не в характере Лукреции Борджиа. В конце концов, острота переживания притупилась, затекшие руки и ноги запросили движения, а деятельность характера победила желание пребывать в пустоте.
"Я что-нибудь придумаю", - было окончательным решением. Что именно она придумает, Лукреция пока еще не знала. И что вообще можно тут сделать, тоже, но скоро должна была прийти Санчия, и герцогине Пезаро хотелось ее встретить не в тоске, унынии и молчании.
Поднявшись, она позвала сначала свою придворную даму Адриану и велела проследить, чтобы комнаты другого крыла, предназначенные для принцессы Сквиллаче, открыли и проветрили. Потом, позвав служанку, занялась тем, чтобы привести себя в порядок. К тому времени, когда Санчию впускали во дворец Санта-Мария-ин-Портико, Лукреция уже заметно повеселела, а известие о прибытии невестки окончательно избавило ее от сплина. Они были не так и долго знакомы, но приятное чувство взаимопонимания, установившееся между ними, намекало на дружбу, которая принесет с собой радость общения и возможность откровенности.
- Нет-нет, я сама встречу ее светлость, - Лукреция покачала головой в ответ на вопрос, надо ли проводить принцессу к ней в комнату.
Она встретила Санчию на втором этаже лестницы и, протянув руки, заключила ее в объятья и крепко расцеловала.
- Я очень рада тебя, видеть. Мы можем прямо сейчас пойти на половину, которая станет твоей. Или тебе надо отдохнуть?

5

- О, нет, я совсем не устала! Мне кажется, я могла бы пешком пройти от Рима до Неаполя и обратно.
Разумеется, Санчия преувеличивала, но она и на самом деле испытывала то чувство легкости, которое окрыляет. Только теперь она поняла, как задыхалась в доме графини деи Каттанеи, только сейчас полностью осознала, какой пленницей там была.
- Я так благодарна тебе, что ты меня пригласила.
Санчия огляделась по сторонам - наверное, если бы герцогиня Пезаро жила в хижине, и это бы не удержало неаполитанскую принцессу, а Санта-Мария-ин-Портико хижиной точно не назовешь.
- Ко двору герцогини Пезаро будут стремиться попасть многие, но мы будем отбирать самых лучших, - заговорщицки прошептала и, чуть смутившись, спросила. - Ты же не обиделась, что я, еще не переехав, уже строю планы? Если бы ты знала, Лукреция, как я мечтаю о стихах и танцах.
Под изумленным взглядом подглядывающей с лестницы служанки Санчия под собственный счет сделала несколько танцевальных па и со счастливой улыбкой добавила:
- Мне кажется, я не дождусь этого дня.

Отредактировано Санчия Арагонская (19-07-2016 16:22:49)

6

Санчия находилась в возбужденном предвкушении и, глядя на нее, Лукреция радовалась за невестку, за себя, потому что приобрела подругу по устремлениям, но вместе с тем и чувствовала себя неловко за то, что за оживлением принцессы проглядывала рука матери. Только слепой бы не заметил, что Санчии было очень плохо в доме Ваноццы, и не только потому, что привыкшей к придворной жизни принцессе пришлось вести жизнь матроны-затворницы. Свекровь не любила невестку, и Лукреция чувствовала неприятное раздвоение: ей хотелось, чтобы Санчии было хорошо, и она опасалась, что не на пустом месте возникли чувства матери.
- Конечно, дождешься, - после легкого колебания улыбнулась Лукреция, взяла Санчию за руку и потянула ее с лестницы.
О неприятном она решила просто не думать.
Они стояли на небольшой площадке наверху, вправо и влево от которой уходили анфилады комнат.
- Здесь, - Лукреция развела руки и покружилась. - Находится наше женское королевство. Герцог и его приближенные расположатся на втором этаже. Там, - она махнула рукой налево от лестницы, - мои покои, но сейчас мы отправимся в твои будущие владения. Три большие комнаты и еще кабинет. Надеюсь, ваша светлость не сочтет, что это слишком мало?
Говоря это, Лукреция ввела подругу в первую комнату ее будущих покоев. Она была самой большой, и особенно казалась такой теперь, когда все стулья и несколько столов были сдвинуты к стенам. Ставни в ней были распахнуты, и в свете, льющемся из окон, красиво переливались стены и потолки, ярко расписанные цветочным орнаментом.

7

Санчия нарочито придирчиво осмотрела комнату, зачем-то передвинула с места на место самый ближний к ней стул и заявила.
- Моя светлость не сочтет.
Она держала себя со спокойным достоинством умудренной опытом матроны, но в глазах ее плескались чертята. Двумя пальцами приподняв подол юбки, она церемонно прошлась по комнате, но не выдержала и рассмеялась.
- Моя светлость в полном восторге.
Подбежав к Лукреции, она взяла руки подруги в свои:
- Мне все это кажется сном. Чудесным, изумительным сном и теперь я боюсь проснуться.
Неаполитанка чувствовала себя ребенком и, потакая себе в этом ощущении, закружила Лукрецию по комнате.
- Скоро, скоро, скоро!!!

Пусть в этой песне было всего лишь одно слово, зато шла она от самого сердца.
- Лукреция, пойдем же, я хочу все-все посмотреть!

Отредактировано Санчия Арагонская (20-07-2016 17:09:12)

8

Лукреция засмеялась в ответ. Радость и благодарность Санчии были настолько искренними и полными настоящего дружелюбия, что было невозможно остаться равнодушной. Герцогиня почувствовала себя так, словно подарила настоящее счастье, и это было очень приятное чувство.
- Да, ты права, в этой комнате можно танцевать.
Кружась, она увлекла подругу дальше.
- Здесь комната чуть меньше. Посели здесь своих дам и служанок, а днем здесь можно заниматься всякой всячиной. Дальше, конечно, спальня...
Последняя комната, завершающая анфиладу, была снова большой. Окна здесь выходили на две стороны, стояла большая кровать и огромный стол, на котором при желании можно было развернуть пару книг размером с одну телячью кожу. К спальне примыкал маленький закуток, который должен был служить кабинетом - единственным личным пространством, куда никто не мог бы даже при желании войти без ведома хозяйки.
- А эта дверь ведет на лестницу.
Лукреция распахнула дверь в углу спальни, и стала видна узкая площадка, дверь в другом ее конце и винтовая лестница, уходящая вниз.
- За дверью покои, которые пока будут пустовать. Я не жду гостей. Если спуститься на первый этаж, ты выйдешь во двор палаццо. На втором этаже будут покои кого-нибудь из гостей его светлости, - Лукреция посмотрела на Санчию и засмеялась. - Держи эту дверь всегда закрытой на засов.

9

- Непременно!
Санчия не лукавила, ей хотелось кокетничать, выслушивать комплименты и быть объектов восхищения, а вот заводить любовника она не собиралась - ни у кого не должно возникнуть и тени сомнения в праве ее будущего ребенка на княжество Сквиллаче.
"Если только у меня когда-нибудь будет ребенок..." - но эту мысль неаполитанка отбросила, портить такой прекрасный день унынием - грех еще более тяжкий, чем невольное томление тела.
- Тогда мы с тобой непременно должны проверить, громко ли скрипят эти ступени, - усмехнулась она и потянула Лукрецию за собой. - А иначе как я узнаю, что кто-то захочет нанести мне неожиданный визит?

10

- Тогда пошли, - согласилась Лукреция и, шагнув к лестнице, стала аккуратно спускаться.
Этим ступеням редко доводилось чувствовать на себе подошвы господских туфель, чаще по ним бегали слуги, груженые постельным бельем, подносами с едой и подобным. Сделав по ним несколько шагов, Лукреция убедилась, что они нещадно скрипят.
- Да здесь получается настоящая музыка, - расхохоталась она. - Два шага вперед, один назад, три вперед и два назад...
В такт своим словам она шла вниз, возвращалась наверх, и скрип ступеней действительно образовывал что-то вроде музыки.
- По ней сложно было бы подняться незамеченным, но дверь, ведущая в твою спальню, очень плотная. Она может не пропустить звуков... Вот здесь получается красиво... шаг вперед, два назад...
От беготни винтовой лестнице платье Лукреции туго стянулось вокруг ее бедер, и ей пришлось сесть прямо на ступеньки.

11

Санчия с удивительным для такой миниатюрной женщины шумом уселась рядом. Она немного запыхалась, щеки порозовели, прическа растрепалась, но она чувствовала себя в сто раз красивее той чопорной неаполитанской принцессы, которую она уже несколько месяцев пыталась изобразить в доме графини.
- Если у нас вдруг заболеют все музыканты, мы заставим всех бегать по этой лестнице, а сами будем танцевать, - чуть срывающимся от сбившегося дыхания голосом произнесла она и в душевном порыве обняла Лукрецию за талию. - Я буду считать дни, - прошептала.
Она хотела еще что-то добавить, но остановилась - не стоило забывать, что рядом с ней дочь Ваноццы деи Каттанеи, и ей могло бы не понравиться упоминание о том, что кому-то плохо в доме ее матери.

12

- Ну что ты, - чуть растерянно прошептала Лукреция.
Как же должно было быть плохо Санчии в доме Ваноццы, чтобы такая малость, как прогулка по нежилым пока комнатам в палаццо Санта-Мария, вызвали в ней такую бурную радость. Легкое сомнение, что за нелюбовью матери должна быть причина, совсем отодвинулось. Лукреция представила себе, что оказалась бы запертой в доме, где никто почти не бывает, где только нелюбящая свекровь и муж-мальчишка, и ей стало очень жаль Санчию. Сочувствие к подруге перевесило даже чувства к матери и брату. Да и что плохого могла сделать Санчия? "Здесь ей этого точно не удастся", - мелькнуло неожиданно. Это соображение несколько смутило Лукрецию, но с другой стороны, окончательно преисполнило ее решимостью сделать так, чтобы Санчии было в ее доме хорошо.
- Они быстро пролетят, - Лукреция в свою очередь обняла Санчию и нежно поцеловала ее сначала в одну щеку, потом в другую.
Они сидели близко друг к другу, тесно обнявшись. Лукреция подумала, что мало было людей, которым она позволила бы коснуться себя. Близкое присутствие Санчии совсем не смущало и не вызывало желание выпутаться и отодвинуться, даже наоборот - было приятно, как бывает только с очень близким человеком.
- Ты мне теперь сестра, - шепнула Лукреция после долгого совместного молчания. - Обещаю, что тебе здесь будет хорошо, я об этом позабочусь. А теперь... - Лукреция поднялась, потянула за собой Санчию и продолжила уже громко, - я тебе покажу и все остальное.
Они спустились вниз, прошли через внутренний двор и вошли в дом, оказавшись у подножия главной лестницы, перед парадным входом.

13

Кардинал Сфорца не любил ездить верхом, потому предложил Диего пешую прогулку.
- Тут не так далеко, как с первого раза покажется, - пояснил он довольно громко и уже тише, так, чтобы не слышали сопровождающие их трое слуг, продолжил. - В скором времени моя помощь вам уже не потребуется и вы будете посещать Санта-Мария-ин-Портико без меня. Тогда, конечно, вам будет удобнее верхом. Мессер Диего, не поддавайте ложной деликатности. Может, у меня не так много лошадей, - короткий смешок, - овес в наши дни дорог, но все они в вашем распоряжении.

Вроде бы ничего и не изменилось, только сейчас Асканио чувствовал себя совсем иначе. На смену утреннему унынию пришло воодушевление.
"Наверное, мне просто противопоказано бездействовать", - усмехнулся он про себя, рассуждая тем временем вслух о скором знакомстве.
- Как и все женщины, Ее светлость тщеславна, но любит, чтобы ее окружали красивые вещи и красивые люди. Надо отдать должное мадонне Лукреции, она обладает умением правильно подобрать... кгхм..  раму - за редким исключением все ее придворные дамы темноволосы. Любопытное совпадением, не правда ли?

За разговорами собеседники подошли к главному входу в Санта-Мария-ин-Портико.
- Теперь, мессер Диего, все зависит только от вас, - произнес скороговоркой Асканио и с чувством собственного права приказал открывшему им дверь слуге. - Доложи Ее светлости, что Его преосвященство кардинал Сфорца и его гость мессер Диего Кавалларо пришли засвидетельствовать ей свое почтение.

Отредактировано кардинал Сфорца (22-07-2016 15:09:57)

14

- Совпадение и впрямь любопытное, - в ответ кардиналу усмехнулся Диего. – Но знаете, тем меньше для вас волнений. Вы опасались, что я могу увлечься герцогиней, а я знаете ли, предпочитаю темноволосых женщин. Опасаюсь иметь дело с ангелами.
Чем больше Диего слушал кардинала Сфорца, тем больше складывалась у него в голове картина. Двор герцогини будет стремиться к увлечениям и развлечениям, в том числе и любовным. Сама супруга Джованни Сфорца может быть непогрешимой, с тем большим тщанием она займется устройством чужих судеб, любовей и браков. Это будет предсказуемо и даже мило. В очередной раз сморщившись от воспоминания, что должен бы быть совсем в другом месте и заниматься совсем другими делами, Диего в очередной же раз напомнил себе, что уже ничего не сделаешь. Проделав даже не самый длинный путь от дворца вице-канцлера, он убедился, что травмы все еще дают о себе знать. И если уже оказался в Риме по поручению, то лучше бы выполнить его наилучшим образом, каким бы оно не было.
Так что стоит забыть о деле военном и вспомнить о женском царстве, благодаря наличию которого существуют уютные дома, приятные беседы и нежное общество.
Просторная передняя дворца Санта-Мария заставила Диего одобрительно присвистнуть. Внешне он казался расслабленным, как уверенный в своем положении придворный, в то время как внутренне собрался: первое впечатление должно быть безукоризненным.

15

Низкий голос Его преосвященства, казалось, был создан для того, чтоы увещевать грешников и утешать раскаявшихся, поэтому о визите кардинала Сфорца женщины узнали еще до того, как им доложил о том слуга. Впрочем, оба визитера уже вошли следом, поэтому его доклад получился довольно скомканным. Услышав ненавистную фамилию Санчия замерла и ее лицо стало походить на неподвижную маску, а в любезной улыбке не было и толики тепла. Как ни странно, но к герцогу Пезаро неаполитанка не испытывала недоброго чувства, хотя тот происходил из того же рода, но Асканио Сфорца... Для неприязни хватало уже того, что он приходился родным братом Мавру.

Санчия отступила на полшага назад и получилось так, что она расположилась чуть наискось, за плечом у Лукреции. Будь ее воля, она бы растворилась в воздухе, а так ей оставалось только уповать на краткость визита. На спутника кардинала она даже не посмотрела, ей было достаточно и того кого тот сопровождал.

Отредактировано Санчия Арагонская (26-07-2016 16:15:55)

16

- Ее светлость уже все слышит, - со смехом перебила доклад слуги Лукреция.
Она выступила из полутени колонн, поддерживающих свод прихожей, и направилась навстречу кардиналу. С Асканио Сфорца ее связывали хорошие отношения, а теперь еще и жажда общества, которая понемногу все сильнее охватывала герцогиню Пезаро, делала гостей особенно приятными. Тишина дворца, желанная и поначалу благотворно повлиявшая на нее, уже чуть наскучила, к тому же теперь у Лукреции был еще один повод избегать одиночества: она боялась думать о Хуане и том, что теперь она должна отказаться от него. Любые гости теперь были бы кстати, так что кардинал Сфорца едва ли смог бы выбрать лучшее время, чтобы предстать пред очи герцогини, да еще с новым человеком, которого надлежало представить.
- Ваше преосвященство, вы наверняка с новостями? - Лукреция подошла к прибывшим, щедро одаривая улыбкой и родственника и его гостя.

17

Много позднее Асканио спрашивал себя, почему его так изумило присутствие в Санта-Мария-ин-Портико принцессы Сквиллаче. Ведь можно было бы догадаться, что родственницы, сходные друг другу по возрасту и неравнодушные к развлечениям, будут искать общества друг друга. Его неприятно кольнула скрытая враждебность Санчии Арагонской, но считающий себя человеком, не чуждым справедливости, кардинал Сфорца не стал таить обиду, ведь неприязненный взгляд предназначался не ему лично, виной всему - многолетняя взаимная неприязнь Неаполя и Милана.
Решив не обращать внимания на холодность, Асканио приветливо улыбнулся неаполитанке и обратился к хозяйке дома.
- Мое преосвященство! Лукреция, ну право же, к чему такая официальность? - он усмехнулся. - Или тебя смущает присутствие незнакомого человека? Так я быстро это исправлю.
Он сделал два шага - вперед и в сторону:
- Ваша светлость герцогиня Пезаро и ваша светлость принцесса Сквиллаче, разрешите представить вам друга нашей семьи, человека, о котором мой старший брат отзывается только в превосходной форме, мессера Диего Кавалларо.
Звучный голос кардинала Сфорца вознесся под самый потолок и, усмехнувшись, Асканио добавил уже тише:
- А как вы знаете, милая моя племянница, Его светлость довольно скуп на похвалу.

Отредактировано кардинал Сфорца (28-07-2016 15:20:39)

18

Увидев герцогиню Пезаро и ее спутницу, Диего едва сдержался, чтобы не расхохотаться. Это было бы неуместно, но у него в голове стояли последние слова кардинала - о том, что Лукреция Борджиа окружает себя красивыми женщинами с темными волосами - слова, которые он принял за ироничное преувеличение, чтобы повеселить собеседника, а теперь увидел перед собой картину, как будто специально призванную продемонстрировать прямолинейность Сфорца. Хорошо, что первое слово было, конечно, за хозяйкой и кардиналом, так что у Диего была возможность сдержаться и сделать серьезное лицо.
- Ваша светлость, иногда герцог Лодовико бывает и слишком щедр на похвалу, поверьте, - он склонил голову так, чтобы его поклон выглядел обращенным к обеим дамам. - Но я стараюсь верить в то, что в моем случае он не слишком заблуждается.
Герцогиня выглядела вполне гостеприимной. Вторая женщина оказалась не просто придворной дамой, а родственницей и принцессой Сквиллаче. "Это не просто рама", - подумал Диего про себя, - "она тоже может влиять на то, кто принят у герцогини". Санчия не выходила из тени, но Кавалларо пока не заподозрил в том ничего плохого.
- Вы могли бы знать это с совершенной определенностью, ваша светлость, но, к сожалению, я не смог сопровождать герцога в его поездке в Градару и виной тому один неудачный турнир.
Он по-прежнему говорил так, чтобы было понятно, что он обращается к обеим женщинам, хотя это и было сложно: принцесса не спешила входить в круг разговора, и это было непонятно.
- Насколько известно, его спасение произошло благодаря проницательности одной из ваших дам, ваша светлость.

19

У Санчии перехватило дыхание и только поэтому она смогла сдержать возглас удивления. До нее доходили туманные слухи о странной истории в Градаре - на скромность слуг полагаться не стоило, только именно невозможность произошедшего убедила неаполитанку, что все это - обычные сплетни, и если в них и есть доля истины, то почти невидимая. А оказывается, ненавистный герцог Бари и в самом деле был на волоске от гибели.
- Наверное, из присутствующих я единственная, кто пребывает в неведении, - несколько искусственно засмеялась она и, решив, что тема заслуживает того, чтобы проявить внимание к рассказчику, сделала шаг вперед и встала рядом с Лукрецией.
У Санчии было достаточно времени, чтобы вспомнить, что она - принцесса Сквиллаче, и должна вести себя соответствующе, независимо от того, друг перед ней или враг, и все же она не удержалась от хорошо замаскированной любезной улыбкой колкости:
- И часто вас преследуют неудачи на турнирах, мессер Диего?

Отредактировано Санчия Арагонская (30-07-2016 18:47:54)

20

Вопрос принцессы мог бы уязвить, если бы Диего не так сильно удивился, потому что был готов поклясться, что не успел заслужить колкости.
- Не то чтобы часто, ваша светлость, - каким бы не был вопрос, на него следовало ответить. - Но ведь и турниры теперь не так уж часты. И, надо сказать, правильно. Если бы не досадный случай на турнире, я не оказался бы потерян для Форново, ваша светлость. А Форново не оказалось бы потеряно для меня.
Меньше всего он думал рассуждать в обществе дам о делах военных, к тому же это было не очень правильно, да и от определенного сожаления в тоне было не удержаться.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Знакомство всегда врасплох. 11.07.1495. Рим