Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum caelorum » Гроза и дождь кровавый. 22.08.1495 года


Гроза и дождь кровавый. 22.08.1495 года

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Заговор в заговоре

Отредактировано Оттавиано Риарио (15-11-2018 17:52:57)

2

Лето, от рождества Христова 1495, было обильно солнцем, тяжело виноградной лозой и наполнено событиями, кои можно было по праву назвать судьбоносными. Тяжелая рука судьбы чувствовалась во всем: в быстро растущем животе Катерины Сфорца, в непоправимом уже разладе между ней и старшим сыном, в том, что в замке становилось тесно – прибывали люди, которых никто не знал, кроме, пожалуй, Джакомо Фео. В воздухе повисло напряжение, кто-то должен был сделать первый шаг – но не к миру, к войне.
Такой шаг, как правило, делает тот, у кого меньше всего терпения, тот, кто готов рискнуть, поставив все на карту. Все на один удар. И Оттавиано считал, что это ему по силам… Дело было за малым, убедить в этом тех, кто готов был пойти за ним, поднять бунт на улицах города, не считаясь с жертвами.

Таковых было не много, но и не так уж мало. Многим достойным мужам поперек горла костью застряла мысль о том, что женщина правит сама при взрослом уже сыне и даже не притворяется, будто ей это в тягость. Не говоря уже о выборе мужа… Правда, как разумно указал Сципионе, и на Оттавивно Риарио они смотрели с некоторым недоверием. Молод еще. Справится ли?

Собирались они в доме отца Виолетты Коломбо. Саму рыжеволосую красавицу Оттавиано, конечно, не забыл и пытался к ней по-всякому, но Виолетта умело избегала встреч наедине, на записки с мольбами о свидании не отвечала, но каждый раз смотрела на него так, что у молодого Риарио сердце переворачивалось. Так, будто в ее власти было подарить ему и небо и землю…
В конце-концов, он уверовал в то, что она его судьба, и нужно только стать настоящим правителем, а не тенью Тигрицы Романьи, и все случится, все, о чем он мечтал. Будет и власть, и золото, и почет, и Виолетта.

- Завтра.
Оттавиано сжал кулак, обвел взглядом собравшихся.
- Довольно выжидать. Поднимем город, потребуем свое. У графини Катерины не останется другого выбора, она даст нам все что мы пожелаем.
Свое намерение убить Тигрицу Оттавиано, разумеется, держал в тайне. Знал о нем только сводный брат. Для всех прочих графиню ожидала ссылка, вполне, прочем почетная – как лицемерно говорил Оттавиано. Прольется кровь только Джакомо Фео и его родичей, набившихся в замок, подобно крысам.
От крыс надо избавляться.

3

Фабио Коломбо принял сторону молодого графа не сразу, хотя и ему, как многим дворянам претило, что мать молодого графа узурпировала власть и по сути своей является настоящей правительницей Форли и Имолы. Будучи человеком мудрым, мессер Фабио старался держаться подальше от всех политических интриг, но теперь-то речь зашла уже о семейных интересах. Сначала он довольно скептически воспринял откровения дочери - умница Виола не стала скрывать от отца внезапно вспыхнувшую к ней страсть, - решив, что Оттавиано Риарио просто хочет завлечь Виолетту в постель, однако за без малого месяц сын Тигрицы лишь сильнее воспылал и, удерживаемый на расстоянии, казалось, уже был согласен пойти к алтарю. Конечно, положение семьи Коломбо было несравненно ниже, чем Риарио, однако и Джакомо Фео не мог похвастаться особой родовитостью. Если Оттавиано отринет сословные различия, он всего лишь повторит поступок матери...
Фабио предполагал и то, что все же Виоле не уготовано стать графиней, но как уже было сказано - будучи человеком мудрым, он закрыл бы глаза, если бы Виолетта стала постоянной и признанной любовницей. В конце концов, и сама Катерина Сфорца не может похвастаться законностью своего происхождения, и все же, поди ж ты, графиня. Конечно, мыслей этих он никому не озвучивал, напротив, всячески нажимал на то, что отдаст дочь только в том случае, если будут произнесены брачные клятвы, но в голове такой вариант не исключал. Главное, чтобы Оттавиано Риарио, наконец, стал не номинальным, а настоящим правителем.

- Вы правы, Ваша светлость, - поспешил он согласиться в числе самых первых (такое запоминается), - а то еще немного, и будет не протолкнуться от приспешников и лизоблюдов этого Фео.

Отредактировано Один за всех (23-11-2018 17:12:00)

4

Сципионе не нравился Фабио Коломбо, как только может не нравиться человек, в чьих мотивах не видно ничего, кроме самого шкурного интереса. Сципионе не был настолько наивен, чтобы ожидать от кого-нибудь полного бескорыстия. Но когда не видишь ничего, кроме расчета, можно подозревать предательства при любой опасности, а заговор - дело вообще опасное. Этот Фабио не последний, кто мечтает упрочить положение своей семьи и - в отсутствии других быстрых возможностей - делает ставку на смену правителя. Но с него станется в самый разгар сражения поменять ставку и сдать матери сына, чтобы заслужить ее благодарность.
Впрочем, Фабио не был единственным, что беспокоило Сципионе. Он знал о беременности Катерины и том, что наплела служанка. Знал и не верил. Как может Катерина отдать своему с Фео ребенку Форли? Не может, и по той же причине, по которой не может отдать Форли своему ребенку Сципионе, Фабио и все прочие - нельзя отдать то, что тебе не принадлежит. Одно дело - притворяться регентшей при взрослом сыне и не отдавать ему власть. Сложно, но осуществимо. И другое - оформить владение. На ребенка, который не имеет вообще никакого отношения к отцу Оттавиано. Сципионе еще понимал слухи о том, что Катерина хочет сделать графом Чезаре. Но при чем тут сын Фео, который может получить только то, что принадлежит Фео или лично Катерине? Да и зачем Катерине так унижать своего первенца? Сципионе все еще видел в ее выходках всего лишь грубоватые шутки. А какие еще ждать от женщины, которая больше времени проводит в седле, чем в креслах?
В откровениях служанки Сципионе видел только ее глупость или - что было хуже - чью-нибудь интригу. 
Но самым ужасным было то, что при любой робкой попытке заикнуться о своих соображениях в разговорах с Оттавиано, Сципионе встречал только глухое упрямство и даже подозрительность. Двух раз оказалось достаточно, чтобы перестать рисковать. Если они рассорятся с Оттавиано, получится только хуже.
Придется все-таки выполнять свой план, о котором не знал вообще никто, кроме слуги Сципионе.
Но чтобы вытащить из кровавого месива живую и невредимую Катерину Сфорца, придется предложить стать ее убийцей, хотя бы одним из них. Не прямо, конечно.
- Я завтра должен быть в сопровождении мадонны Катерины. Думаю, мне лучше оставаться рядом с ней, - Сципионе со значением посмотрел на Оттавиано.

Отредактировано Сципионе да Имола (24-11-2018 09:21:01)

5

Оттавиано милостиво кивнул Фабио Коломбо, можно сказать, даже по-родственному кивнул. Ну а отчего нет? Как он успел понять, отец Виолетты человек неглупый и приятный в обхождении, этого было достаточно, чтобы молодой граф проникся к нему симпатией (он же отец Виолетты). Остальные присутствующие не то, чтобы сразу поспешили присоединить свой голос к мессеру Фабио. Они переглядывались, перешептывались – а Оттавиано Риарио медленно закипал. Хотелось послать всех к дьяволу, и сказать, что он справится и без тех, кто боится даже тени его матери, кто хочет кланяться Джакомо Фео... Но спокойный голос сводного брата немного утихомирил его гнев. Ладно, не в том он положении, чтобы обойтись только своими силами... Но потом, потом он все припомнит. И вознаградит только тех, кто по-настоящему шел за ним, без колебаний. Таких, как Фабио Коломбо, таких, как Сципионе да Имола.

- Конечно, брат, - важно кивнул он головой, не сомневаясь, что тот имеет в мыслях помочь ему с главным – с устранением Катерины Сфорца.
С окончательным и бесповоротным устранением.
Мысль, поначалу казавшаяся дикой, постепенно нашла свое место в сердце молодого графа. Что ж, в нем течет кровь и Сфорца, а Сфорца никогда не останавливались перед убийством родственников, если они начинали мешать...

- Конечно, будь завтра рядом с монной Катериной. Мессеры, я предлагаю начать после темноты. Надо выманить Джакомо Фео из замка – пришлем ему известие, что моя мать ждет его здесь, в доме мессера Коломбо, чтобы сообщить нечто важное...
- А если он побоится прийти? – выразил сомнение один из присутствующих.
- Придет, - раздраженно дернул плечом Оттавиано, неохотно признавая очевидное, кем бы ни был этот Фео, он не трус. - Если поверит, что она позвала его – прибежит.
- А если с ним будет стража?
- А зачем ему стража, - ухмыльнулся Риарио. – Встреча-то тайная. Ну и потом, главное, заманить его в дом и убить. Никто за него мстить не будет, не велика птица.
«Тем более», - добавил он про себя. – «Мстить будет некому».

6

План Фабио совсем не понравился, он бы предпочел, чтобы его не вмешивали, а так получается, что все произойдет в его доме. Катерина Сфорца не настолько глупа, чтобы не понять, насколько глубоко Коломбо увяз в этом заговоре, и хотя предполагалось, что после всего молодой граф станет графом с большой буквы, в душе у Фабио зашевелился червячок сомнения. Как-то слабо ему верилось, что Тигрица не будет мстить за любимого мужа, не склонная она ко всепрощению женщина. Однако отступать было уже поздно, к тому же нельзя забывать и об интересах Виолетты...

Вот если бы Тигрица просто провалилась в тартарары... В голове любящего отца забрезжила смутная пока идея. А что, если и сама Катерина сгорит в этом адском горниле? Но как это сделать? Да и мессер Оттавиано никогда не простит смерть своей матери - одно дело плести против нее интриги, и совсем другое - лишить ее жизни. А ведь это было бы правильнее всего. Коломбо беззвучно вздохнул - только такое ведь не предложишь.

- Простите, Ваша светлость, есть один момент... Ничего у нас не получится, если Фео и мадонна Катерина... хм.... в общем, нужно устроить так, чтобы у вашей матери не было возможности даже недолго переговорить с мужем, иначе ему покажется странным - что за срочность такая и почему нельзя побеседовать в замке. Вот разве что мессер Сципиона придумает какой-нибудь предлог... К примеру, съездить с проверкой в одну из крепостей, ну или что-то в этом роде. Тогда и Фео не удивится посланцу, - Фабио закряхтел, что, видимо, обозначало смех. - Он может решить, что графиня узнала о грозящей ему опасности, и сам добровольно бросится в пасть зверя. А если он подумает, что и мадонна Катерина может пострадать, то еще и поторопится.

Отредактировано Один за всех (29-11-2018 09:55:35)

7

Сципионе со скрытой насмешкой наблюдал за Фабио Коломбо. Бедняга, видимо, судорожно выбирал между опасностью заслужить ненависть Тигрицы и желанием пристроить свою дочь графу Оттавиано. А что вы хотели, дорогой мессер Фабио? Чтобы получить все без всякого риска? Проявление лояльности стоит дорого.
- Думаю, это можно устроить, если исчерпать подозрительность Фео до того, как начнется самое главное.
Именно Сципионе предложение брата очень понравилось. Получалось, что покушение на фаворита (мужем его называть даже про себя, и особенно про себя, не хотелось) будет происходить не там, где будет Катерина. Раньше Сципионе думал, что все случится во время какой-нибудь поездки, которую решит совершить парочка. А так даже проще.
- Оттавиано, почему бы тебе не пригласить этого Фео завтра, скажем, на прогулку? С целью примирения? Он, конечно, испугается и возьмет с собой целый вооруженный отряд. Но ты будешь миролюбив, он успокоится. И тут ему скажут, что его дорогой супруге, прибывшей в дом Фабио Коломбо, стало вдруг плохо. Он примчится сюда со всех ног с парой человек и уже не видя никакого подвоха.

8

- Отличная мысль, Сципионе, просто отличная, - воодушевился Оттавиано, представляя уже себе, как он вволю посмеется над Джакомо Фео, который и знать не знает, какую ловушку ему готовят.
Почему бы не обмануть его ложной доброжелательностью? Тем приятнее будет кинуть любовника матери в огонь. Попрощаться с ним, зная, что тот идет на верную смерть. А потом преподнести матери его голову, на блюде, и взглянуть в ее желтые глаза, и, наконец, прочитать в них ужас.

А потом он насадит его голову на пику. Пусть все видят, что в Форли и Имоле правит не сын тигрицы, а лев.

- Так и сделаем. А ты задержи мою мать до темноты, под любым предлогом. Когда все будет кончено, мы позаботимся о ней… - и, спохватившись, что сказал лишнего, торопливо добавил. – Позаботимся, чтобы она ни в чем не знала нужды.
И собравшиеся в доме Коломбо высокородные мессеры одобрительно переглянулись. Все получится в высшей степени благопристойно. Молодой граф с боем и их поддержкой забирает свою собственность, распутник и фаворит графини Катерины казнен, сама графиня в каком-нибудь монастыре чинно и благопристойно заканчивает свою жизнь, молясь и вышивая. Милая сердцу картина.

На следующее утро Оттавиано, спавший, что удивительно, сном невинного младенца, чему, возможно, способствовало доброе вино, первым делом отправил к Джакомо Фео слугу с предложением поиграть в мяч после полудня. Хороший предлог, а кроме предлога слуге велено было передать на словах. Молодой граф-де сожалеет о разногласиях и ссоре с матерью и хочет заручиться поддержкой ее мужа, чтобы он помог сыну помириться с грозной родительницей. Если даже игра в мяч не воодушевит Фео, то роль миротворца ему явно должна прийтись по душе.

9

"Интересно, что бы все это значило?" - Джакомо и так, и сяк вертел полученное от Оттавиано приглашение.
В добрые намерения молодого графа он не верил - слишком уж сильной была взаимная неприязнь, однако и отказываться было бы опрометчиво. Не стоят сразу же отталкивать протянутую навстречу руку, пусть даже и неискренне протянутую. Правда говорят, худой мир лучше доброй ссоры.
Первым порывом стало скрыть от графини письмо - она могла бы занять более жесткую позицию, к тому же беременной женщине ни к чему лишние волнения, но, поразмыслив, Джакомо все же все рассказал обо всем Катерине. Надо сказать, что и Тигрица отнеслась с сомнениями к неожиданному порыву сына, и все же супруги пришли к единому мнению - для грубого отказа пока нет оснований. А вот некоторые предосторожности не помешают.

В назначенное время Фео прогуливался во внутреннем дворе, а совсем неподалеку с самым беспечным видом глазели на крепостную стену трое стражников и казалось, что для них нет ничего интереснее щербатой каменной кладки. С первого взгляда было понятно, зачем они здесь, так ведь по-настоящему никто и не скрывался. Только трус убегает от опасности, глупец, не задумываясь, спешит ей навстречу, человек же предусмотрительный выбирает золотую середину. Совсем недавно узнавший, что вскоре, если на то будет воля бога, он станет отцом, Джакомо Фео не собирался рисковать понапрасну.

Отредактировано Джакомо Фео (07-12-2018 15:19:56)

10

Придет или не придет?
Под рукой у Оттавиано не было маргаритки, чтобы погадать на ней.
Да и Фео не девица, да и у них не свидание.
Но все же он провел несколько томительных минут, слоняясь вдоль стены, равнодушно попинывая сапогом розы, высаженные здесь по приказу монны Катерины. Фео, с него станется, мог и не прийти, и тогда им пришлось бы придумывать еще что-нибудь, а у молодого графа были причины торопиться.
Первая причина звалась Виолеттой Коломбо. Девушка не будет вечно ждать, пока он станет настоящим правителем своих земель, чего доброго, выйдет замуж.
Второй причиной было то, что не будут вечно ждать и те немногочисленные союзники, что у него были. Разбегутся при первой же неудаче.
Никому не верил Оттавиано Риарио.
Только сводному брату.

Но Джакомо Фео появился, и улыбнулся мужу своей матери, старательно изображая любезность. Ну, или что-то, что можно счесть таковой.
- Доброго дня! Рад, что вы приняли мое приглашение. Я подумал, что денек слишком хорош, чтобы сидеть в четырех стенах, так может составите мне компанию?
От мысли, что уже сегодня ночью его ненавистный враг будет мертв, в груди сжималось сладко и жутко.

11

- Разумеется, раз я уже здесь.
Джакомо держался уверенно, но в душе у него скребли кошки. За свои девятнадцать с небольшим лет он уже осознал одну непреложную истину - просто так, ни с того, ни с сего люди не меняются. Зачем-то Оттавиано Риарио понадобилось изображать из себя дружелюбие, а в свете всего это не только не радовало, а больше настораживало.
Однако Фео старательно делал вид, что поверил молодому графу или хотя бы очень хотел поверить.

Разница в возрасте между так называемым отчимом и не менее условным пасынком была невелика и в других обстоятельствах они могли бы стать кем-то вроде приятелей, но их разделили пропастью самолюбие одного и высокомерие другого (и попробуйте догадаться, что к кому относится).
- Но я к вам со встречным предложением - может быть вместо игры нам совершить небольшую прогулку по окрестностям?
Если за приглашением Оттавиано Риарио скрывался заговор - а скорее всего это именно так и было, Джакомо намеренно и облегчал задачу заговорщикам, и при этом внезапностью решения мог бы напутать их планы. Что же касалось собственной безопасности... Он остается настороже, а сопровождающая его стража будет всего лишь на несколько шагов позади.

Отредактировано Джакомо Фео (16-12-2018 13:48:58)

12

Прогулка по окрестностям? С чего бы вдруг Джакомо Фео воспылал любовью к местным красотам? Это неспроста. Подозрительный Оттавиано, судивший людей по себе, тут же заподозрил недоброе.
А что, если мать решила избавиться от него и на Фео возложена задача заманить его куда-нибудь, подальше, а там уже… Несчастный случай на охоте или лошадь понесла. Недобро прищурившись он принялся вглядываться в лицо матушкиного фаворита, ища на нем подтверждение своих подозрений.

Вокруг враги – он в этом уверен. Вокруг одни враги, и ему нужно успеть нанести удар первым.
Он всего лишь нанесет удар первым – это не предательство, не подлость.

- Если хотите, то можем прогуляться завтра, - с наигранной небрежностью отвечает он. – У меня, видите ли, свидание вечером, не хотелось бы вернуться с прогулки уставшим.
Оттавиано подкрепил свою ложь жидким, похабным таким смешком – для правдоподобности.
- К тому же, я хотел с вами побеседовать, а тут, пожалуй, место более подходящее чем в лесу. Вы не против побеседовать, мессер Джакомо?

Знать бы, сколько нужно времени для того, чтобы все устроить, но, наверное, какое-то время нужно, иначе известие о недомогании матери будет выглядеть неправдоподобно. Ладно, ничего, потерпим…
И Оттавиано, настроенный терпеть, сделал приглашающий жест рукой, указывая на дорожку, обсаженную розовыми кустами.

13

Если бы не услышанный ранее разговор, Джакомо мог бы и поверить в благие намерения, вернее, он бы захотел поверить, но подслушанная беседа лишила его всяческих иллюзий. Тем не менее он широко улыбнулся и согласно кивнул. Что в предложении был подвох, Фео не сомневался, но пока не мог разгадать, в чем же он заключался. Оттавиано Риарио не воспользовался возможностью увести мужа своей матери подальше от замка и это настораживало.
- Я весь внимание, Ваша светлость, - отозвался Джакомо со всей любезностью, только на том и закончил, не собираясь и словом хоть как-то облегчать молодому графу его задачу. - Как я понимаю, разговор будет конфиденциальный?

Отредактировано Джакомо Фео (07-01-2019 21:58:40)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum caelorum » Гроза и дождь кровавый. 22.08.1495 года