Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Вечер сюрпризов. Визит послов. 31.07.1495. Рим


Вечер сюрпризов. Визит послов. 31.07.1495. Рим

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Палаццо Санта-Мария-ин-Портико

2

В гостиной Лукреции Борджиа было уже много гостей, когда, наконец, доложили о прибытии испанских послов. Точнее, их паланкин еще только показался перед Ватиканским холмом, а выставленные сообщить о его приближении стражники уже доложили, что высокие гости скоро будут. Это было сделано по указанию герцогини Пезаро, желавшей лично встретить дона Мануэля и сопровождавшего его испанца у самых дверей.
Сама Лукреция стояла рядом с братом, кардиналом Валенсийским, две ее придворные дамы находились чуть поодаль. В качестве комплимента гостям прически хозяйки и женщин, живущих в палаццо Санта-Мария, украшали сегодня легкие мантильи.
Несмотря на то, что дон Мануэль не был незнаком папской дочери, а вся встреча сегодня по стилю была похожа скорее на домашнее торжество, Лукреция волновалась. И все-таки, несмотря на ее волнение и известное легкомыслие, которое герцогиня Пезаро себе позволяла, от нее не укрылось, что людей, охраняющих комнаты и двери дворца, сегодня стало гораздо больше.
- Я насчитала уже десять стражников, пока мы только спускались сюда, - негромко, чтобы разговор остался беседой двоих, обратилась к брату Лукреция. - Это ведь не из-за приезда испанцев, а из-за Просперо, да?
Чезаре пока никак не выказал своего недовольства или удивления, но у него пока и не было возможности объявить о них своей сестре.

3

- Каждой из этих причин было бы достаточно, - вполголоса ответил Чезаре.
Узнав о том, что мятежный граф будет присутствовать на вечере, он не был так сдержан, но понтифик ясно дал понять, что этот визит состоится не только с его разрешения, но и одобрения, поэтому кардиналу Валенсийскому оставалось лишь принять ситуацию такой, как она есть.
- Вот только любопытно, как такая мысль вообще пришла тебе в голову. Сегодняшний прием для кое-кого из нас превратится не в отдых, а в работу. Скажи, ты специально подгадала это под вечер, когда прибудет испанская миссия? - Чезаре коротко вздохнул. - Хотя, может, так и проще - все равно пришлось бы усиливать охрану. Но если так пойдет и дальше, то в Санта-Мария-ни-Портико будет больше стражников, чем даже в Апостольском дворце.
Кардинал Валенсийский был недоволен и не скрывал этого от Лукреции.

Отредактировано Чезаре Борджиа (26-07-2018 16:28:56)

4

Что Чезаре был недоволен, она уже поняла, поэтому и разговор начала - чтобы объясниться. Но в очевидной злости брата был и хороший знак: он, конечно, пытался отговорить отца и, видимо, получил отказ мешать ей.
- Микелотто все равно не умеет веселиться, - с легкомысленной жестокостью пожала плечами Лукреция. - Он даже слова такого не знает.
Про себя она с обидой подумала о том, что когда речь заходит о том, что Чезаре считает нужным, ему, конечно, безразлично, что и для кого и во что превращается.
Но объясняться все-таки придется.
- Чезаре, Просперо в башне уже больше месяца. Вы пытаетесь добиться от него обещаний, отняв у него все. А он молчит и не поддается. Почему бы не попробовать другое? Что-нибудь дать ему?
Идея показалась Лукреции неплохой, хотя, честно говоря, еще утром никакой теории в ее голове не родилось. Она действовала по наитию, пригласила Просперо к себе спонтанно после короткого разговора. Впрочем, на то и нужна интуиция, чтобы делать все быстро, а потом понимать причины.

5

- Ты плохо знаешь нашего кузена, - Чезаре едва заметно усмехнулся.
Лукреция не так уж и ошибалась, хотя судила о Мигеле слишком строго.
- Что касается Колонны... Мне отец объяснил твою идею. Что ж, попробуем ему что-нибудь дать. Кстати, насколько мне известно, в некотором роде ты в этом уже преуспела. Вернее, не ты, а твоя служанка, - заметил он в той же неуловимой усмешкой.
Получилось гораздо двусмысленнее, чем он хотел, но поправляться Чезаре не стал. Если сестра считает себя достаточно взрослой, чтобы устраивать подобного рода делишки, пусть привыкает не краснеть от того, если кто-то об этом скажет вслух. На самом деле сейчас кардинал Валенсийский лукавил сам перед собой - несмотря на то, что Лукреция была уже несколько лет как замужем, он до сих не воспринимал ее как взрослую женщину. Разве что после того разговора...
- Но может ты в чем-то и права. Правда, вечер ты выбрала не самый для того подходящий. Надеюсь, граф появится здесь уже после ухода послов? Или ты решила взволновать умы не только в Риме, но и в Толедо?

Отредактировано Чезаре Борджиа (26-07-2018 16:43:07)

6

- Мне вполне достаточно Рима, - не удержалась от смеха Лукреция.
Если продолжить ее слова, то стоит сказать, что и в целом Риме ей было достаточно признания собственной семьи. По крайней мере, сейчас. В данный момент же нравилось уже то, как говорил с ней Чезаре. Пусть он подсмеивается, пусть изображает снисходительность, но ведь вынужден признать, что отец ничего ей не запретил. И кажется, Чезаре не так уж тем и недоволен.
- Не правда ли, странно, что именно я позаботилась и отправила к Просперо служанку?
Лукреция сама не знала, что повторяла ровно те слова, которые несколько часов назад говорила Аннетта, девица в услужении, о которой сама герцогиня почти ничего не знала.
- Она принесла ему сладкое... фрукты.
Глаза Лукреции блеснули лукавством: двусмысленный разговор, как и то, что Чезаре не отказался от него, привели ее в восторг, схожий с детской радостью, когда взрослые снисходят говорить с детьми на равных.
- Надеюсь, на вкус они были такими, как обещал их внешний вид... Но это мы узнаем уже от Просперо. Он появится в нашем тесном кругу, когда  испанцы и... все остальные уйдут. Его присутствие может чуть испортить поздний вечер... А может, и наоборот. Кто знает?

7

- Просто никому из нас не приходило в голову осчастливливать графа, - Чезаре негромко засмеялся. - Что ж, многих мужчин... сладкое делают сговорчивее. Не думаю, что Колонна из их числа, но дурнее его настроение от этого точно не стало.
Воспользовавшись тем, что испанцы немного запаздывали, Чезаре обнял Лукрецию за плечи и притянул к себе.
- Неужели ты и в самом вознамерилась поинтересоваться, пришелся ли по нраву твой дар? Ай-ай-ай, да вы, оказывается, бесстыдница, герцогиня Пезаро, - произнес с веселой укоризной и вполголоса с оттенком гордости добавил. - Нет, не герцогиня Пезаро. Для меня ты была и навсегда останешься только Лукрецией Борджиа.

Отредактировано Чезаре Борджиа (26-07-2018 22:11:47)

8

Паланкин с испанскими послами медленно покачивался. Движение создавало лишь слабый ветер, но и отсутствие необходимости двигаться уже давало хоть какую-то прохладу. Дон Мануэль, одетый по нынешней итальянской моде, позволявшей отказаться от верхнего платья и ограничиться дублетом с щедрыми разрезами, был настроен благодушно. Утренний официальный прием в Апостольском дворце прошел успешно. Папа Александр VI, о котором до сего дня Гонсалес только слышал, произвел на него благоприятное впечатление.
И это несмотря на неприязнь, которую питала к нынешнему понтифику королева Изабелла.
Дон Мануэль был благодарен Родриго Борджиа за простой прием, легкость и даже кажущуюся несерьезность, с которой тот следовал соблюдению протокола, за приятное обращение и за предложение встретиться вечером у его дочери.

Воспоминания о минувшей поездке в Градару вызывали в доне Мануэле плохие чувства. Именно там случился поспешный брак Альфонсо. Гонсалес винил себя за недосмотр, из-за которого у его друга и, можно сказать, благодетеля, смешались все планы. А теперь, когда дон Альфонсо покинул грешный мир раньше своего отца, Мануэль чувствовал себя виноватым и перед ним. Не будь того брака - не было бы поездки. И не было бы этой смерти. "Мой грех", - думал дон Мануэль. Ему пришлось многое повидать, но и самые страшные картины сражений с маврами быстро изглаживались из памяти, а дон Альфонсо, как он теперь предчувствовал, не перестанет смотреть на него укоризненным взглядом из вечности, приходя во снах.
Если бы у дона Мануэля было зеркало, то он бы заметил появившуюся седую прядь.
От мерного движения дон Мануэль задремал.
Сказывалась ночная бессонница.
Но едва сонное видение тронуло его, как дон Мануэль вздрогнул и проснулся.
- Герцогиня Пезаро - дама, рядом с которой никто не сможет грустить дольше четверти часа.
Следовало поделиться со своим спутником знанием о Лукреции Борджиа.
- Она очень не глупа, но все-таки она юная женщина и очень ценит веселое времяпровождение, комплименты, восхищение и умение мужчины быть интересным. Говорят, она добра. Может быть, поэтому при ее дворе не принято подшучивать над кем-нибудь. Так что можете рассчитывать на очень хороший прием.

9

Луис Анхель Касерес был взбудоражен - утром он на расстоянии вытянутой руки видел самого понтифика (и неважно, что говорил только Гонсалес, Луису хватило и одного присутствия), а уже вечером познакомится с его дочерью. Подумать только, не племянницей, а дочерью Его святейшества. Дон Эстебан был просто счастлив, когда узнал, что сын отправится с испанской миссией в Рим, Луис разделял радость отца, но по другим причинам. Конечно, он был доволен и своим назначением, но больше самой возможностью поездки. Он был наслышан о свободных нравах, царящих у самого святого престола, и давно уже мечтал убедиться в этом своими глазами и не только глазами. Не позволяющий себе ничего лишнего при дворе истовой католички Изабеллы - назвать Луиса легкомысленным и в голову никому бы не пришло, в Риме Луис рассчитывал на которые послабления, и все шло к тому, что его надежды не будут напрасными.
Он поднял голову на слова дона Мануэля:
- Я это запомню и постараюсь произвести на герцогиню благоприятное впечатление.
Для полного счастья не хватало только ощущения ветра на лице - Луиса немного раздражала езда в паланкине, он предпочитал бы поездку верхом, но здесь, как и во всем остальном, решал Гонсалес.

Отредактировано Луис Анхель Касерес (29-07-2018 23:30:08)

10

- Конечно, я могу задать ему любой вопрос, - с нежной наглостью ответила на вопрос Чезаре Лукреция. - Это ведь не праздное любопытство. Мне нужно узнать настроение человека, с которым я почти вступила в переговоры от всей нашей семьи.
В этот момент за дверями раздался шум.
- Приехали, - шепнула брату Лукреция, становясь сразу серьезной.
Она даже нахмурилась, напоминая себе обо всем, что важно в разговоре с испанцами, и как будто прошептала себе что-то. Но уже в следующий момент ее лицо озарила улыбка, правда теперь она была обращена к входящим испанцам.
- Дон Мануэль... - Лукреция расцвела, как при встрече с очень дорогим человеком. - Теперь я приветствую вас в Риме. И делаю это с большим удовольствием.

11

Герцогиня Пезаро как к старому знакомому обратилась к Гонсалесу, его спутнику же пока только улыбнулась, однако Луису это нисколько не помешало оценить очарование дочери понтифика. Пока Лукреция приветствовала в лице дона Мануэля всю испанскую миссию, Луис успел подумать, что, не умри так внезапно Альфонсо Энрикес, то ему самому пришлось бы удовольствоваться лишь ролью третьего, правда, он тут же устыдился собственной мысли и отвел взгляд в сторону, словно мадонне Лукреции могла передаться проницательность ее отца, и тогда уже обратил внимание на свиту герцогини.
Две темноволосые женщины: обе достаточно привлекательные, чтобы привлечь внимание, хотя одна на вкус Луиса немного полноватая, они прекрасно оттеняли герцогиню Пезаро, своей южной красотой еще больше подчеркивая золото волос дочери портифика. Луис улыбнулся сразу обеим и с удовольствием убедился, что щеки той дамы, что повыше, чуть тронуло румянцем.

Отредактировано Луис Анхель Касерес (01-08-2018 12:52:43)

12

Далее последовал обмен знакомствами и приветствиями. Дон Мануэль выразил удовольствие видеть вновь герцогиню Пезаро в добром здравии и преподнес ей подарок - роскошную жемчужину белоснежного цвета, оправленную в золотую рамку сложной чеканки. Выслушал приличествующие такому случаю благодарности, был представлен кардиналу Валенсийскому и в свою очередь представил дона Луиса.
Все было церемонно. Дон Мануэль, надо сказать, очень любил церемонии.
Когда был моложе, они иногда утомляли его.
Но с возрастом начал ценить продуманность и выверенную последовательность словесных формул и действий.
Как сложно было бы без них.
Начало каждого нового знакомства и каждого нового действия приходилось бы всегда выдумывать самому заново, тратя кучу сил, физических и мысленных.
Нет уж, новизну лучше оставить для домашнего и близкого круга.
Для пребывания в придворном кругу куда лучше в каждый момент времени заранее знать, что следует сделать и что сказать, и не бояться попасть впросак. Да еще подмечать все вокруг, пока губы сами говорят, что следует.
Вот и теперь за время знакомства дон Мануэль спокойно успел изучить, что происходит вокруг и кое-что отметить.
Например, что здесь при дворе герцогини еще свободнее и менее официально, чем было в Пезаро. Вот и кардинал Валенсийский в светском платье и больше похож на лощеного придворного, чем на кардинала. Что общество здесь очень разнообразное. Дон Мануэль подмечал все, и это его отвлекло от меланхолии, которая раньше не была ему свойственна и в которую он неожиданно для себя постоянно пытался погрузиться, едва забывал следить за собой.
- Ваше преосвященство, - обратился он в удачное время к Чезаре. - У меня есть бумаги, касающиеся вашей подопечной Валенсии. Я должен отдать их вам. Пышные утренние церемонии не очень подходили для их передачи, да и сюда я их не взял. Не знал, будет ли удобно. Они окажутся у вас сразу, когда вы сочтете возможным. Я могу послать за ними прямо сейчас.

13

- Вы правильно сделали, дон Мануэль, завтрашний день ничуть не хуже сегодняшнего, - улыбнулся в ответ Чезаре.
Гонсалес ему понравился, от кастильца исходило ощущение основательности, мало кому свойственное в молодости, однако нечастое и в зрелости. Тем страннее было представить дона Мануэля в той нелепой историей с Катериной Гонзага.
"Представляю, как вас бесила эта ситуация, не хотел бы я оказаться на вашем месте", - усмехнулся Чезаре про себя, теперь после знакомства он еще сильнее посочувствовал испанцу. Что нисколько не помешало ему посмеиваться в душе.
В какой-то момент он было решил как бы ненароком предупредить Гонсалеса о скором приезде графини да Монтеведжо, и все же сдержался. Пусть эта привилегия достанется Лукреции, если она сочтет это нужным, то и расскажет обо всем сама.
- К тому же опасаюсь, что герцогиня Пезаро не простит нам, если мы испортим ей скучными делами весь праздник, - снисходительность в голосе Чезаре соперничала с нежностью, он мог сколько угодно злиться на Лукрецию, но обижать ее уж точно не хотел. - Пусть все идет своим чередом. Я надеюсь, что ваш визит будет достаточно долгим, чтобы мы все успели.

Отредактировано Чезаре Борджиа (07-08-2018 15:39:00)

14

- А знакомиться вам есть с кем, - добавила Лукреция. - Вы почти не встретите тут никого из тех, кого узнали при дворе Пезаро.
"Все-таки в доне Мануэле есть что-то странное", - подумала она про себя. Он был гораздо старше ее и никогда не проявлял склонности к безудержной веселости - вполне степенный и серьезный. Но раньше он казался уверенным, а теперь - растерянным. "Наверное, из-за Альфонсо", - подумала герцогиня. И все-таки, не зная терзавших Гонсалеса угрызений совести, она не могла понять, что это была не только грусть, но и несвойственная дону Мануэлю потерянность. Понять не могла, но догадывалась, что есть нечто большее, чем просто скорбь. "Да, дама здесь была бы весьма кстати".
Увы, пока Лукреция не знала, кто бы мог стать так нужной ей дамой, выведать настроение дона Мануэля и стать причиной для его желания задержаться в Риме.
"Чтобы задержать, лучше не упоминать пока о Катерине Гонзага".
- Дон Луис, дон Мануэль ни за что не откроет всех своих секретов, поэтому я обращусь к вам. Как вы думаете, надолго ли он задержится в Риме?

15

- Ваша светлость, дон Мануэль свято хранит свои секреты не только от вас, иногда и мне приходится только догадываться, - улыбнулся в ответ Луис.
Чтобы удостоверится, что он не сказал лишнего, Касерес скосил глазом на Гонсалеса, и засмеялся уже с облегчением.
- Но если бы это зависело от меня, мы бы остались здесь как можно дольше. Я счастлив оказаться в Риме, донья Лукреция, - оговорка была намеренной, таковым же было и последующее оправдание. - Простите, мадонна, просто сегодня многое мне напомнило о доме.
Луис поклонился хозяйке палаццо и, демонстрируя, что безусловно польщен деликатностью комплимента Испании, улыбнулся и стоящим за ее спиной брюнеткам. Одной из них, той самой, что так мило покраснела, особенно шла мантилья. Этикет не позволял ему в присутствии герцогини открыто проявить интерес к ее придворным дамам, но про себя идальго решил, что вскорости исправит эту несправедливость. Рано или поздно относительно официальная часть закончится, и он уже будет предоставлен самому себе.

Отредактировано Луис Анхель Касерес (08-08-2018 17:26:26)

16

- Для этой цели вы могли бы обратиться и ко мне, мадонна.
Несмотря на заверение, дон Мануэль был очень доволен тем, что сначала пришлось отвечать Луису. Он не очень знал теперь, как себя вести. У него было поручение к его святейшеству, но оно перестало быть после смерти Альфонсо. И теперь его вообще как бы не было. Поручение было чрезвычайно деликатным, и теперь его не стоило озвучивать, пожалуй, никому. Он отправил в Толедо письмо, что никому не открыл причины приезда (Хуан не в счет, дело было семейным), но как ему теперь следует себя вести и кому и что можно говорить. Ответа не было, так что дону Мануэлю приходилось выкручиваться и перед своими, испанцами, и перед римлянами.
- Я должен пока дожидаться особых распоряжений, которые станут понятны с появлением посланника, которого теперь все ожидают.
Дон Мануэль решил, что выкрутился. Все ожидали теперь гонца от императора Максимилиана, который, по его подсчетам, должен был появиться не раньше, чем письмо из Толедо. Если, конечно, не случится ничего непредвиденного.

Отредактировано Мануэль Гонсалес (09-08-2018 13:00:24)

17

Чезаре и не догадывался о сомнениях Гонсалеса, возникшую же в разговоре легкую заминку объяснил себе легко - посол не уверен, насколько он может быть откровенен с присутствующими, и просто несколько осторожничает. Умение не увиливать от ответа, не сообщая при этом ничего важного, выдержка, с которой дон Мануэль отнесся к легкомысленному ответу своего спутника, еще больше расположили к нему кардинала Валенсийского. За себя Чезаре не был уверен, что отнесся бы к несколько неловкой ситуации с такой же философской снисходительностью, и взял манеру кастильца держаться на заметку. Когда-нибудь и это может пригодиться.
- Мой брат, герцог Гандии, также ждет вестей от германского императора, - ответил он, давая своими словами понять, что по крайней мере сейчас можно быть достаточно откровенным. - Как я понимаю, вы присоединитесь к Хуану в этом ожидании?
Для самого Чезаре вопрос прозвучал риторически, он и не сомневался, что дона Мануэля отправили в Рим исключительно ради того, чтобы он проследил за тем, не натворит ли Джованни каких-нибудь бед. Удивительно уже то, что легкомысленного герцога Гандии вообще выбрали на роль королевского посланника.

Отредактировано Чезаре Борджиа (09-08-2018 15:39:40)

18

- Да, присоединяюсь, - согласился дон Мануэль.
Он понял, что желал быть двусмысленным, но вместо этого оказался точным. Теперь получалось, что он тоже ждет визита посланника германского императора, как и Хуан. Теперь не удастся уехать раньше, это будет выглядеть весьма странно и не последовательно.
Хотя... так ли уж ему хочется возвращаться в Испанию? Долг звал его туда, где он мог оказаться нужнее. Но дон Мануэль был человеком, и у него были свои слабости. Он уставал меньше многих от бессонных ночей и утомительных переходов в военных кампаниях, но его выбивало из колеи чувство вины или невыполненного морального долга. Он не боялся опасности, но страшился сообщать печальные вести и тем более отвечать за них. Смерть дона Альфонсо нанесла ощутимый удар. Предстоящий разговор с доном Энрике, пусть тот уже и должен успеть справиться с первым горем, приводил Гонсалеса почти в священный ужас.
В таких обстоятельствах сложно торопить возвращение. Пока он был еще исполнен решимости побороть свою слабость и не пытаться задержаться дольше необходимого.
- Надеюсь, дона Луиса ожидание тоже не расстроит.

19

- Нисколько, дон Мануэль.
Луис адресовал слова одновременно и Гонсалесу, и герцогине Пезаро, взгляд же его все чаще останавливался на той даме. К тому же в Испании его бы ждал строгий ко всему, что хоть как-то не отвечает его понятиям о правильном, отец и монотонная, хотя и почетная служба при дворе.
Право же, иногда даже жаль, что мавры не отвоевали обратно Гранаду, уж лучше терпеть военные лишения, чем рисковать, зевая, вывихнуть себе челюсть. Несмотря на ее годы, какой же притягательной тогда казалась королева Изабелла, теперь же воительница превратилась в чопорную и закованную в броню этикета правительницу и разом потеряла в глазах Луиса все недавнее очарование. Разве почтение - это единственное, что может испытывать мужчина к женщине?
Разумеется, подобные мысли Луис держал при себе, да и по большому счету ни за что бы не согласился вновь вернуться под стены крепости, чтобы день за днем опять вдыхать отравленный чадом воздух, однако не видел ничего плохого, если в кои-то веки его служба королям-католикам принесет не только скуку, но и развлечения.


Эпизод завершен

Отредактировано Луис Анхель Касерес (14-08-2018 12:41:05)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Вечер сюрпризов. Визит послов. 31.07.1495. Рим