Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Затравка для маленького бунта. 02.07.1495. Пезаро


Затравка для маленького бунта. 02.07.1495. Пезаро

Сообщений 21 страница 35 из 35

1

Усадьба Берти недалеко от Пезаро, вечер

21

Не думал Гийом, что когда-нибудь вновь возвратится сюда, только вот судьба в лице смертельного удара алебардой распорядилась иначе.
Андре де Бомон скончался не у него на руках, но последние слова умирающего предназначались именно Вильфору. Даже не слова, а заранее подготовленное послание, словно граф де Отишан предчувствовал подобную развязку. Впрочем, Андре всегда был методичным человеком и обычно смотрел вперед даже не на два, а на пять шагов. Единственное его безрассудное решение - это решение жениться на спасенной им Оттавии, но как не отговаривали Бомона друзья, как не пеняли ему, что совсем необязательно вступать в законный брак, достаточно просто взять девицу с собой, тот был непоколебим. В свое время и Ги пытался напомнить, что такой поступок может позволить себе разве что какой-то ремесленник, а никак не граф, но на категорическое "я женюсь!", отступил и он. В конце концов, каждый сходит с ума по своему - если вспомнить, с какими намерениями что лишь немногим позже и д`Аллегр отправился к пасть миланскому герцогу, вполне можно предположить, что безумие заразительно.

Из Форново виконт уехал как только счел, что его внезапный отъезд не сочтут дезертирством. Конечно, он рассказал обо всем Иву и заручился его поддержкой, если вдруг все же возникнут вопросы. Обеспечив себе таким образом тылы, Ги захватил с собой лишь двоих слуг и уже в который раз за последние несколько месяцев понадеявшись на удачу, отправился в Пезаро... Под подкладкой дублета шуршали векселя некоего банкирского дома. По иронии судьбы, этот банк имел только два отделение, притом одно из них располагалось в Риме, а другое в Милане. О чем только думал Андре, когда так странно размещал свои деньги? Хотя на тот момент его выбор был оправдан, теперь же не обойтись без сложностей - Вильфора не заманить в Милан и золотыми горами, в Рим же вход для беглой придворной дамы герцогини Пезаро был навсегда закрыт.

- Как видите, мадонна, - спешившись, коротко ответил Ги.
Он не был груб, просто зол. Отказать умирающему другу он не мог, данное же им поручение воспринимал немногим лучше острой кости в горле.
Так же отрывисто он кивнул и Маттео, после чего посчитав, что с формальностями покончено, бросил поводья одному из слуг и перевел взгляд на Оттавию:
- Как вы понимаете, мадонна, я здесь не с увеселительной прогулкой. Не могли бы вы уделить мне немного вашего времени? - сказал и со значением добавил. - Наедине.

Отредактировано Ги де Вильфор (02-07-2018 17:04:07)

22

"Опять он злится", - с неприязнью подумала Оттавия. Едва сдерживаемую нелюбовь Вильфора было, видимо, не победить. Он с трудом терпел ее, несмотря на то, что она не просто незаслуженно стала невестой графа, но выхаживала его долгий месяц в Риме, рискуя собственной жизнью. Теперь, видимо, обвиняет в его гибели.
Оттавия приписывала лейтенанту свои мысли. Это ее не покидала мысль, что Андре погиб из-за нее. Казалось бы, как она могла быть виноватой? Он был далеко, а она здесь, в Пезаро. И все-таки муки совести оставшегося жить, когда другой умер, мучили ее. Если бы он не решил жениться на ней, если бы не отвез ее домой, если бы... может быть, все сложилось бы по-другому и в тот день, отнявший у нее Андре.
Но все-таки что здесь может быть нужно Вильфору?
- Конечно, сколько вам нужно, мессер. Я никуда не спешу. Мне некуда больше спешить, - с горькой усмешкой сообщила Оттавия. - Вы можете говорить при Маттео. Он мой брат и... он может знать все, что знаю я.
Об отце сейчас она даже не вспомнила.

23

- Ваше право.
Вильфор равнодушно пожал плечами - он выполнит посмертную просьбу Андре, но никто не заставит его быть любезнее с тем человеком, который ему не нравится. Даже если этот человек - женщина. Ги не забыл, как она почти что шантажом вынудила взять ее с собой. Позже ему пришлось окончательно принять, что Оттавия Берти стала невестой графа де Отишана, принять, пусть и не одобряя ни выбора Бомона, ни более чем понятного согласия на этот брак самой Оттавии. Теперь же он ничем не обязан бывшей придворной даме герцогини Пезаро, ничем, кроме того, что шуршало у него за пазухой. Так не пора ли уже перейти к делу?
Несколько неаккуратных стежков его временного пажа - никогда не снискать малютке Жоффруа славы портного, скорее лишь обозначили, что бумаги надежно спрятаны - едва поддев указательным пальцем разболтавшийся шов, Вильфор почти играючи разорвал нитки.
- Граф де Отишан просил передать вам это, - он невозмутимо достал векселя, хотя несколько дней назад сумма его впечатлила, но раз такова воля Андре, то и Вильфору не стоило задумываться над тем, что этим решением Бомон в некотором роде обделил настоящую семью.
На какой-то момент Ги вдруг стало жаль Оттавию - жизнь и в самом деле обошлась с ней жестоко, поэтому следующая его фраза прозвучала уже не так официально, а даже с ноткой сочувствия:
- Он помнил о вас до последнего мига.

Отредактировано Ги де Вильфор (03-07-2018 22:43:40)

24

Бумаги, скрепленные знакомой подписью, были похожи на послание из другого мира. Оттавия взяла их осторожно, как будто они, обратясь призраками, могли испариться. Было сложно понять, о чем они, и она долго просто смотрела, силясь разобрать текст, а в глазах стояли слезы. Она опустила голову, чтобы скрыть их от Вильфора, так не хотелось разрыдаться при том, кто плохо к ней относился и дурно о ней думал.
Наконец, туман перед глазами рассеялся. Она смотрела на слова и цифры, пыталась понять, в какой смысл они складываются, но он ускользал теперь потому, что казался слишком невероятным.
- Маттео... Маттео, посмотри, я не понимаю, наверное, - непрошеные капли все-таки упали, чуть не размазав чернила, и Оттавия поспешно передала бумаги брату.
Если она поняла все правильно, то Андре подарил ей будущее и невероятную свободу, которой не могла бы похвастаться сама герцогиня Пезаро.

25

Маттео вглядывался с бумаги и цифры плясали у него перед глазами.
- Ты понимаешь, что все это значит? - спросил он осипше. - Это значит, что тебе не нужно выходить ни за одного из Терци.
Юноша будто забыл, что они с Оттавией не одни, впрочем, в некотором роде так оно и было. Не скрывающей своей неприязни к его сестре виконт де Вильфор был низведен им до статуса обычного посланника, и даже из вежливости Маттео не мог предложить ему пройти в дом. Не то, что не мог, скорее не хотел.
- Твой Андре позаботился о тебе. Он заботится о тебе и после своей смерти, - слова прозвучали почти благовейно. - Ты больше не зависишь ни от кого и у отца не будет возможностей тебя к чему-либо принудить.
На мгновение Маттео ощутил укол зависти, короткий, но от того не менее сильный - сестра решила свои проблемы, он же навсегда будет привязан к монне Филумене.

Отредактировано Маттео Берти (09-07-2018 16:19:26)

26

- Да-да, - Оттавия закрыла руками лицо, пряча его от Вильфора, и осторожно нажала ладонями на глаза, принуждая отступить слезы. - Он и теперь думает обо мне...
Значит, она все поняла правильно. Два векселя, которые можно было обратить в деньги в Милане или Риме. И каждый - приданое, достойное дочери среднего землевладельца. Да за нее не дали бы и половины такой суммы, посватайся к ней кто-нибудь из Терци!
- Мессер, - Оттавии, наконец, удалось унять сердцебиение, успокоиться, - вы проделали большой путь. Разрешите вас пригласить в дом. Я прошу вас только об одном, - она подняла глаза на Вильфора.
Что же, он ведь всегда думал о ней плохо, так что хуже уже не будет. Да и какое ей дело до его рассуждений, если сейчас она видит его в последний раз? Главное - что думал о ней Андре. И, судя по этому подарку, он думал о ней даже еще лучше, чем она представляла себе.
- Пожалуйста, не говорите отцу об этих бумагах. Они его не касаются, он не должен о них знать.
Удачей была случайная встреча далеко от дома. Иначе разговора при отце было бы не избежать. А деньги Андре не должны были стать частью ее приданого в браке с Терци! Или частью семейного дохода.

27

Оказывается мадонна Оттавия уже планировала новый брак. Ги про себя презрительно хмыкнул, пусть она и делала это по наущению отца - а слова ее брата иначе не истолковать, все равно это не меняет самого факта о том, как скоро она собиралась вычеркнуть Андре де Бомона даже из воспоминаний.
Ги и раньше не собирался задерживаться долее необходимого, теперь же и вовсе не желал дышать одним воздухом с этой женщиной. В глубине души он понимал, что несправедлив, только злился от этого не меньше. Обида за погибшего товарища комом подошла к горлу, поэтому, борясь с нею, ответил он не сразу.
- Благодарю, мадонна, но нет - я бы не хотел слишком долго отсутствовать. Барон д`Аллегр знает, где я и почему, другим же мне не хотелось бы объяснять причину.
"Хотя бы потому, что решение Бомона вызовет в лучшем случае недоумение, а я не хочу, чтобы насмехались над его памятью".
- Так будет проще и вам, мне не придется лгать вашему отцу, - сказал он, вскакивая на коня и, помедлив, потому что совсем не хотел облегчать Оттавии жизнь, добавил. - Вы можете оставить деньги там, где они есть, и они будут приносить доход, если же вам потребуется сразу вся сумма, получить вы можете только в Милане или Риме... Куда бы вы не направились, советую вам взять с собой провожатого. Одинокая молодая и тем более красивая женщина - лакомая добыча для любого, кто промышляет разбоем или обманом, - с этим словами Вильфор кивнул слуге, что пора выдвигаться, и тронул поводья. - Прощайте, мадонна, не думаю, что мы с вами еще когда-нибудь встретимся.

... Какое счастье оставить за собой чужие заботы. Вильфор пришпорил жеребца и на долгие часы источником его раздражения оставалась лишь забивающаяся в нос дорожная пыль.

Отредактировано Ги де Вильфор (11-07-2018 12:16:08)

28

- Благодарю вас за все, - на прощание сказала она Вильфору.
Особенно искренней была ее благодарность за отъезд и отказ войти в дом Берти. Да она бы с ума сошла, если бы ее отец приступил с расспросами к Гийому. А какой бы допрос он устроил потом ей и Маттео! Папа бы обязательно начал подозревать особенную причину. Не просто же со словами сочувствия нагрянул франкский лейтенант посреди военной кампании!
- Я ни за что теперь не выйду замуж за Терци, - с уверенностью сообщила брату Оттавия, складывая бумаги и убирая их глубоко за лиф платья.
Она посмотрела на Маттео. Он казался ужасно печальным и даже больше, сердитым. Оттавия испугалась. Она уже так верила в сочувствие и поддержку брата, что не подумала, что он может осуждать ее. Может быть, на самом деле он не одобряет самоуправство и самостоятельность сестры? Может быть, радуясь необязательности брака с Терци, он думал о более удачном союзе, с которым можно пока не спешить? И ее желание сохранить тайну от отца вызывает в нем негодование?
- Ты... ты осуждаешь меня?

29

- Нет. Завидую.
Слова дались Маттео с трудом, только Оттавия была единственным человеком, которому он мог бы признаться, каким пленником он себя сейчас чувствует, единственным, который бы по-настоящему его понял.
- Я правда рад за тебя. Очень рад. Не обращай внимания на мой вид... - Маттео невесело усмехнулся. - Мне ведь неоткуда ждать помощи.
Он и раньше не думал, что сестре известно о планах отца на него, теперь же, видя недоумение в ее глазах, окончательно в том убедился.
- Ты помнишь нашу соседку, монну Филумену? Так вот, в скором времени мне придется к ней посвататься, - безнадежность в голосе и безнадежность в жестах.
Не то, чтобы Маттео смирился, просто он прекрасно понимал, что у него не оставалось иного выхода. Правда, от этого осознания смирения тоже не прибавилось.
- Отец с ней уже обо всем почти договорился, не впрямую, сама понимаешь. И все же то, что вслух еще не было ничего произнесено, дела не меняет. Так что осталось совсем за малым...
Едкая горечь этих слов щипала язык и, чтобы Оттавия не увидела вскипающих в глазах слез, Маттео отвернулся. Для полного "счастья" не хватало только расплакаться при сестре.

30

- Мадонну Филумену? Это... шутка, Маттео?
Вильфор удивил Оттавию, привезя почти целое состояние в подарок, но теперь брат удивил ее, пожалуй, даже больше.
- Мадонна Филумена могла бы стать матерью в тот день, когда ты родился! - ее даже передернуло.
Привыкнув к тому послушанию, какого ждет от нее отец, Оттавия почему-то не ожидала, что он так же может поступить со своим младшим сыном. Она посмотрела на Маттео и вдруг прикусила губу и задумалась. Мелькнувшая в голове идея сначала показалась нелепой, но потом... У нее есть деньги, которыми она в одиночестве воспользоваться не может. Франкский лейтенант сказал все правильно. А у Маттео нет денег, дающих свободу, зато он мужчина... Он может решать сотни вещей, которые ей будут стоить жизни.
Есть только одно "но". Она уже привыкла к невозможным чудесам в своей жизни, к неправильности, к тому, что любое средство хорошо, чтобы выжить. А он... пусть он старше, но всегда жил здесь, на земле. И ни разу в жизни не сделал ничего неожиданного.
- Он ведь тебе только недавно это дал понять, да? А до этого... до его слов... как ты думал, что ты будешь делать?

31

- Это не шутка, - Маттео сумел справиться с собой, его голос все еще звучал глухо, но слез уже не было. - Это то, что меня ждет в самом скором времени. Не думаю, что я смогу уговорить отца, он мне явно дал понять не только то, что он уже решил мою судьбу, но и то, что это дело не обсуждается.
На вопрос сестры Маттео задумался. Ей удалось хотя бы на какое-то время покинуть дом, ее жизнь при дворе герцогини Пезаро слишком отличалась от мерного существования в отцовском доме. Правда вот ее служба едва не закончилась трагически - точные подробности Маттео не были известны, но сделать свои выводы ему никто не запрещал, поэтому может она и не поймет его желание бежать куда глаза глядят, лишь быть подальше от монны Филумены.
- Я представлял себе разное. Я предполагал, что могу потом здесь остаться в помощь брату, хотя это далеко не предел моих мечтаний, надеялся, что отец хоть как-то проявит, что у него есть еще один сын, и выделит мне небольшое наследство, чтобы я все же зажил своим домом, больше же всего - ты наверное будешь смеяться, после всех своих испытаний - я завидовал тебе, что ты теперь свободна и не зависишь от родителей. Пусть я в чем-то и ошибался, но в главном ведь нет. Тебе пришлось через многое пройти, зато сейчас ты можешь сама за себя решать, - теперь Маттео смотрел куда-то вдаль и было понятно, что последние слова он говорил больше себе самому. - Ты потеряла любимого человека, и все же он у тебя был, мне же только и остается, что стареть вместе с мадонной Филуменой. Если бы ты только знала... я готов отдать свою левую руку, лишь бы избавиться от этого брака

Отредактировано Маттео Берти (15-07-2018 15:18:20)

32

- Отец точно не выделит тебе наследство. И даже не думал об этом, - категорично замотала головой Оттавия.
Джакопо никогда не делился с ней своими планами, тем более мыслями о сыновьях, но она была уверена в том, что говорит. Что бы ни делал отец, всегда была видна его мечта - расширить земли и укрепить их. Возможно, в глубине души он надеялся, что однажды его владения станут новой Котиньолой, скромного селения небогатых землевладельцев, из которого вышел Муцио, основавший династию Сфорца. Правда, для этого сыновей стоило бы отправить к кондотьерам, а этого мессер Джакопо тоже делать не планировал. Впрочем, Маттео никогда и не был воинственным. И это тоже говорило скорее за то, чтобы предложить ему кое-что.
- Послушай, но зато с мадонной Филуменой ты сможешь избавиться от опеки отца. Ты станешь хозяином. И она тоже должна будет тебя слушаться, - по тону Оттавии было невозможно определить, шутит она или нет. - Присмотришь себе хорошенькую служанку... А там, даст Бог, Филумена умрет родами... ну или ты отравишь ее, например.

33

- Это дурная шутка, - Маттео тряхнул головой, на мгновение ему показалось, что и Оттавия только смеется над его бедой. - Я не хочу Филумене плохой судьбы, я просто не хочу быть с ней, даже если рядом будет сотня хорошеньких служанок. Меня бросает в холод при одной мысли, что ждет меня в спальне, пусть даже мадонна Филумена пока не старуха. А что будет потом? И вообще, ты сама-то веришь в том, что говоришь? Вспомни ее покойного мужа... можно подумать, что ему она давала волю. Меня же просто сотрет в порошок.
Маттео с тоской поднял глаза вверх и криво усмехнулся:
- Я лучше повешусь на этом дереве, чем стану для нее забавой. Чего я добьюсь этим браком? Всего лишь сменю одну тюрьму на другую, - с безысходной откровенностью добавил и отвернулся, чувствуя, как его вновь накрывает с головой обида на весь, как оказывается, весь свет.

Отредактировано Маттео Берти (17-07-2018 16:46:23)

34

- Прости, я не хотела смеяться над тобой, - Оттавия положила ладонь на руку Маттео и сжала.
Она растерялась. Не думала, что ее слова могут так сильно задеть. И не думала, что Маттео настолько несвободен. Ей казалось, что только ее, дочь, могу выдать замуж по своему усмотрению, не оставив вариантов. Оказалось, что нет. Совсем молодого и красивого Маттео хотят женить на мадонне Филумене, от одного вида которой вспоминаешь, что жизнь не бесконечна и наполнена не только радостями. К тому же Оттавия никак не могла понять, как можно мужчину заставить желать женщину, которая не может ему нравиться?
- А что ты скажешь, если деньги, которые оставил мне Андре, помогут нам обоим? Они ведь здесь, - Оттавия поправила лиф платья, - со мной. Их не надо ни у кого просить. Мы могли бы просто уехать. Дохода от них хватит на очень скромную жизнь, пока... пока мы не придумаем, что с ними сделать, чтобы увеличить сумму.

35

Маттео недоверчиво взглянул на Оттавию, не потому, что усомнился в искренности ее слов, просто последнее время жизнь не слишком жаловала его подарками, а предложение, показавшееся ему помилованием перед самой казнью, было слишком хорошо, чтобы в него сразу поверить.
- Ты это серьезно? - переспросил осторожно, словно сказанное сестрой ему послышалось, и, от эмоций не сумев усидеть на месте, вскочил на ноги.

Пока было еще непонятно, что им делать дальше, но глухая стена перед глазами дала трещину, и не рассыпалась лишь потому, что слишком многое нужно было обсудить. Маттео был готов начать уже сейчас - торопясь не без неосознанной боязни, что Оттавия может передумать, но вовремя заметил явно кого-то разыскивающего мужчину, в котором почти сразу узнал Пеппе - личного слугу Джакопо Берти. Похоже, что отец требует кого-то из них, а может и обоих сразу, к себе. На всякий случай было бы лучше, если бы он не догадался о возобновившейся близости между ним и Оттавией. Теперь Маттео был особенно рад, что не выражал поддержку сестре открыто.
- Не хочу, чтобы нас сейчас видели вмести, - он быстро объяснил Оттавии ситуацию и досадливо поморщился. - Меня он уже заметил, но ты пока скрыта от его взгляда. Я пойду навстречу, а ты постарайся уйти так, чтобы не попасться ему на глаза.


Эпизод завершен

Отредактировано Маттео Берти (19-07-2018 13:11:24)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Затравка для маленького бунта. 02.07.1495. Пезаро