Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Затравка для маленького бунта. 02.07.1495. Пезаро


Затравка для маленького бунта. 02.07.1495. Пезаро

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Усадьба Берти недалеко от Пезаро, вечер

2

"А может, и не было никакого капитана де Бомона?" - уже не в первый раз спрашивала себя Оттавия.
Два дня назад она получила письмо, написанное рукой де Вильфора, но скрепленное не только его печатью, но и печатью Андре. Было так странно... Ломать печать жениха, чтобы узнать о его гибели...
Первый день, прошедший после известия, лучше было не вспоминать. Зато потом Оттавия почти начала сомневаться в том, что он и правда был.
Разве бывает, чтобы аристократ, и очень богатый, сначала вытащил несчастную из вод Тибра, а потом решил жениться на ней? Судьба сначала была к ней несправедлива, Оттавия была в этом уверена, что не мешало быть справедливой ей самой: на женщинах с такой дорогой позади не женятся наследники несметных богатств.
Но теперь все вставало на свои места.
Красивый франк всего лишь помог ей перебраться в родной дом из жестокого Рима. В это как раз можно было поверить.

Возвращение домой, куда так стремилась Оттавия после всех несчастий, обрушившихся на нее в Вечном городе, познакомило ее со старой, как мир истиной: возвращение на старое место не означает возвращения в старую жизнь. И еще что там, где было хорошо, не обязательно будет хорошо опять. Сначала была эйфория от возвращения и чувства безопасности, но уже первые дни познакомили ее с новым положением вещей: дом был старым и маленьким, отец стал ворчливее и подозрительнее, а братья - настороженнее. И, видимо, никто не знал, как к ней относиться. Всех потрясло сватовство, но, как быстро стало понятно Оттавии, если бы не оно, отношение к ней было бы сложным. В ударах судьбы, которых она на себя не навлекала, для всех Оттавия была виновата. Возможно, отец подозревал гораздо худшее, чем знал, и рисовал себе совершенно неприглядные картины. Оттавии было неуютно, и она тем сильнее ждала Андре, чтобы уехать навсегда.
Но Андре больше не будет...
"А может, его и не было"...
От переживания своего несчастья Оттавию отвлекало неприятное предчувствие будущего. Отец, конечно, думает теперь, что с ней делать дальше...

3

И все-таки его опасения были не напрасными. Джакопо Берти не забыл, что именно он настаивал на оглашении в церкви, и что из-за двусмысленного положения франков пришлось от этого отказаться, не забывал и о том, что брак не был заключен именно по этой причине, и все же не считал себя виноватым. Более того, в глубине души он думал, что все обошлось к лучшему - кем бы сейчас была Оттавия? Графиней - да, но непризнанной. Вряд ли бы родные Андре де Бомона были счастливы явлению такой невестки, мало того, разве он сам отпустил бы ее в далекий путь в неизвестность? Нет, пусть уж будет так, как будет. Может быть бог отвел иное несчастье, а то, что глаза Оттавии несколько дней были красны от слез... Что ж, все проходит и это пройдет, все в руках Господа.

Джакопо Берти прислонился лбом к окну: итак, что он имеет? У него на руках два сына, один - наследник всего, чем владеет сам Джакопо, второму сын был уготован выгодный брак. Дробить состояние и тем более деньги? Нет, издавна в семье Берти сложилась традиция все оставлять старшему сыну, Маттео же пусть будет благодарен тому, что поддавшись на уговоры и слезы матери Джакопо не определил его в монахи. Возможно, впоследствии он бы пожалел о своей слабости, если бы не уговорился к обоюдному удовольствию со вдовой соседкой. Правда, та была не так уж и молода - тридцать ей стукнули позапрошлым летом, и не так уж, чтобы красива (по правде говоря, совсем некрасива), зато очень богата. Но даже не это стало последним доводом для скоро брака - Джакопо считал монну Филумену женщиной редкой добродетельности. Злые языки утверждали, что все ее благочестие - лишь следствие внешней непривлекательности, но на то они и злые, эти языки, чтобы грязью поливать праведницу.
Обиняками и намеками она дала понять соседу, что бог не дал ей детей в первом браке, и она очень рассчитывает, что ее состояние достанется не каким-то там роюродным племянникам, а своей кровиночке, смущаясь, призналась почти прямо, что уверена в мужской состоятельности того, кто носит фамилию Берти, и вообще, проявила редкую для женщины разумность. Вдовела она достаточно давно, так что брак не стал бы скоропалительным, и Джакопо для себя уже решил, что для Маттео это наилучший выход. Не спрашивая о том второго сына.

- Может и хорошо, что Оттавия не стала вдовой, иначе бы пришлось отложить все из-за траура, - пробормотал он, вытирая ладонью запотевшее от дыхания стекло. - Да, положительно, оно и к лучшему. Вот только что мне теперь с ней делать? Отдать замуж? А что, если она все же не соблюла себя? Тогда об этом все узнают и я не переживу позора. В монастырь? Возможно, но и это дело не такое простое. Ладно, есть еще время для решения, а вот разговор лучше не откладывать.
Постучавшись, Джакопо вошел в комнату дочери. При взгляде на ее бледное лицо он на миг ощутил сочувствие и почему-то чувство вины, но быстро выбросил из головы неподобающие мысли:
- Нам необходимо поговорить, - произнес сурово и, усевшись, указал Оттавии на стул напротив.

Отредактировано Джакопо Берти (04-06-2018 16:56:44)

4

"Вот и началось", - подумала Оттавия.
Она поняла, что ждала именно такого. Только позже. Но даже хорошо, что разговор будет прямо сейчас, чтобы долго не мучиться, не гадать, не томиться ожиданием. Интересно, что приготовил для нее отец? Наверное, уже все придумал. Выдаст ее замуж за одного из соседей? Самого нетребовательного, конечно. Немолодого вдовца, вроде Джованнино Младшего.
Оттавии раньше казалось, что она никак не может поверить в то, что стала невестой франкского капитана, а теперь вот ей было сложно понять по-настоящему, что она уже никакая не невеста.
Сев на стул, она смиренно сложила руки на коленях и опустила голову, даже не пытаясь сделать вид, что не понимает, о чем пойдет разговор.

5

Будто разом разучившаяся улыбаться Оттавия послушно уселась напротив и вид поникшей дочери тронул Джакопо.
- Да, дочка, такие вот дела, - вздохнул он. - Война...
Прозвучало так, что даже ему показалась неискренним. На самом деле все, конечно, было не совсем так. Он сочувствовал горю Оттавии, но Андре де Бомон, при всем его высоком положении, не являлся зятем, о котором бы он мечтал. К тому же что сказали бы соседи? Хвастаться тем, что дочь стала графиней, Джакопо бы точно не стал - наверняка бы кто-нибудь из них, да решил, а потом бы и поспешил поделиться с окружающими, что браком франкский капитан просто покрывал понятный грех. Что ж, есть благородные люди и в других землях.
Эти соображения заставили Джакопо перейти сразу к делу.
- Хорошо, что не было оглашения. Ты же понимаешь, что для всех в твоей жизни не было этой истории? Не хватало только, чтобы кто-нибудь усомнился в том, что ты чиста.
Говоря это, Джакопо не сводил испытывающего взгляда с дочери и мелькнувшая - или показалось? - по ее лицу легкая тень заставила его настойчиво переспросить.
- Помню, что я уже спрашивал, но с того дня прошло немало времени. Ответь мне, только честно, и не разочаровывай ложью - ты сохранила свою невинность? Не убедил ли тебя твой граф, что теперь это лишь формальность?

Отредактировано Джакопо Берти (06-06-2018 14:53:33)

6

Оттавия еще ниже опустила голову.
Она так хорошо знала отца, но совсем не ожидала этого вопроса.
С тех пор, как невинность была оставлена в прошлом, случилось столько событий, что любой ее соседке хватило бы на пару десятков жизней. Был Рим, и была безумная страсть. Потом глупая история с Хуаном Борджиа, чуть не стоившая ей жизни. Были подземелья замка Святого ангела, удавка убийцы, ледяные воды Тибра, чудесное спасение, Андре... А отец был все это время здесь, и его больше всего волнует все то же - невинна ли его дочь. Достойна ли она стать женой какого-нибудь соседа, который за свою жизнь не был дальше Пезаро и считает это высшей добродетелью?
Ей стало смешно. Какая невинность в подземельях? Отец был прав в своих подозрениях. Она потеряла невинность. И дело было не только в том, что имеет понятное телесное воплощение.
- Да, сохранила, - сказала Оттавия, поднимая глаза и глядя прямо в глаза отцу.
Лгать было легко, потому что то, о чем она говорила, совсем не имело для нее никакого значения. Сказать правду значило пошатнуть свое положение в доме Берти. Уверенность отца в ее невинности даст ей какую-то отсрочку. По крайней мере, ее оставят на время в покое. А потом...
"Надо будет что-то придумать..." Неподходящие мысли для дочери уважаемого отца, но только умение придумывать уже давно спасало ее и оставляло в живых. Жаль, что оно же нужно здесь, в родительском доме, где она хотела найти отдых.

7

И все же Джакомо усомнился. Телесную невинность - возможно, но не духовную. Совсем другой вернулась в дом Оттавия, будто чужой, теперь он не мог с уверенностью понять, когда она лжет, а когда говорит правду. Отдав ее в жены кого-нибудь из соседей, до брачной ночи он будет пребывать в тревоге, да и после того не успокоится. Значит, монастырь?
Джакопо тяжело вздохнул - решение должен принять только он сам и ничьи советы не смогли бы ему в этом помочь.
- На следующей неделе я собирался навестить Рикардо Терци, и хочу, чтобы ты сопровождала меня в этой поездке.
Вспомнит ли Оттавия, что у мессера Рикардо есть взрослый сын, не первенец, тот уже давно женат, а второй? Не будучи наследником, этот не станет слишком привередничать, если предложить достойное приданое. Если Оттавия понравится молодому Карлино, то так тому и быть, если же нет... Что ж, тогда придется нанести еще несколько визитов по соседям.

Отредактировано Джакопо Берти (08-06-2018 15:11:40)

8

"Началось", - подумала Оттавия.
- Хорошо, я поеду, - кивнула она. - С радостью.
Пожалуй, это было сказано слишком поспешно, и можно было понять, что она просто хочет побыстрее закончить разговор.
Ей было обидно, что отец даже не собирался ждать, чтобы новость о том, что ее жених погиб, достигла соседей. Не стал ждать, чтобы кто-нибудь из соседей сам решил приехать в дом, где есть невеста. Видимо, ее отец такого плохого мнения о ней, что решил не дожидаться чужих милостей, а ехать с предложением.
"Рикардо Терци, наверное, старше моего отца", - с горечью подумала Оттавия. - "Но на что еще мне рассчитывать? Интересно, отец поверил или нет? Все лучше чем монастырь".
Мысль путались, но направление в них все-таки было видно. Любое замужество было лучше перспективы стать монахиней. После всего, что ей пришлось пережить, сыграть роль девственницы будет совсем просто.
Но как все-таки теперь, после Андре, который был готов подарить ей все, было неприятно оказаться вновь в полной власти отца.

9

- Вот и замечательно, - сдержанно, но радуясь в душе, отозвался Джакопо.
Он только сейчас осознал, что предполагал разное, вплоть до отказа. Раньше такое было бы просто невозможно, от этой же Оттавии он не знал, чего ожидать.
- Надеюсь,ты понимаешь, что должна быть сдержанной? Не стоит предаваться тоске на людях, - вставая, назидательно заметил он, а про себя подумал, что тем более не стоит этого делать по какому-то франку. Будь он хоть трижды графом. И вообще, неизвестно, что ждало бы Оттавию в другой стране. Может быть там и под влиянием Андре де Бомон сто раз пожалел бы об опрометчивом браке. Неравный союз - а что так оно и есть, Джакопо себе признавался - редко бывает счастливым. Нет, он найдет дочери мужа поближе к отчему дому, не Карлино, значит будет другой... Только бы она не обманула его в главном.

Отредактировано Джакопо Берти (09-06-2018 17:01:23)

10

- Я постараюсь, - хмуро отозвалась Оттавия.
Она была почти оскорблена. Отец всегда был для нее любящим родителем. Строгим и требующим послушания, но при этом внимательным и не равнодушным. Правда, раньше у него не было на нее никаких планов. Едва у него начали появляться мысли о ее замужестве, как в усадьбе Берти появился двор Лукреции Борджиа, за которым последовало приглашение для Оттавии. А она так радовалась, что согласие отца приняла за дар небес!
Теперь желание сделать все, как надо, оказывается больше, чем любовь к ней. Может, он вообще хочет поскорее избавиться от нее? По его лицу видно, как он разочарован. Она ни в чем не виновата! Она не выбирала ни такой жизни, ни такой судьбы! Но в каждой складке на его лицо можно прочитать: виновна!
Ей даже не разрешено оплакать Андре. Сегодня он попросил ее быть сдержанной, а завтра потребует смеяться и быть веселой. А ей больше всего хочется остаться одной, лечь в постель и накрыться с головой одеялом.

11

- Так будет лучше всего, - заметив обиду в глаза Оттавии, Джакопо смягчил свой тон и все равно остался при прежнем мнении - для его дочери франкский капитан не стал бы хорошим мужем. Как только с глаз Андре де Бомона упала бы пелена, он бы и сам это понял, а так как людям свойственно заставлять других платить за собственные ошибки, сделал бы жизнь Оттавии невыносимой. Тем более - Берти поморщился как от зубной боли - если та все же допустила его к себе. С такими женщинами не просто не считаются, они уже заранее виновны не только в том, что было, но в и том, что будет, даже если этого и вовсе не произойдет.
Пока Оттавия этого не понимает, а если небеса будут милостивы, то и не поймет.
- Подбери пока себе подходящее платье из тех, что есть, а позже я приглашу портного - твой гардероб нуждается в обновлении.
Да, если он решил Оттавию выдать замуж, то придется раскошелиться. Хорошо бы решить вопрос уже в ближайшие дни - в браке с Карлино Терци дочь будет достаточно близко, чтобы не скучать о ней, и в то же время достаточно далеко, чтобы не напоминать постоянно своим видом о возможном падении.

Отредактировано Джакопо Берти (10-06-2018 10:45:33)

12

"Если дело дошло до новых платьев, то все совсем серьезно", - подумала про себя Оттавия.
Она не возражала против замужества. Старик - это даже лучше. Ей казалось, что старый муж менее требователен и счастлив уже тем, что у него молодая жена. Молодому обрадовалась бы любая другая, но Оттавия не была уверена, что возможность симпатии - главная. Такой будет большего ждать, а она не представляет себе, что должна быть внимательной и нежной с кем-то.
Поэтому лучше всего бы обойтись вообще без брачных предприятий. Тогда не придется лгать и изворачиваться. А если тот, кто посватается, прельстится ее недавним положением придворной дамы Лукреции Борджиа? А какая она фрейлина? Беглая, да еще едва избежавшая смерти. А если ее все-таки будут искать? Ее отец так горд, что и вообразить себе не может, что на его землю придет кто-нибудь хозяином и заберет его дочь, а он даже не сможет сопротивляться. А тот, кто посватается, о возможности прибытия папской стражи даже не задумывается.

Так думала Оттавия, а ноги сами несли ее к маленькому охотничьему домику в роще ее отца, где недавно прятались франки. Она сюда часто ходила с Андре.
Каким же теперь все здесь казалось пустым.

Отредактировано Оттавия Берти (15-06-2018 11:33:22)

13

Вчера у Маттео состоялся очередной разговор с отцом, на первый взгляд эта беседа не должна была бы вызывать беспокойства - всего лишь пространные рассуждения отца о жизни вообще и будущем сына в частности, только уже не в первый раз мессер Джакопо к месту и ни к месту начинал расхваливать некую мадонну Филумену - обеспеченную вдову, чьи земли соседствовали с их усадьбой, - при этом по гладкости фраз становилось понятно, что каждое слово старшего Берти было тщательно обдумано и сказано неспроста, сам же он внимательно наблюдал за тем, какое впечатление производит на сына его воодушевленная речь.
Чем дальше, тем настойчивее становились подобные разговоры, и тем пристальнее взгляд отца. Сначала Маттео не понимал, с чего бы, да и когда забрезжила первая догадка, от души сам над собой посмеялся - покажется же такое, но со временем осознал - невзирая на явную нелепость и даже абсурд подобного предположения, первая мысль оказалась верной - Джакопо Берти вознамерился женить сына на женщине, возрастом годящейся ему в едва ли не в матери.

Каждый из детей знал, что если отец что-то задумал, спорить с ним бесполезно и поддержки ждать не откуда, поэтому уже второй день Маттео ходил хмурый. Он понимал, что не сможет противостоять родительской воле, и чтобы хотя бы немного привести мысли в порядок, отправился в рощу - там в тени деревьев он и решил подумать, что ему делать дальше.

Он лёг прямо на землю и, закинув руки себе за голову, мрачно уставился в небо - юноша даже подумывал обратиться напрямую ко вдове, но в случае ошибки он бы лишь оскорбил ни в чем не повинную женщину, если же догадка оказалась бы правильной, только настроил бы ее против себя, и ещё неизвестно, что из этого бы получилось.
Более ни одной дельной идеи Маттео в голову не приходило.

Отредактировано Маттео Берти (22-06-2018 11:54:41)

14

Оттавия чуть не споткнулась о брата. Точнее, все-таки запнулась, но умудрилась упасть не на него, а рядом на землю.
- Маттео, я тебя даже не заметила! - воскликнула Оттавия.
Оглядевшись, она поняла, что звучит это весьма странно: не увидеть брата можно было только погрузившись полностью в свои мысли. Впрочем, так оно и было.
Маттео был для нее самым близким человеком в семье. Может, теперь между ними и оставалась легкая неловкость, понятная после долгой разлуки, но как-то чувствовалось, что она временная и скоро исчезнет совсем. А вот способность видеть и то, о чем не говорят, явно оставалась. Во всяком случае Оттавия в последние дни видела, что брат становится все мрачнее и мрачнее.
- Ты мрачен, Маттео. Тебе, как и отцу, вся история с капитаном де Бомоном кажется бросающей тень на всю семью?

15

- Да-да, - рассеяно отозвался Маттео.
Он настолько глубоко был погружен в свои невеселые думы, что не сразу осознал, о чем его спросила сестра, поняв же, спохватился и быстро исправился:
- Нет-нет, ну что ты! - усевшись, он экспрессивно взмахнул руками и криво ухмыльнулся. - У отца свое мнение, у меня свое.
Лишь в меньшей степени сказанное им относилось к Бомону и Оттавии. Разумеется, по-человечески Маттео сочувствовал сестре, но его сочувствие было бы неизмеримо большим, если бы не собственные проблемы.
Хотя, если задуматься, у Оттавии - настоящее горе, у него же лишь только возможное. Нельзя сбрасываться счетов и то, что он неправильно понял отца. Может быть будет проще с ним поговорить? Но что ему останется делать, если его подозрения подтвердятся? Решиться на открытый бунт? Но ведь он в зависимости от отца... Как ни крути, а иного выхода нет.
От мысли о женитьбе на мадонне Филумене у Маттео засвербело в носу.
- Мне жаль, что так получилось с твоим Андре, - отвернувшись, чтобы Оттавия не заметила затравленное выражение его глаз, произнес он. - Граф мне понравился.

Отредактировано Маттео Берти (22-06-2018 12:14:42)

16

- Правда? - Оттавия встрепенулась, оживилась, как будто ее жених был жив, и симпатия ее брата что-то значит.
Для нее и сейчас значило. Отец не скрывал к франку своей неприязни, мать боялась даже упоминать о нем, братья молчали. Как будто представитель древнего рода был зачумленным. Оттавия опасалась, скоро ей будет казаться, что никакого Андре де Бомона не существовало, а если кто-то и был, то очень неприятный и во всех смыслах достойный осуждения человек. А того Андре она просто придумала и сама поверила в свою фантазию.
- Он был очень хорошим, Маттео, - с облегчением, что можно кому-то так сказать, продолжила Оттавия. - Наверное, слишком хорошим. Господь забрал его к себе, а мне придется довольствоваться кем-нибудь более подходящим... - она глубоко вздохнула. - Отец собирается отвезти меня к Терци. В гости.

17

Может быть в другой ситуации он не понял бы сразу, но слишком легко было провести параллели.
- Значит и тебя... - вырвалось у Маттео.
Он отвернулся, пряча свое лицо, и чтобы жест не получился нарочитым сорвал пожухшую травинку.
- Мессер Рикардо - много лет как вдовец, и у него есть ещё один сын... И кому же тебя предназначают?
Юноша бы не удивился, если бы отец подумывал о старшем Терци - при известном везении Оттавия смогла бы родить тому ребёнка и тем самым обеспечила бы себя, к тому же есть и вдовья доля. В то время как Карло в лучшем случае мог рассчитывать на место управляющего или же совсем крошечное наследство, и это далеко не блестящая партия. Если только Джакопо Берти не решил щедрым приданым купить молчание будущего мужа, а сделать это он мог бы только в том случае, если бы предполагал, что дочь запятнала себя. Отец рьяно берег репутацию семьи, так что такой поступок был бы вполне в его характере.
- И что... и что ты сама об этом думаешь? - с горечью спросил Маттео и теперь уже не стал прятать взгляд - скорее всего Оттавия не знала о планах отца в отношении брата, но долго подобное скрывать не получится...
Чем не решение всех проблем? Выдать дочь или за старика или по циничному расчету, сына женить на женщине, которая почти в два раза старше... Зато никто не будет шептаться о сомнительном целомудрии бывшей придворной дамы герцогини Пезаро и не придется делить между детьми не самое большое наследство.
Разумно, что и говорить. Только от этой разумности Маттео хотелось взвыть волком.

18

- Я думаю? - Оттавия пожала плечами.
От нее не укрылось тихо вырвавшееся "и тебя тоже?". Но прежде чем спрашивать, стоило и самой проявить откровенность.
- Наверное, это не так и плохо, - хладнокровно сказала Оттавия, глядя куда-то поверх головы брата, в сторону уходящей вдаль дороги. - Я бы предпочла старшего Терци.
Она старалась так и думать. Это было разумно, до тошноты и зубовного скрежета. С Андре она безумно боялась будущего, но в то же время верила, что он защитит ее, и надеялась, что неизвестность обернется красивой сказкой. Будущее же с любым из Терци - молодым или старым - было понятно и не слишком вариативно. В нем не ожидалось кошмарных сюрпризов, но и сказка не предвиделась.
- Он, конечно, крепкий, но все-таки старый, - честно призналась в своих надеждах Оттавия.
И вдруг уронила голову на руки и расплакалась.

19

- И ты станешь вдовой, и никто больше не будет иметь над тобой власти, - закончил за сестру Маттео.
Что ж, если отец предназначил дочь мессеру Рикардо, то у Оттавии хотя бы будет, что ждать, мадонна же Филумена столь трепетно относится к собственному здоровью, что наверняка проживет ещё очень долго. Не то, чтобы Маттео желал смерти почтенной матроне, отнюдь, он всего лишь не хотел становиться ей мужем.
- Ну, будет, будет, - растерявшись от внезапных рыданий, Маттео неуклюже похлопал Оттавию по спине. - Может быть все как-то устроится, может, ты не понравишься ни одному из Терци.
В последнем юноша сомневался, в его глазах Оттавия была слишком красивой, чтобы надеяться на возможное равнодушие.
- Зато мы будем соседями, - невесело пошутил он, вспомнив, что виноградники Терци заканчиваются как раз у южных границ земли монны Филумены. - И будем часто ездить друг к другу в гости.
И в этом Маттео не был уверен, ведь он фактически будет зависим от вдовы, а как сложится семейная жизнь Оттавии, и представить пока было невозможно - очень многое зависело от того, кого Джакопо Берти прочил ей в мужья.

Отредактировано Маттео Берти (25-06-2018 20:48:52)

20

- И я останусь вдовой, - эхом подтвердила за братом Оттавия.
Ее не покоробила прямота Маттео, даже наоборот. Пожалуй, сейчас она почувствовала, что они стали еще ближе друг другу, что у нее есть человек, которому можно доверять. Она задумалась, хочет ли она не понравиться отцу или брату Терци, и решила, что это не будет удачей. Отец не отступит, и еще не известно, куда повезет ее в следующий раз и кому попробует сосватать. Терци не самый плохой вариант, пусть и не желанный. Но желанный... с желанным мужчиной она сможет встретиться уже только после смерти.
"Если все будет совсем плохо, я поступлю с мужем, как Борджиа. Чем же я хуже их?" Оттавия не была уверена, способна ли она на такое по-настоящему, но существование выхода, как ни странно, ободряло. Оттавия вышла из задумчивости и услышала последние слова Маттео. Они должны бы были насторожить и удивить, ведь владения Берти не соседствовали с землями Терци, но тут случилось кое-что, удивившее еще сильнее.
Из-за поворота тропинки выехал всадник, в котором Оттавия узнала франкского лейтенанта де Вильфора. Появление было настолько невозможным, что его вполне можно было принять за видение, если бы камешек, отскочивший из-под копыта коня, не ударил пребольно по руке.
- Вы? - воскликнула Оттавия, поднимаясь с травы. - Вы... здесь?

Отредактировано Оттавия Берти (30-06-2018 16:54:20)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Затравка для маленького бунта. 02.07.1495. Пезаро