Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Непрошеный гость обязан быть милым. 10.08.1495. Испанская провинция


Непрошеный гость обязан быть милым. 10.08.1495. Испанская провинция

Сообщений 21 страница 40 из 74

1

В двух днях езды от Гандии

Отредактировано Исабель Хосефа Ортега (30-05-2018 17:16:23)

21

Лита уже и не пыталась скрыть, что, называя себя гадкой, говорит так не потому, что позволяет такое делать с собой, а потому что желает этого. Она уже не боялась, что ее ждет, а с едва скрываемой жадностью предвкушала указания.
Желание Хосе, не убывающее целую ночь, и восхищали ее и одновременно наполняли гордостью. Это ее любовник был таким, и это она так сильно возбуждала его.
Ее жалобы, когда он в первый раз вошел в нее сзади, были лишь приправой к горячему лону, которое так набухло от первых же ласк, что ей пришлось широко расставить ноги, чтобы не было больно.
А с какой готовностью она потом сразу откликнулась на быстрое требование вновь ублажить любовника ртом. Накрытая с головой собственным платьем, она с жадностью ласкала его, становясь все более изощренной в ласках и умениях, и незадолго до того, как вновь излился он, ее торчащие из-под подола ягодицы содрогнулись, извиваясь, в непритворном экстазе, пришедшем от возбуждения, хотя Хосе и не дотронулся до нее.
А потом она плакала и целовала его, опять обещая и клянясь, и клятвы становились все более скабрезными.
И, как в первый раз, задирала платье, вновь впуская его в себя, и была еще откровеннее, чем тогда, хотя вино не было в том ни капли виновато.
И, конечно, называла себя гадкой, после чего с особенным восторгом ловила губами возбужденную плоть любовника.
Мир вокруг кружился, и уже было невозможно вспомнить, когда и что было. Во рту стоял терпкий привкус, бедра были влажны от смеси ее влаги и его семени.

Утром она проснулась, чувствуя, что рядом с ней человек, который стал для нее всем - и другом, и любовником, и сообщником.

Отредактировано Кармела Борха (04-06-2018 22:52:56)

22

День баронесса провела в нетерпении и заразила этим весь дом. Теперь приезда гостей ждала вся свита, даже второй день страдающая головной болью старшая придворная дама донна Лусия, и та, картинно держась за лоб, нет-нет, да выходила из комнаты.

Донья Исабель отдавала распоряжение за распоряжением, приказы сыпались из неё как горох из стручка. Она надеялась, что дон Хосе и конечно же его сестра будут достойны затраченных на них усилий, надеялась в их же интересах. Потому что гостеприимство баронессы напрямую зависело то того, насколько любопытны будут ей ее гости.
В свите баронессы помимо лелеющей свою головную боль донны Лусии было ещё три дамы, при этом одна из них, самая молодая, когда-то тоже постучалась в замок в надежде приюта. Что ж, баронесса Альчато может позволить себе подобный каприз.

Когда-то Исабель выходила замуж за титулованного, но небогатого соседа, да и ее приданое было не столь велико, как хотелось бы для девицы ее происхождения. Но два состояния, не слишком большие по отдельности, вместе приобрели солидный вес, земли же, после смерти отца как и было прописано брачном контракте унаследованные Исабель (каждый из наделов состоял из узкой прибрежной полосы по разные стороны больше похожей на ручей речушки), соединенные, теперь являли приятный глазу правильный четырехугольник, и по площади и по очертаниям вполне достойный положения баронов Альчато. К тому же и дон Хорхе в отличие от своих предков проявил редкую прагматичность, и хотя кое-кто из соседских баронов и качал сокрушенно головой, что такая деловитость не пристала идальго, увеличил своё состояние в несколько раз. Правда о том, как у него это получилось, дон Хорхе вспоминать не любил... как не любил и вопросов на эту тему.

Ближе к вечеру баронесса переоделась в шелковое - дань духоте - платье, светло-серый цвет которого прекрасно оттенял медь волос и подчеркивал аристократическую бледность лица. Она удобно расположилась на кресле в малой гостиной в окружении всех придворных дам - донне Лусии пришлось забыть о своей головной боли, и под размеренное чтение одной из них, нервно постукивала пальцами по подлокотнику. Ее дамы были заняты каждая своим рукоделием, донья же Исабель просто ненавидела вышивание, довольно и того, что она в юности исколола себе иголками все руки.

Напряжение в комнате нарастало, даже чтица стала запинаться на каждом слове... Баронесса нахмурилась и именно в этот момент в комнату вошёл важный как гусак слуга и с почтительными поклоном доложил, что дон Хосе Перес и его сестра Мария просят Ее светлость их принять.
- Наконец-то, - воскликнула донья Исабель и, довольная, несколько раз хлопнула в ладоши.

Отредактировано Исабель Хосефа Ортега (05-06-2018 21:37:31)

23

Замок баронов Альчато, возможно, не был настолько же большим, как Гандия, и до сих пор был скорее замком, чем дворцом, и все-таки по всему было видно, что здесь жили люди с достатком. Новоиспеченная донья Мария, то есть недавняя Лита Борха, сразу прониклась уважением к хозяевам и подумала, что оказаться здесь не так и плохо. Действительность явно была лучше плохих ожиданий.
Лита вообще очень поменялась за последнее время. Как ни странно, но ее отношения с Хосе целый месяц развивались в одну сторону, зато ее отношения с миром, кажется, шли прямо в противоположную. Минувшая ночь, спаявшая двух любовников так основательно, как они еще даже не догадывались, особенно прибавила Лите уверенности. Когда она смотрела на Хосе, то в ее взгляде сквозило полное доверие и особенный род обожания, причину которого не столько знаешь, сколько чувствуешь, и которому очень сложно вылиться в разочарование.
Сегодня стало понятно, как правильно она делала, что носила только одно платье. Второе, долгое время служившее узлом для вещей, было тщательно вычищено и разглажено, и оказалось вполне свежим. Васильковый цвет очень шел к волосам и глазам Литы. Она как будто видела себя со стороны и казалась самой себе очень милой в голубом, с небрежно собранными белокурыми волосами, и старалась придать своему взгляду ту трогательную невинность, которую всегда в них, помнится, усматривали гости в родительском доме.

Когда их позвали, Лита осторожно, пока слуги не видели, посмотрела в последний раз на Хосе несестринским взглядом, черпая в его глазах уверенность, и вошла в комнату. Баронессу Альчато она распознала сразу и, остановившись на почтительном расстоянии, склонилась перед ней.
- Ваша светлость, мы с братом так благодарны вам за то, что вы приняли нас.
Здесь было много женщин, и Лита, на которую вдруг нахлынули воспоминания, почувствовала приступ легкой паники.

24

Баронесса всегда приветствовала своих гостей сидя, тем самым подчёркивая разницу между просителем и благодетелем, но при виде вошедших глаза ее сузились и она привстала с кресла. Дон Хосе она оценила моментально - человек, не чуждый авантюрам, и это было совсем неплохо, во всяком случае - не скучно, а вот его сестра показалась ей более глубоким человеком. Вроде бы ничего в ней особенного не было: хорошенькая мордашка, потупленный взгляд, словом, ничего такого, что бы хоть как-то могло ее выделить из толпы себе подобных, но какая-то в ней присутствовала неправильность. Может быть все дело в этих светлых волосах? Нечасто донье Исабель встречались настоящие блондинки. Ноздри донны затрепетали, как у хищного животного, но она любезно улыбнулась и обвела рукой комнату:
- Ну что вы, донья Мария, ваш брат был так красноречив в своем письме, что я просто не могла отказать вам в гостеприимстве. Полагаю, вы устали с дороги? Предлагаю вам немного передохнуть здесь, пока слуги подготовят ваши комнаты.

Баронесса лукавила и это было известно каждой из ее придворных дам - смежные комнаты для брата и сестры были ещё с полудня подготовлены в дальнем крыле. Будучи женщиной широких взглядов, в подобных случаях она не разлучала родственников, просто селила гостей подальше от покоев ее придворных дам.
- Дон Хосе, так как вы здесь единственный мужчина, налейте нам всем вина. Сегодня я не буду вас мучить расспросами, а вот завтра хочу полностью услышать всю историю.
Сказав это, донья Исабель отвернулась от идальго и перенесла весь свой интерес на его сестру:
- Ваш муж спокойно вас отпускает? - спросила она участливо и усмехнулась. - Нечасто мужья так слепо доверяют братьям своей жены.

Отредактировано Исабель Хосефа Ортега (12-06-2018 19:39:08)

25

Лита растерялась. Она была уверена, что, войдя с Хосе, сразу отойдет на второй план. Донья Исабель почти ослепила ее. До этого дня Кармела видела только одну хозяйку - Марию Энрикес. Та была герцогиней и умела держаться с достоинством, но в баронессе Альчато чувствовалось нечто совсем другое, и это что-то казалось чем-то большим. Такая женщина просто обязана была обратить внимание на дона Хосе, обратиться с расспросами к нему. Но донья Исабель неожиданно для новоиспеченной "доньи Марии" заняла мужчину каким-то поручением, а с разговором обратилась к женщине.
"Наверное, она что-то подозревает, а я скорее сделаю ошибку и выдам нас", - запаниковала Лита. Она посмотрела на Хосе, но тот казался спокойным. "Я должна понравиться", - вспомнила его наставления беглая жена, и решила, что лучше не пугаться, а сосредоточиться на поручении.
- Мой муж? - глупо переспросила Лита и, вспомнив дона Родриго, едва не рассмеялась, но вовремя спохватилась. - Да... он очень доверяет Хосе, потому что очень высокого о нем мнения и уверен, что он прекрасно со всем справится.
В намеке доньи Исабель Лите почудился какой-то намек, но она не совсем поняла его и предпочла расценить ее вопрос как заданный без всякой задней мысли и намеков.

26

«Таааак... Похоже, что муж этой малышки - не самый главный человек в ее жизни», - от взгляда баронессы не укрылась испытанная «доньей Марией» легкая неловкость и это тоже показалось странным. При этом донна Исабель не могла бы объяснить, в чем именно она заметила неправильность, но свое ощущение тоже запомнила. Гостья интересовала ее все больше и больше.
По едва заметному знаку сидевшая справа от хозяйки замка донна Лусия встала со своего кресла и, обратившись к Хосе с каким-то явно надуманным вопросом, села с ним рядом и заняла пустяшным разговором, сама же баронесса приветливо предложила Лите освободившееся место придворной дамы.
- Мужчинам не так легко поладить друг с другом, как нам, женщинам, так что, донья Мария, вам очень повезло,- донья Исабель таинственно улыбнулась, словно только что поведала собеседнице одной ей известный секрет. - Итак, о достоинствах вашего брата я уже услышала, а что можно сказать о вас? Мне было бы любопытно узнать, какие ваши умения.

Баронесса не принадлежала к людям, страдающим от излишней деликатности, по её мнению то, что она предоставляла кров, более чем оправдывало подобные расспросы. Никто ещё ни разу не упрекнул ее в чрезмерной прямолинейности - в глаза уж точно, так что и разочаровать ее в этом мнении было некому.

Отредактировано Исабель Хосефа Ортега (17-06-2018 19:21:39)

27

Лите опять очень хотелось посмотреть на Хосе и увидеть какой-нибудь знак, но чутьем, уже не раз ведшим ее, она поняла, что этого делать не стоит. Да и что бы он мог ей поведать в одном взгляде или жесте, который только и мог сейчас подать? Кармела уже привыкла понимать его с полузнака, но это была совсем другая история.
А еще она очень хорошо поняла, что "постараться понравиться" надо именно сейчас. Что теперь наступил момент, кода это не только можно, но и очень нужно сделать, потому что второго шанса может уже не быть.
"Уууххх", - как будто пропело что-то в животе. Лита растерянно смотрела на баронессу. Та улыбалась и была сама приветливость, что приободрило "донью Марию". И спрашивала донья Исабель именно о ней, а не о мифическом муже, "брате" Хосе или родителях.
- О, мои умения весьма скромны, - в игривой стыдливости Лита опустила глаза.
Это была почти та же самая игра, которую она вела поначалу с любовником. Не из хитрости, а по наивности, считая, что так и нужно. Только тогда она была несчастной женщиной, ставшей возлюбленной, а теперь скромной супругой, благодарной за приют. Впрочем, скромность скромностью, а о главной задаче тоже забывать не стоило.
- Но я готова все их положить к ногам вашей светлости в благодарность за приют. Скажите, что бы вам сейчас пригодилось больше всего?

28

Глаза баронессы сверкнули. Не зная того, «сестра дона Хосе» уже сумела произвести впечатление, в ней чувствовалась какая-то загадка, а по мнению баронессы мало найдётся что-либо более интересное, чем разгадывание чужих тайн. Даже если никакой тайны и нет, все равно на какое-то время это может развлечь и развеять многодневную скуку.
- Ну-ну, не скромничайте, дорогая, - донья Исабель фамильярно потрепала Литу по руке.
С каждым словом она вела себя более вольно, ей понравилось в чем-то неуловимом искусственная скромность гостьи, и теперь захотелось увидеть не только, как та стыдливо опускает глаза вниз, но и вызвать краску на ее щеках. Не сейчас, не стоит опережать события, но в будущем - вполне возможно. Пока же достаточно будет ответа на вопрос «доньи Марии».
- Все, что не вызывает зевоту, - усмехнулась она многозначительно и кое-кто из ее придворных дам подхватил этот смех. - Может быть вы поёте, танцуете? Или умеете читать с особенным выражением, в лицах?
Дама, в чьих руках все еще оставалась книга, вскинула голову и недобро посмотрела на Литу. Некоторое время назад она прочно заняла нишу чтицы и не готова была отдавать своё место без боя.
- Или что-нибудь ещё?
Донья Исабель скрыла довольную улыбку - кажется, в их тихом мирке назревает буря, и продолжила расспросы с преувеличенной любезностью:
- Вы можете не стесняться, дорогая моя. Никогда не поверю, что такая красивая женщина как вы, совсем ничего не умеет.

Отредактировано Исабель Хосефа Ортега (21-06-2018 16:17:02)

29

"Господи, ей же просто скучно!" - осенило Кармелу.
Настолько же очевидно, насколько и неожиданно. В семье у Литы скучать было признаком дурных наклонностей. Отец строго следил за тем, чтобы ни у кого не возникало и малейшей возможности предаться праздности и лени. При дворе Марии Энрикес все было расписано до мгновений. Лита припомнить бы не смогла, чтобы герцогиня не знала, чем же ей заняться. Она могла еще ничего не делать, если сходила с ума от беспокойства, волнения и неприятностей, но не просто так.
Было ли скучно самой Кармеле? Еще как. Она вовсе не находила интересным постоянную работу, беседы со священником или молитвы. Но впервые в жизни кто-нибудь предлагал ей разделить с собою скуку, предавшись праздным увеселениям, да еще и кто-нибудь из тех, от кого она зависела! Донья Исабель сразу стала еще привлекательнее, а еще понятнее, и тем скорее захотелось ей понравиться и тем менее страшно стало ошибиться.
- Я могла бы рассказать вам что-нибудь интересное, - почти кокетливо улыбнулась Лита.
Пение и танцы не были ее сильной стороной, хотя и нравились. А читать она интересно не умела совсем. Зато у Литы была хорошая память на истории, при упоминании которых у многих, желающих выдать себя за людей серьезных, выразилось бы презрение на лице. Помнится, она любила еще в родительском доме подслушивать у кухни, что рассказывают пригретые странники или шепчутся кухарки и слуги. И уши у нее горели и от подробностей, и от того, что за них таскали находившие ее там отец или братья.
- Например, о доне Хуане. Распутнике, решившемся пригласить на ужин череп. Вы слышали о таком, донья Исабель?

30

От предвкушения Исабель подалась вперед. Сделав знак чтице, чтобы ты отложила в сторону книгу, она повернулась к Лите:
- Нет, дорогая моя, я не слышала этой истории и теперь с нетерпением жду, когда же вы мне ее поведаете.
Баронесса задумчиво осмотрела тесный кружок, затем ее взгляд на мгновение задержался на Хосе, и хотя она уже просто жаждала продолжения, протестующе взмахнула рукой:
- Но такие истории лучше звучат не при свете дня, вы расскажете ее сегодня вечером, после легкого ужина, а если она мне понравится, то... - пауза была многозначительной. - Чуть позже вам покажут ваши комнаты. Дон Хосе, ваша комната будет смежной с сестрой, но так как вы гостите на женской половине замка, вам придется жить немного в отдалении, - донья Исабель коротко засмеялась и нисколько не смущаясь тем, что говорит о присутствующих в третьем лице, пояснила. - Если бы ваша сестра путешествовала не с вами, а с дуэньей или служанкой, я бы поселила ее ближе к себе, но разлучить столь любящих друг друга родственников было бы слишком жестоко. А я все же должна оберегать добродетель своих придворных дам.

Отредактировано Исабель Хосефа Ортега (22-06-2018 13:18:56)

31

Если бы Кармела осмелилась посмотреть на «брата», она бы совсем успокоилась - дон Хосе был очень доволен тем, как развиваются события, и сознательно отошел на задний план, не мешая Лите очаровывать баронессу. Роль простого наблюдателя его вполне устраивала, он вел милую беседу с одной из придворных дам и казался полностью расслабленным.
На слова доньи Исабель он встал и, благодарно прижав руку к груди, поклонился. Благодарность была не наигранной, он не исключал, что их с Литой разлучат, в лучшем случае выделят спальни неподалеку друг от друга, о смежных же комнатах и не мечтал. Если же еще можно будет запереть и двери, тогда его «братский» пост окажется не таким уж и строгим. Игра Литы в скромницу вызвала в доне Хосе определенные желания, а теперь появилась надежда на скорое их воплощение.
- Моя сестра чересчур осторожна в оценке своих возможностей, - усмехнулся он в ответ. - Конечно же я пристрастен, но даже если бы я не был ее братом, все равно бы утверждал, что сложно найти рассказчицу лучше Марии.
В голосе идальго звучали горделивые нотки, именно так по его мнению брат и должен отзываться о любимой сестре. Теперь он уже не скрываясь послал Лите одобрительный взгляд.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (22-06-2018 16:37:34)

32

"А я ведь правда даже без служанки!" - подумала про себя Лита.
Она настолько была поглощена тем, чтобы произвести очень хорошее впечатление, что забыла о том, что баронессе может показаться странным то, что молодая женщина путешествует вдвоем с братом, без мужа, и при этом без дуэньи и даже без служанки! Лита настолько встревожилась, что в каждом слове Исабель уже слышала намек. Казалось, что та уже увидела все странности и дает понять, что от нее ничего не ускользает.
Кивок "брата" успокоил Кармелу. Хосе, конечно, все видит лучше, и его ничто не настораживает. И какое счастье, что они будут жить рядом! Лита боялась, что их разведут по разным частям дома, а без него она чувствовала себя беспомощной и глупой.
- Благодарю вас, донья Исабель, вы очень добры, - в очередной раз потупив глаза и вспыхнув, пробормотала Лита. - Увы, но в пути умерла моя кормилица, всегда сопровождавшая меня везде и прислуживавшая мне. С ней мне не нужна была ни дуэнья, ни служанка. Я могу вас просить об услугах одной из ваших служанок?

33

Баронесса снисходительно кивнула:
- Конечно, милая. В замке достаточно служанок, так что не стесняйтесь, обращайтесь за помощью.
История с кормилицей многое объясняла и донья Исабель даже немного расстроилась, что все оказалось настолько прозаично. Вошедший слуга натолкнул баронессу на новую мысль - сейчас она позволит гостям передохнуть с дороги, но только для того, чтобы вечером в полной мере насладиться талантами доньи Марии. Посмотрим, что там за история с черепом - страшилки донья Исабель очень любила и, не слишком впечатлительная, потом с удовольствием пугала своих придворных дам. Одна донья Лусия с ее манерой картинно падать в обморок чего только стоила. Правда, баронесса предполагала, что большей частью обмороки были притворными, но это ее не смущало, напротив, поднимающаяся каждый раз суматоха ее изрядно забавляла.
- Ваши комнаты уже готовы, - лениво взмахнув рукой, провозгласила она. - До ужина ещё достаточно времени, чтобы вам освежиться и немного отдохнуть. Помните, донья Мария, вы обещали мне историю. Дон Хосе, если потребуется, вы также можете обратиться к помощь слуг.

Аудиенция была закончена и донья Исабель осталась ею очень довольна. Даже если гостья не такая умелая рассказчица, как обещал ее брат, все равно в замке скучно не будет. Баронесса Альчато уже знала, чем займёт себя в ближайшие дни. И чем сложнее она ставила перед собой задачу, тем с большим увлечением ее решала.

Отредактировано Исабель Хосефа Ортега (23-06-2018 14:44:13)

34

Прошла какая-то пара часов, а Лита была уже в восторге от баронессы. Все это время она ее, надо сказать, не видела, зато полностью почувствовала на себе, что такое настоящее гостеприимство, и, наверное, влюбилась бы и в любимую жабу баронессы, если бы у той такая была.
Какое это было счастье, оказаться в настоящем доме после целого месяца мыканья по постоялым дворам и гостиницам! Можно было, наконец, облачиться в по-настоящему чистую рубашку и чулки, так милосердно принесенные от баронессы! Лита почти загоняла служанку, пока была в бане, требуя как следует вымыть ей голову и надраить щетками тело. Потом отдала грязное нижнее белье и велела вычистить оба платья. И как же было приятно сидеть на чистых и по-настоящему белых простынях, чувствуя приятную распаренность и легкость! И волосы были такими мягкими, а кудри особенно воздушными!
Стоит ли удивляться, что все до одной дамы в воспоминаниях были милыми и приятными, каждый виденный угол замка - образцом уюта, а баронесса Альчато казалась образцом красоты, доброты и добродетели?
- Мне кажется, мы понравились баронессе Альчато, - с уверенностью сообщила Лита Хосе, когда служанка, наконец, ушла, чтобы заняться ее платьем. - Грядущим вечером мы покорим ее окончательно.
Сейчас все казалось возможным.

35

Хосе был более сдержан в проявлении чувств, но с Литой полностью согласен. По-настоящему, а не кое-как смывший с себя пыль дорог Италии, пропарившийся в бане до скрипа, он был весьма благодушен и даже воодушевлен. Сейчас он с презрением вспоминал мелкие лохани, которыми им приходилось довольствоваться на постоялых дворах, и, переодевшись во все чистое, чувствовал себя другим человеком. Положительно, в удачный день он подслушал разговор о причудах баронессы Альчато, а не будучи человеком скромным, похвалил себя за то, что не только услышал, но и сделал правильные выводы. Раз Ее светлость так любит привечать путников, грех этим не воспользоваться.
- Сейчас многое от тебя зависит, - оглянувшись на закрытую дверь, Хосе подошел к Кармеле и обнял ее со спины за плечи. - У тебя волосы распушились, я вот-вот чихну, - насмешливо сообщил он и развернул мнимую сестру лицом к себе.
- Ты умница, я сегодня гордился тобой, - продолжил с той же интонацией, - если все так пойдёт и дальше, на какое-то время мы сможем быть спокойны - в ожидании, пока твой муж раскошелится, нас не придется мыкаться по дрянным гостиницам.
Перспектива и в самом деле радовала. Для усиления эффекта Хосе взял Кармелу за подбородок, провёл большим пальцем по раскрывшимся губам.
- Так что продолжай в том же духе, сестрёнка, и все у нас получится. Мне же не страшно будет тебя здесь оставлять. Кстати, я и сам с удовольствием послушаю историю про опрометчивого дона.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (23-06-2018 21:50:44)

36

- Ее светлость прислала мне рубашку и чулки, - с расчетливостью хозяйки, постоянно испытывающей нужду, заметила Лита. - Подарки о многом говорят. Я ей понравилась.
Она вспомнила свои ощущения при разговоре и призналась себе, что такой вывод более чем искренен, не попытка уговорить себя. В баронессе было что-то от благодетельницы, несомненно, она держала определенную дистанцию, но это было не как с Марией Энрикес. Там Лита чувствовала стену, за которую другим заглядывать позволительно, а вот ей - нет. С самого начала она была как будто позади всех прочих дам. Кармела не понимала, почему и что с ней не так, но точно знала, что изменить положение вещей не в ее силах.
Донья Исабель как будто намекала на то, что тут все будет иначе. Помнила о своем положении, но не делала из него неприступную крепость. И еще Лита поняла, что по-настоящему понравилась. Непонятно, за что и почему, но совершенно точно баронесса Альчато продемонстрировала настоящую заинтересованность в том, чтобы задержать гостью. Что ж, если неприязнь бывает беспричинной, то почему бы и симпатии не быть такой же? Примерно так подумала Лита, решившая не быть слишком подозрительной.
- Мне только показалось, что она что-то как будто подозревает. Но при этом... - Лита нахмурила лоб, пытаясь выразить то, что только смутно чувствовала, - как будто не имеет ничего против.

37

- Да, весьма неординарная женщина, - согласился с Кармелой Хосе. - Тем лучше для нас. И все же до правды не сможет догадаться даже баронесса.
Он притянул Литу к себе, показывая насколько далеки его мысли от братских.
- Представляешь, что подумала бы Ее светлость, если бы увидела, как ты ласкаешь меня вот этими самыми губами, - прошептал, глядя Кармеле прямо в глаза. - Или она и тогда бы не была бы против? Может быть как раз это развлекло бы ее сильнее самой интересной истории?
Конечно же Хосе шутил, просто он был очень доволен тем, как все складывалось, потому и позволил себе если не полностью расслабиться, то хотя бы с облегчением выдохнуть. Первый и самый сложный шаг был сделан, а в том, что Лита сделает все, чтобы его не разочаровать, идальго не сомневался.

Какая жалость, что в любой момент могла вернуться служанка!
- Я хочу, чтобы сегодня ночью на тебе были надеты только подаренные баронессой чулки и рубашка. Я думал, что вчера мы с тобою на время прощались, но раз уж нас поселили в смежных комнатах...
И, не договаривая, Хосе взял руку Литы и приложил к своему паху. Может быть для его понятливой любовницы эта демонстрация была и излишней, зато очень наглядной.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (24-06-2018 13:33:07)

38

Несмотря на шутливый тон, Лита вдруг поймала себя на мысли, что ее "брат" может оказаться прав. Что такое было в глазах баронессы Альчато во все время их разговора? Пожалуй, мелькавшее в них чувство было бы правильнее всего определить как жадность и жажду. И было оно больше обычного желания развеять скуку. По крайней мере, Лита вдруг поняла, что, хотя и боится разоблачения, но готова поверить, что донья Исабель простит далеко не невинный обман, если его преподнести как можно интереснее.
Впрочем, сейчас до чувств и желаний баронессы ей было мало дела. Желания дона Хосе волновали ее гораздо сильнее. Недвусмысленный намек, и Лита поняла, что только что упустила намек чуть менее явный, но все-таки достаточно понятный.
- Конечно, дон Хосе, - немедленно пообещала она выполнить его желание.
Служанка войти могла, но больше возможного изумления обычной прислужницы Лита опасалась недовольства любовника, поэтому не стала ждать никаких других слов или прямых указаний, а опустилась на колени.

39

- Подожди, - разом севшим голосом произнес Хосе.
Он не ожидал, что его жест Лита расценит так однозначно, однако спорить, разумеется, не стал. Его будоражила готовность любовницы повиноваться даже неявному и неосознанному знаку, сначала удивленный отсутствием и тени сомнений у Кармелы, теперь он недоумевал, почему же сам до этого медлил.
- Если что, сделаешь вид, будто что-то уронила, - выдохнул он, дергая шнурок на шоссах.
Если служанка и войдет, он останется стоять к ней спиной, а Лита... а вот Лите придется проявить чудеса лицедейства. Наверное, в глубине души Хосе даже хотел, чтобы горничная оказалась более расторопной. Все равно глупая девица не сможет догадаться о том, чему едва не стала свидетельницей, и даже если и знакома с подобной близостью, вряд ли ожидает ее от брата и сестры.
Опасность разоблачения оказалась чересчур волнующей и Хосе не смог себя сдержать. После долгой ночи в нем накопилось не так уж и много, но ощущения были, словно он открыл пробку перебродившего и перестоявшего на солнце вина. Немногим позже выпустив затылок Литы, он отошел на шаг назад и с довольной усмешкой посмотрел на коленопреклоненную любовницу.
- Можешь встать, - разрешил он он после недолгой паузы и, протянув руку, одобрительно погладил Кармелу по щеке. - В следующий раз не заставляй меня так долго ждать. Когда мы наедине, ты должна быть готова к тому, что я могу захотеть тебя в любой момент.
Хосе оправился и уселся на стул. Он был удовлетворен, а потому благодушен.
- Ладно, на сегодня слишком много впечатлений, поэтому твой промах объясним, - проявил он снисхождение. - Но больше не разочаровывай меня подобной ошибкой.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (25-06-2018 16:57:32)

40

- Да, дон Хосе, - без промедления отозвалась Лита.
Как ни странно, но такая близость придала и ей силы. Как будто способность оставить довольным любовника была знаком того, что удастся произвести впечатление и на баронессу.

Когда служанка вернулась, то застала Литу одну, сидящую на кровати в одной рубашке и чулках в ожидании платья.
- Вот, донья Мария, - служанка с гордостью развернула перед самозванкой ее голубое платье.
Лита глубоко вздохнула. Она, конечно, оценила старания девицы, благодаря которым та смогла превратить посеревшее с разводами платье в почти сияющее, но все-таки вынужденная скудность гардероба донельзя огорчали Кармелу. Оба платья надоели ей до смерти. И вновь надевая теперь голубое, в котором когда-то чувствовала себя красавицей, Лита хотела только одного: спросить с дона Родриго как следует, чтобы хватило на все.

В назначенный час "брат с сестрой" вошли в гостиную баронессы Альчато, где был подан поздний обед.

Отредактировано Кармела Борха (30-06-2018 16:34:46)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Непрошеный гость обязан быть милым. 10.08.1495. Испанская провинция