Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » У плывущих в одной лодке и судьба одна. 04.07.1495. Гандия


У плывущих в одной лодке и судьба одна. 04.07.1495. Гандия

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

Продолжение истории, начатой в эпизоде Небезвинной жертве - неблагородный спаситель. 04.07.1495. Гандия

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (30-12-2017 09:37:25)

2

Они проехали не менее трех часов до того момента, когда Хосе решил, что его коню не помешало бы отдохнуть. В небольшой, расположенной в низине роще он и остановился. Откуда-то слева раздавалось журчание воды, значит, была возможность немного освежиться.
- Как вы думаете, донна, скоро ли ваш муж узнает о побеге?
Спешившись сам, он протянул было руку Лите, но тут же передумал и, обхватив спутницу обеими руками, спустил ее на землю.
- Вам нужно отлучиться, - не спросил, а произнес утвердительно.
Хосе с самого начала решил, что будет вести себя именно так - с полагающимся для благородной дамы уважением, но безо всяких экивоков. У доньи Кармелы не должно быть сомнений в том, что он лучше знает, как поступить, а если ей был нужен кто-то более деликатный... значит, она не угадала с выбором.
- Видите эту зеленую стену? Вас не будет видно с дороги, - указал он на густые заросли дикого шиповника и, отвернувшись, начал шарить в чересседельной сумке. - Потом мы с вами немного подкрепим силы: роскошный обед не обещаю - всего лишь лепешки, сыр и вино, но голодной не останетесь, а в путь тронемся, когда немного спадет жара. Идите же, донна, обещаю вам, что не буду оглядываться пока вы мне не скажете.

«К тому же поводья у меня в руках, а так я прекрасно услышу, если вдруг вам настолько напекло голову, что вы решите убежать».

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (30-12-2017 10:03:31)

3

Три часа езды, если ты находишься почти в объятьях незнакомого молодого мужчины, являются, безусловно, испытанием. Впрочем, они убедили Литу в том, что молодой человек не имел относительно нее никаких нечестных намерений. Возможно, этот вывод стоило бы признать поспешным, но в случае с доном Хосе он был правильным, к тому же самой донье Кармеле это позволило успокоиться и убедиться в правильности своего решения, что хорошо сказалось на ее разумности.
У нее была возможность научиться приспосабливаться к обстоятельствам. А череда ошибок, которые были щедро вознаграждены последствиями, переродилась в опыт, который, как известно, способен компенсировать природный недостаток ума. Да и три часа тряски после плотного завтрака приводят к обстоятельствам, когда не особенно сомневаешься. Кармела, мгновенно сориентировавшись, не стала поджимать губы и возмущаться, а сделала вид, что именно чего-то подобного и ждала, что, надо сказать, добавило благородства ее манерам. Она вернулась с таким видом, словно выплыла из королевских покоев, а не из-за зеленого кустарника.
- Вы думаете, нам лучше остановиться здесь на сиесту? - спросила Кармела у дона Хосе.
Она разглядывала его почти с нескрываемым интересом. Раньше у нее не было возможности увидеть, с кем она имела дело.
Молодой человек оказался действительно молодым. При ближайшем рассмотрении он подтвердил первое впечатление о себе как о представителе благородных людей. Платье выдавало в нем человека не богатого. Во всем этом не было ничего странного. Умудренный годами идальго с достатком ни за что не ввяжется в сомнительную историю с неизвестной дамой из домика кузнеца.
- Могу я узнать имя своего избавителя?

4

Неизвестно, чего именно ожидал Хосе, только то, как повела себя его спутница, его приятно удивило. О скандальной связи герцога Гандийского было известно многим, при этом с достаточными подробностями, чтобы решить, что бывшая любовница Хуана Борджиа умом не блистала, но теперь Хосе в этом усомнился.
“Может быть все не так, как кажется на первый взгляд, и эта донья всего лишь злосчастная жертва”.
Если вспомнить о том, как герцоги Гандии поступили с ним самим, это вполне можно допустить.
- Я думаю, что мы уехали достаточно далеко, чтобы спокойно пересидеть жару, - он деловито расстелил прямо на траве свернутое валиком покрывало. - Мое имя - дон Хосе Рамон Кармона, - назвался он с достоинством и с легкой иронией отметил. - В первый раз в жизни провожу наедине с доньей столько времени, не будучи ей представленным.
Он разложил нехитрую снедь:
- Прошу вас, донна Кармела. К сожалению, я не могу предложить вам лучшего и потому постараюсь скрасить скудность трапезы интересной беседой. Мне кажется, у нас с вами есть кое-что общее.
Возможно, он торопился, однако Хосе не хотел ждать - он должен был убедиться, что имеет дело с женщиной достаточно отчаянной, чтобы решиться на риск, и не думающей о том, как бы придать остаткам своей репутации хотя бы внешний лоск. Если донна Кармела питает напрасные надежды на людскую короткую память, то он просто отвезет ее к родным, если же нет... А вот если нет, тогда и настанет время, чтобы подумать.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (05-01-2018 15:36:36)

5

"А я в первый раз провожу столько времени с мужчиной, который не мой муж и не... герцог Гандии", - подумала про себя Кармела. Воспоминание о любовнике вызвало неприятное чувство, но все-таки это не была боль, как еще недавно. Как ни странно, но присутствие дона Хосе действовало на нее ободряюще. Он был из тех мужчин, к которым она привыкла с детства. Да, не самый богатый и, видимо, ведущий кочевой образ жизни. Его имя ничего ей не сказало, лишь слабый отблеск того, что можно бы было назвать чем-то вроде узнавания. И все-таки это был дворянин, как ее братья, кузены или муж. Это был не кузнец, не его странная и рано состарившаяся мать или деревенский крестьянин, в компании которых она провела последние недели. Дон Хосе приятно говорил и обладал тем неповторимым лоском, который был так приятно знаком Лите, давал надежду и утешение.
- С радостью разделю с вами беседу и трапезу, - искренно ответила она дону Хосе. - Думаю, у нас много времени. У этого Муцио никогда не хватит ума для нормальных поисков, да и кто ему в них поможет? В деревне не очень любят его и его мать. Придется ему ехать рассказывать дону Родриго или его матери. Мой муж наверняка в Гандии, так что ему придется ехать еще дальше... Но вы меня заинтриговали, дон Хосе. Что же между нами может быть общего? То, что мы сидим тут, едим одно мясо и пьем одно вино?

6

- Таков удел увечных людей, - философски заметил Хосе, усаживаясь рядом.
Он разрезал лепешку на несколько более или менее равных частей, крупными ломтями накромсал сыр.
- Хм... Донья Кармела, боюсь, что пить нам придется из одного бокала.
Он, конечно, мог предложить, что сам приложится к вину прямо из горлышка бутыли, но такое действо ему показался еще более сомнительным.
- Я, знаете ли, не предполагал, что у меня будет попутчица.
Хосе не добавил "такая" попутчица, но его взгляд выражал достаточно восхищения, чтобы Лита смогла домыслить это за него.
- Что же касается вашего вопроса... Понимаете ли, донна, - начал он издалека и очень осторожно, - ваше имя мне не так, чтобы совсем незнакомо, - по мнению Хосе это прозвучало лучше, чем "я много о вас слышал". - Мне известно, как бесчестно с вами обошлись, и в полной мере выразить вам сочувствие мне мешает лишь нежелание ненароком оскорбить или обидеть вас. Но не думайте, что я жалею вас, скорее жалости заслуживает ваш муж, который воспользовался... хм... обстоятельствами, и у которого не хватило благородства остаться вам хотя бы благодарным. Что же касается другого мужчины... тут я лучше промолчу. По поводу герцога и герцогини Гандии у меня сложилось собственное мнение, мне не хотелось бы спорить, если оно не совпадет с вашим.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (09-01-2018 16:45:34)

7

Слова дона Хосе пролились на незатягивающиеся раны доньи Кармелы целительным бальзамом. Никто! Никто за все время не проявил к ней и тени сочувствия. Герцог Гандии просто вышвырнул ее из своей жизни и дворца, муж предпочел забыть о ней, его мать только что не плевала ей в лицо. Герцогиня даже не удостоила ее своей ненависти, придворные дамы отвернулись, хотя многие из них мечтали - Лита была уверена - оказаться на ее месте. И если и радовались, что их миновала чаша сия, то точно не потому, что вдруг стали добродетельными, а потому что герцог проявил себя неблагодарным любовником. Даже кузнец Муцио, этот мужлан, и то вел себя так, словно он - карающий меч архангела.
- Его светлость - неблагородный человек, подвергающий женщину унижению и бесчестию, чтобы удовлетворить свою похоть, а потом втаптывающий ее в грязь.
Лита вздернула носик. Говорила она, как и подобает героине романа, в котором несчастная дама оказывается жертвой негодяя и уповает на нечаянно посланного ей спасителя. Конечно, дон Хуан не был герцогом, пользующимся своей властью и не гнушающимся в этом насилия. Да и дон Хосе чем-то выдавал в себе героя менее положительного, чем было бы положено. Но Лита не лгала и не притворялась, она говорила теми словами, которые знала, и описывала жизнь теми сюжетами, которые оказались ей доступны. В ее представлении все так и было, хотя прозаический флер жизни, конечно, был существенно ниже романтического.
- Не сомневаюсь, что он поступит дурно всегда, если только у него будет такая возможность. Но чем же он провинился перед вами?
Говорить плохо о бывшем любовнике было очень приятно. А известие, что у дона Хосе мог быть свой зуб на герцога Гандии, едва не привело Литу в восторг, как и полагалось, когда жизненный сюжет вдруг точно вписался в прокрустово ложе романного.

8

О, на этот вопрос Хосе было несложно ответить - разбуди его глубокой ночью, он бы и тогда не запнулся. О его истории известно любому, кто готов был его выслушать. Может быть кто-то из его заинтересованных или вынужденных собеседников и считал, что со стороны разоренного идальго несколько опрометчиво чернить герцога и герцогиню Гандийских, сам же Хосе находил в этом горькую отраду. Он не надеялся на справедливость - разве кто-то в своем уме откажется от свалившегося в руки состояния, пусть даже оно лишь малая толика собственного богатства? - но раз уж он не мог вернуть себе земли дона Альваро, будь тот проклят со своим коварством, так хотя бы попортит кровь лишившим его наследства людям.

- Их светлости всего лишь разорили меня, - вздохнув, он в красках рассказал о том, как все произошло, только подобно Лите немного сместил акценты.
Правда, у него было больше оснований считать себя искренним. На самом-то деле Хосе так и не понял, какая муха укусила его дядю, что вдруг заставило дона Альваро пойти на этот нехристианский поступок. Долги племянника? Но кто в молодости не делает долгов? Его легкомыслие? А вот с эти Хосе мог бы поспорить - будь у него состояние, он бы и вел себя осмотрительнее, дядя же не дал ему шанса проявить себя.

- Мне сложно сказать, какие доводы убедили дона Альваро, только он оставил все свои земли герцогам Гандии. Не уверен, правда ли это, но, зная слабости дяди, я могу в это поверить - его подкупили тем, что его имя будут поминать в постоянных молитвах. Видно, нагрешил он столько, что иначе бы в рай не попал. Ладно бы я, но ради этой цели он оставил без средств родную сестру, - Хосе криво усмехнулся и мстительно прищурился. - Только думается мне, донна, что этот грех ему не отмолить.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (14-01-2018 09:36:38)

9

Лита безоговорочно поверила дону Хосе, потому что поверить ему было приятно. Все при дворе знали, как герцог равнодушен к тому, что называется "делами герцогства", чего было не сказать о донье Марии. А значит - сделала нехитрый вывод Кармела - интрига с приращением земель целиком ее дело. Вот вам и достойная во всех смыслах герцогиня.
- Ее светлость двулична. Можете мне поверить, я столько времени состояла при ее особе, - говорить это было приятно. - Сделать нехорошее дело и поступить с кем-нибудь некрасиво она вполне могла. Главное - чтобы можно было объявить сделанное дело богоугодным. Теперь она наверняка считает себя благодетельницей, помогшей вашему дядюшке миновать чистилище и оказаться в землях райских.
Лита зло улыбнулась, обнажив ряд острых зубов, с особенной силой вдруг пробудившегося аппетита вонзившихся в лепешку.

10

Какая жалость, что эта донна Кармела в опале, такую горячность, да в нужное русло. Хотя, если подумать, не будь она брошенной любовницей, то не сидела бы сейчас рядом на траве, а ублажала бы герцога Гандии и была бы полностью довольна судьбой. Разумеется, Хосе сделал вид, что поверил рассказанной Кармелой истории, только слишком уж много ходило разных слухов, при это ни один не выставлял жену Родриго Энрикеса безвинной жертвой. Но ради пользы дела Хосе не будет о том вспоминать и тем более не покажет сомнений донне Кармеле.

- Вы считаете, что Ее светлость способна обмануть даже саму себя? Простите, донна, но я тут с вами несогласен, лишить всего законных наследников - это деяние требует холодного разума. Моя дядя был не из тех, что легко поддаются влиянию, чтобы его убедить в чем-то требовались весомые доводы... Если бы Ее светлость не была такой набожной, ее можно было бы заподозрить в колдовстве... Ха-ха-ха...
Хосе явно принужденно засмеялся, будто только что весело пошутил, после чего отвел взгляд в сторону:
- Что-то в горле пересохло. Позвольте, донна...
Он осторожно забрал из рук Кармелы бокал с недопитым вином, а то, что при этом, коснувшись ее пальцев, он ненадолго задержал ладонь, конечно же было полной случайностью.

11

- Значит, ее светлость сделала все с холодным разумом, - с готовностью согласилась с выводами своего "спасителя" Кармела и закончила со всем возможным сарказмом. - Значит, она умеет не слушать свое горячее сердце, всегда открытое Богу и его воле.
Думать о герцогине Марии плохо было даже приятнее, чем думать плохо о герцоге.
Недолгое касание было ею замечено, а в том, что оно не было случайным, Лита не сомневалась. Не то чтобы ей не понравилось, скорее она подспудно ждала чего-то такого, и теперь получила полное подтверждение своим ожиданиям. Кармела была уверена, что только великое благородство способно удержать мужчину от того, чтобы не дать понять женщине, находящейся полностью в его власти, что он может потребовать от нее чего угодно, и лишь благородство чуть меньшее - не потребовать на самом деле. Лита больше не хотела быть безвольной жертвой, но ее положение было далеким от того, чтобы на чем-то настаивать или возмущаться. Поэтому она сделала вид, что ничего не заметила, надеясь, что так она никого не поощрит и одновременно не возмутит, и не ограничит себя. Возможно, потом она даст понять, что ухаживания ей приятны, чтобы дон Хосе хотел и дальше помогать ей.
- А было бы забавно, если бы о ее светлости стали шептаться, что она колдунья, - губы Литы дрогнули в презрительной улыбке. - Ее бы это убило.

12

Воистину, мужчина может не спать ночами, придумывая свою месть, женщине же достаточно одного мгновения, чтобы найти у врага слабое место.
- Я бы назвал это справедливостью, - дон Хосе поощрительно кивнул. - Разве иначе, чем колдовством, объяснишь, что случилось с моим дядей?
Он помолчал, подбирая слова. Можно было и дальше делать вид, что дошедшие до него слухи были крайне скупы, но теперь пришел момент чуть больше раскрыть карты.
- Хотя возможно, что здесь все просто - виной стало лишь горячее желание дона Альваро попасть на небеса, а вот в том, что случилось с вами, донна, я не вижу другого объяснения.
Хосе держал себя подчеркнуто уважительно, показывая, что принимает Литу за порядочную и лишь по чудовищному стечению обстоятельств попавшую в нехорошую историю женщину.
- Заранее прошу прощения, если то, что я скажу дальше, хоть как-то заденет вас. Понимаю, вам неприятно вспоминать то, что было, тем более, если об этом вспомнит кто-то другой. Но иначе, донна Кармела, я не смогу донести свою мысль.
Если Хосе и сделал паузу, то совсем крохотную - он совсем не хотел, чтобы его прервали.
- Герцог Гандии был неравнодушен к вам, это понятно любому. Он приблизил вас настолько, что любая другая и мечтать бы не осмелилась... Так что же стало причиной его резкого охлаждения? Я ведь мужчина и знаю - любить вчера и забыть сегодня просто невозможно. Вернее, возможно... но только в случае постороннего вмешательства. Я лично не был знаком с герцогом, но слышал достаточно, чтобы понять - он бы не пошел против своих желаний. Значит, кто-то заставил его разжелать.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (18-01-2018 15:38:20)

13

Слова дона Хосе были настолько приятными и ласкающими, что Лита, не первая и не последняя, приняла их желанность за истинность. И пусть женщины много раз при ней сетовали на ветреность, непостоянство и мимолетность мужской любви, предпочла поверить молодому мужчине, утверждавшему, что разлюбить за один день невозможно.
- Вспоминать это правда неприятно, - со вздохом опустила глаза донья Кармела, впрочем не считавшая нужным прервать разговор.
Пробежавшая по ее телу дрожь, которую можно было расценить знаком отвращения, была приятной дрожью удовольствия. Лите нравилось все, что говорил дон Хосе.
- Я вспоминаю, как все закончилось. Дон Хуан позвал меня туда, где ужинал с другом...
О том, что герцог Гандии в тот день напивался с де Просида в винном подвале, куда и позвал ее, Лита говорить не стала.
- И когда я пришла, он вдруг жутко разозлился и прогнал меня... Наверняка виной всему какое-нибудь зелье, добавленное в их вино. Друг его тоже выглядел очень странно.
Кармела обманывала уже не только дона Хосе, но и саму себя. Ей и впрямь казалось, что в пьяном доне Хуане и его до одурения напившемся приближенном было заметно что-то необычное.

14

- Тогда иного объяснения и быть не может, - уверенно заключил Хосе.
В отличие от Литы он не так уж верил в собственные слова, но даже у него появилась тень сомнения. Всем известно, что герцогиня Гандии - женщина, истово верующая, но, если подумать, то придется признать, что за явно демонстрируемой набожностью довольно легко скрыть иные наклонности.
Хосе дернул головой - не стоит искать объяснение в потусторонних силах, достаточно того, чтобы в этом была убеждена донна Кармела, самому же ему следует сохранять холодную голову.
- Если бы Его светлость изменил прежним чувствам, то вряд ли бы пригласил вас на ужин. Но он же хотел, чтобы вы пришли? Чтобы что-то могло измениться за такое короткое время... - Хосе покачал головой и тяжко вздохнул. - Вы говорите, в его руках был бокал с вином? Интересно...
Ничего подобного Лита не говорила, но Хосе сделал вид, что понял именно так. Разумеется, и в приватном разговоре он избегал прямых обвинений, но паузы в словах были весьма красноречивы.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (24-01-2018 10:47:19)

15

- Вот и я думаю, что интересно, - многозначительно сказала Лита, забирая из рук дона Хосе вино и делая глоток.
Обвинить герцогиню Марию в колдовстве было очень заманчиво, но жизнь научила донью Кармелу не действовать поспешно, руководствуясь одними желаниями. И еще отучило кричать на каждом углу обо всем, о чем хочется. Приходилось признавать, что определенная скромность - залог безопасности. И все-таки при малейшей возможности и малейшей же заинтересованности в собеседнике, кем бы тот ни оказался, она обязательно намекнет на странное умение герцогини Гандии. И кто его знает, что будет, если получится намекать часто, да еще и при благодарных слушателях.
Получив удовольствие от общения с молодым человеком, который, казалось, так прекрасно понимал ее, Лита не смогла не вспомнить и о самом главном.
- Как вы думаете, дон Хосе, когда нам удастся добраться до Хативы?

16

Наконец настал момент, когда нужно сыграть по-крупному. Хосе внутренне подобрался, разговор же повел в прежней манере.
- Если не мучить лошадь - а она у нас одна на двоих, то где-нибудь дня три, - он замолчал, изображая неловкость, затем «решился». - Только сомневаюсь я, донна Кармела, что вам следует торопиться. Первое, где вас будет искать ваш муж, так это у родителей. Можете ли вы быть уверены в том, что родные не отдадут вас дону Родриго? В глазах всего света именно вы виновны... Простите, что я говорю такие неприятные вещи, только мне ли не знать, на что способна молва. Чего я только о себе не наслушался - самое малое, так это то, что неспроста дон Альваро так поступил со своим племянником, худшее же, в чем меня безвинно подозревали, и повторить неловко.
До этого Хосе смотрел в сторону, словно ему было стыдно за людскую слепоту и жестокость, но теперь повернулся к Лите:
- Я не говорю, что ваши родные поступят именно так, но если вдруг это случится, мне страшно представить, в каком каменный мешок упрячет вас ваш муж.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (27-01-2018 20:37:56)

17

- Но... - довольные еще вот только что глаза доньи Кармелы широко распахнулись, и в них заплескался страх.
Ей почему-то такой поворот событий не приходил в голову.
Она аккуратно поставила вино на подстилку, чтобы не расплескать, и задумалась.
- Я не думаю, что они так могут поступить... - неуверенно сказала она.
А почему бы и нет? Ее отец принадлежал к самой младшей ветви рода Борха. В связи с возвышением родственников они почти ничего не получили. Надежды были на ее место при дворе и близость ее мужа к герцогине Марии, но теперь все мечты пошли прахом. "Но мама обязательно меня защитит!" - упрямо подумала Лита, но тут же вспомнила о жестком отце и двух братьях. Особенно самолюбивом Хорхе.
- И зачем дону Родриго требовать, чтобы меня отдали ему?

Отредактировано Кармела Борха (30-01-2018 09:52:41)

18

Ему удалось посеять сомнения и это уже было неплохо. Жажда мести давно взяла верх над алчностью, сколько бы ни заплатили ему родные Кармелы Борха, одинокой женщиной в бегах она может оказаться полезнее.
- А вы когда-нибудь предполагали, что дон Родриго сможет запереть вас в забытой деревушке? - Хосе пожал плечами, словно удивляясь наивности собеседницы. - Ваш муж - властелин вашей судьбы, ему удобнее было бы держать вас при себе хотя бы для того, чтобы самолично решать, что с вами сделать. Возможно, его вполне устраивает положение соломенного вдовца - оно защищает его от матримониальных планов других женщин, но я не думаю, что это будет продолжаться долго - ведь, кажется, у дона Родриго нет наследника? Пока ему может быть удобно оставаться женатым человеком, но, поверьте, донна, рано или поздно он захочет продлить свой род и подозреваю, что не с вами.
Хосе говорил размеренно, так смысл становился яснее, но зато почти без пауз - чтобы не дать Лите вставить и слова.

- И вот тогда, донна, я бы не дал за вашу жизнь и гнутого медяка.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (30-01-2018 11:22:52)

19

- Но дон Родриго - благородный человек! - возмущенно вскрикнула донья Кармела.
Прозвучало убедительно, но вместе с восклицанием почему-то уверенность ее оставила окончательно. "Зато он больше не относится ко мне, как к благородной даме!". Благородный человек ничем не обязан неблагородной даме. Простое и все-таки шокирующее откровение. Перед глазами пронеслись все, что случилось с нею за последний месяц: последний разговор с мужем, его презрительная гримаса, холодное отвращение донье Элены. И еще это жуткое место... дом кузнеца Муцио, больше подходящее для наказанной служанки.
Какой беззащитной чувствовала себя теперь Кармела!
Теперь она совсем по-другому вспоминала самое начало замужество. И спокойная почтительность дона Родриго, его внутреннее благородство и честность показались ей теперь совсем не такими, как в сравнении с блестящим Хуаном Борджиа, рядом с которым супруг стал скучным, блеклым и слишком уж обычным. Теперь Лита корила себя за глупость, и впервые искренне и по-настоящему. Теперь ей было понятно, что нужно на самом деле.
Впрочем, пожалуй, впервые она себя ругала напрасно: столь разумное рассуждение могло бы прийти либо с возрастом, либо с несчастьем, так что полгода назад оно ей было просто не положено. Теперь она жалела о доне Родриго, снова возвращаясь на тот же круг: ей был нужен мужчина, которому теперь вовсе не было до нее никакого дела.
Впрочем, кое-что у нее теперь было. Вернее - кое-кто.
- Пресвятая дева Мария! - воскликнула Кармела, всплескивая руками и чувствуя жгучие слезы на щеках. - Думала ли я когда-нибудь, что окажусь в таком несчастье?
Выглядела она, заламывающая белоснежные руки, с блестящими дорожками по щекам и влажными глазами картинно прекрасно. Нет, она не была неискренней, но в ее представлении именно так и должна была выглядеть несчастная дама в сложном положении.

20

Хосе выдержал изрядную паузу - весь вид Литы искушал, призывал к действию, только с недавней поры для идальго женские прелести были не в приоритете.
- Ваша беда, донна, в том, что вы слишком доверчивы, - произнес он с чувством.
После долгого молчания это прозвучало с особенным чувством, даже драматизмом. Хосе протянул было руку, вроде бы утереть катящуюся по щеке Кармелы слезу, но тут же ее отдернул - так по его мнению повел бы себя мнящий себя рыцарем глупец.
- Вы не должны себя корить за чужие грехи, слишком часто люди пытаются оправдать тех, кто их предал, предпочитая обвинить себя, лишь бы не чувствовать этой боли.

У Хосе сводило скулы от высокопарности речей и в душе раздражала необходимость поддерживать заданный собеседницей тон. С куда большим удовольствием он бы предложил Лите скрепить союз особым образом - ему для удовольствия, ей - для внутреннего равновесия, но хотя донья Кармела и была любовницей герцога, а, значит, вряд ли дамой излишней целомудренности, сейчас она была ему нужна больше как орудие, чем как инструмент для наслаждения.

- Мне неприятно это вам говорить, но опасаться вам следует именно тех, в ком вы раньше не сомневались. Вам ли не знать, что именно близкие люди наносят самые болезненные раны.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (02-02-2018 16:14:31)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » У плывущих в одной лодке и судьба одна. 04.07.1495. Гандия