Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Небезвинной жертве - неблагородный спаситель. 04.07.1495. Гандия


Небезвинной жертве - неблагородный спаситель. 04.07.1495. Гандия

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

2

Иногда Лите казалось, что она сходит с ума.
Ей и раньше было не сладко: она злилась на то, что ее сослали и как будто забыли, что она вынуждена терпеть присутствие одного только кузнеца и его матери и сидеть в деревне. Но последние шесть дней оказались омрачены еще больше невозможностью писать и опасением, что Муцио еще что-нибудь взбредет в голову. У Литы оставались еще чернила, о которых ее тюремщик не знал, но она была очень осторожна и поэтому не пользовалась ими. Могла случиться ситуация, когда без них будет никак не обойтись.
Муцио входил и уходил, когда хотел, и дважды даже неожиданно появлялся в комнате ночью, чем пугал особенно. Ничего больше он не сделал, пальцем не тронул, но каждый раз Кармела думала, что вот теперь он готов переступить следующую грань, о которой она даже не догадывается.
Единственной ниточкой, связывающей ее с миром и позволяющей держаться, были постоянные мысли о побеге. Она уже придумала, что ей нужно уйти из дома, добраться до церкви и там обратиться за помощью (хотя бы передать письмо) к первому же благородному человеку. Если рядом не будет Муцио с его речами, ей не смогут отказать. Увы, простой план пока не мог осуществиться из-за простой же преграды: она не могла и надеяться сбежать так, чтобы это осталось незаметным хотя бы один час. Вся ее жизнь была как на ладони для хозяев дома, а ночью в церковь идти было так же бессмысленно, как просить Муцио об услуге.
День и ночь прокручивая в голове будущий побег, Кармела молилась только об одном - о крохотном шансе, о маленькой возможности, о короткой беседе с кем-нибудь, кто может ей помочь. Написанное заблаговременно письмо родным приятно шуршало в рукаве платья, наполняя сердце Литы гордостью за собственную предусмотрительность.
"Один только шанс", - повторяла она про себя, - "уж я его не упущу!"

3

Иногда Хосе казалось, что злость просто задушит его. Дон Альваро жестоко посмеялся над ним оттуда, откуда его уже не достанешь, и, яростно сожалея о том, что нельзя умереть дважды - уж второй раз он бы обеспечил любимому дядюшке менее комфортную смерть, Хосе оставалось довольствоваться лишь тем, что рассказывал любому готовому его выслушать об нехристианском обмане герцогов Гандии.
- Вот от герцогини я уж точно такого не ожидал, - с извращенным удовольствием повторял он вновь и вновь, и его не смущало, что едва ли не каждый его собеседник после этих откровений старался поскорее завершить разговор.
Напрасно донна Анна пыталась успокоить сына. Почтенная вдова также считала, что дон Альваро поступил и с ними не по-родственному; о причине она не догадывалась и предполагала, что дело лишь в помутнении рассудка, но только что толку теперь чернить его и - особенно - правителей Гандии на каждом углу. Как бы Хосе только хуже себе не сделал.
Теперь уже и мать вызывала раздражение, и Хосе все чаще срывал на ней свой гнев. Обида клокотала и гнала прочь от дома. На все советы несостоявшийся наследник лишь отмахивался - он не был готов поступить к кому-либо на службу, пусть даже мундир военного не замарал бы чести дворянина, Хосе и сам не знал, чего он ждет, зато прекрасно понимал, чего он хочет.

Если нельзя посчитаться с умершим, то можно попортить крови живым. Может быть герцоги предложат ему отступную, это, конечно, меньше, чем то, что он рассчитывал получить, но лучше чем ничего.
Ирония заключалась в том, что дон Хосе потерял терпение как раз в тот день, когда по его душу приехал посланник Марии Энрикес дон Родриго. Идальго ошибался считая, что его визит заставил Хосе броситься в бега, просто так совпало и, наверное узнав о том, дон Хосе Рамон Кармона изрядно тому бы подосадовал.
И боги умеют шутить: в тот самый час, когда Родриго Энрикесу стало понятно, что он зря потратил время, дон Хосе стучался в дом того самого кузнеца, в доме которого сейчас и жила опальная жена дона Родриго.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (04-12-2017 14:01:47)

4

Маруча гордилась сыном. Она всегда знала, что он не так и прост, даром что кузнец, но теперь получила тому лишнее подтверждение. Не пытался лебезить перед доньей Кармелой, умел держаться с ней строго. Маруча всегда слышала их разговоры: была недалеко и ловила каждое слово. Встревоженный визг Литы, ее неумелая и бесплодная попытка защититься и указать Муцио место, его смелость и нежелание уступать, наполняли сердце Маручи восторгом и одобрением. Сама-то она не могла так, слова уже давно не лились с языка.
И правильно он сделал, что чернила забрал. Нечего бумагу портить, к тому же дорогую. Женщине с честным сердцем всегда можно поговорить с богом, а нечестной - не только можно, но и нужно. Каждое мгновение просить прощения за совершенный грех.
Хотя, признаться, в глубине души Маруча желала бы, чтобы муж Литы поступил, как слабый мужчина, то есть вспомнил бы ее прелести и решил забрать к себе. Хоть и платили за пребывание этой доньи под крышей кузнеца, а все-таки стесняла она хозяйку. Маруче уже давно хотелось остаться вдвоем с сыном, занять опять свою спальню. Каждый раз ведь сердце кровью обливалось, как заходила. Донья Кармела заставила все своими вещами, от которых цветочный дух шел такой, что бедной Маруче сразу чихать хотелось.
В общем, у каждого своя, так и у Маручи была молитва, которую она нет-нет, да про себя произносила. Чтобы избавили ее небеса от неприятной госпожи.
Вот и теперь о том же она думала, штопая штаны сына, когда в дверь постучали. Крикнуть в ответ Маруча не могла: пришлось отложить шитье, подняться и отворить дверь молодому господину. Понятно было, что ему нужно: к кузнецу пришел, куда еще? Маруча приветливо улыбнулась и весьма умело изобразила, будто у нее в руках молот, которым она ударяет по наковальне, при этом вопросительно поглядывая на пришедшего. Потом вспомнила, что день жаркий, и сделал вид, что пьет из невидимого стакана. И снова посмотрела вопросительно, для верности пожав плечами.

5

Хосе сначала удивился, но пантомима хозяйки дома оказалась настолько выразительной, что ему все стало понятно и без слов. Он в ответ кивнул и повторил жестом, будто пьет - совсем не для того, чтобы обидеть или посмеяться, а просто так получилось, и от этой промашки и сам смутился, а ведь это с ним случалось крайне редко. Может быть поэтому обычно заносчивый с теми, кто ему не ровня, сейчас он повел себя с безупречной вежливостью дворянина.
- Благодарю, хозяюшка. Я с удовольствием выпью стаканчик-другой, только перед этим мне нужно решить небольшую проблему с лошадью.
Вообще-то сначала он предполагал оставить коня кузнецу, а время ожидания скоротать в таверне, но теперь идти куда-то по такой жаре показалось излишним - вряд ли он найдет среди этих деревенщин интересных собеседников, так что почему бы не дать заработать пару монет этой несчастной. Ему все равно, а женщине приятно.
Дон Хосе широко улыбнулся Маруче и с обещанием скоро вернуться направился к строению, в котором очень легко угадывалась кузня.

Отредактировано Хосе Рамон Кармона (06-12-2017 20:56:21)

6

В дверь дома кузнеца и его матери стучали не так уж и редко. Приходившие подковать лошадей часто заглядывали в домик Маручи и ее сына, чтобы попросить воды, обед или даже передохнуть. Кармела, окно комнаты которой выходило на ту сторону, где не была видна дверь в дом, научилась уже издалека слышать шаги и понимать, что очередной посетитель на подходе. Это были окрестные крестьяне или слуги людей побогаче и познатнее. Благородные люди редко заходили сами, предпочитая ожидать в таверне за обедом и вином получше, чем водились в доме кузнеца. Их слуги были не такими привередливыми, но донью Кармелу они не интересовали.
Но в этот раз в открытое окно ворвались звуки, которые насторожили Литу. Чутьем человека, для которого слух стал давно так же важен, как и зрение, она поняла, что на этот раз идет не крестьянин и не слуга. Четкая и твердая поступь и уверенный стук в дверь намекали на человека поважнее.
Кармела подскочила к двери и замерла. Пользуясь легким шумом, производимым шагами и колышущейся юбкой полной, тяжеловесной Маручи, Лита чуть приоткрыла дверь и, увидев в образовавшуюся щель дона Хосе, едва удержалась от радостного вскрика. Да, этот молодой человек совершенно точно был похож на такого, кто был ей нужен.
Сердце забилось так радостно, что едва не заглушило слова неожиданного визитера. "Вернитесь, пожалуйста, вернитесь, как и обещали", - взмолилась про себя Лита.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Небезвинной жертве - неблагородный спаситель. 04.07.1495. Гандия