Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Via Appia » Кто ни о чем не спрашивает,тот ничему не научится.Май 1493.Монтевеккьо


Кто ни о чем не спрашивает,тот ничему не научится.Май 1493.Монтевеккьо

Сообщений 21 страница 39 из 39

1


Оттавиано да Монтеведжо - 34 года
Ракела - 41 год
Росина Бьяджи - 21 год


Отредактировано Росина Бьяджи (23-10-2017 19:19:20)

21

- Навредить, - не удержалась и скептически хмыкнула про себя Ракела.
Она и понимала Росину и не могла удержаться от недоумения. Люди попроще никогда не заботились о том, о чем было принято думать в семье графа. Любая женщина из домов, построенных вокруг замка, родившая положенное количество детей, только расхохоталась бы от всех этих "нежностей". А уж как относятся к детям, которых носят, женщины, в компании с которыми Росина путешествовала каждый год... Их мало заботило, что там происходят.
Но настроение Росины явно не подходило к простому взгляду на жизнь.
А уж раз она боится, то лучше не убеждать.
- Как вести? - Ракела сделала вид, что задумалась. - Соблазните его, мадонна... как вы обычно это делали? И не бойтесь. Вы, может, и изменились, а мужчину ничто не изменит. А потом...
Травница поднялась и подошла к роднику, наклонилась к кусту, потянула за незаметную в траве тесьму, достала выдолбленный из сука дерева длинный кубок и протянула его Росине.
- Возьмите его... не так... - Ракела кубок не выпустила, а взяла руки мадонны и сама положила их на него. - Представьте себе, что его светлость уже пришел к вам.

22

Росина взяла в руки странный кубок и вопрошающе посмотрела на травницу. Та молчала и, не отводя взгляда, будто ждала. Росина не знала, что ей делать, и все же тишину не нарушала. Почему-то ей казалось, что она должна сама догадаться, вот только пока она не понимала, о чем. Она опустила глаза на кубок в своих руках - в том, как тот лежал в ее ладонях, было что-то очень знакомое, только смутное, так бывает, когда смотришь вдаль сквозь густой туман.
Может быть травница намекает ей, чтобы она как бы сделала глоток? Не отводя взгляда от Ракелы и надеясь увидеть в ее глазах хотя бы намек, Росина поднесла кубок к губам и коснулась его будто отполированной поверхности.
Ей показалось, что она увидела в глазах своей визави одобрение. Отчего-то в ушах зашумело и, жалея о том, что в кубке нет воды, Росина провела языком по гладкому, без малейшей зазубрины дереву.

Отредактировано Росина Бьяджи (12-10-2017 15:11:43)

23

Ракела с нескрываемым любопытством смотрела на Росину. Ей было интересно, как та себя поведет. Покраснеет? Возмутится? Сделает вид, что ничего не поняла? Или и на самом деле удивится и ничего не поймет? Тогда и возни будет больше, да и напрасной она будет скорее всего. Потому что есть такие вещи, как была уверена травница, которые или есть или их нет.
Но Росина ее не разочаровала.
- Это хороший кубок, мадонна, - с намеком кивнула Ракела и скабрезно засмеялась. - Из него пить удобно и хорошо. Нальешь в жаркий день воду, а она долго не нагревается.
Ракела помолчала, все также разглядывая Росину. Убеждалась, что та и впрямь не подурнела. Ей бы только, когда она вспоминает плохое, глаза такие испуганные не делать и голову не опускать. Вот это ее не красит.
- Но если присмотреться к нему, то он похож... еще как похож... - Ракела наклонила голову на бок, заговорщицки смотря на Росину, и снова рассмеялась. - А вот вы представьте, что это и не кубок... Как вы думаете, от чего бы ему тогда было хорошо?
Ракела взяла руки Росины в свои и, чуть сжала ей пальцы.
- Попробуйте, мадонна.

24

Прошло немногим более часа после разговора с травницей, а Росина все ещё заливалась краской при одном только воспоминании об "уроке" Ракелы. Ей такая близость казалась дикой, просто невозможной, и одновременно волнующей.
"Я - грешница. Я грешница, что могла и на миг допустить подобное".
Могла. Допустила. Под внимательным и ободряющим взглядом Ракелы она смогла это сделать, и пусть губы ее ощущали гладкость дерева, представляла-то она совсем иное.
"Нет, это неправильно! Может быть я и стала любовницей, но я не куртизанка. Мне и думать об этом стыдно".
Стыдно. Но ведь думает же. Уже не может не думать, а воображение дорисовывает то, что пока неведомо.

Росина почти вбежала в свою комнату и, опустившись на кровать, прижала ладони к пылающим щекам.
- Я просто попрошу Оттавиано прийти ко мне и буду нежна и весела. Мне вовсе необязательно... О, боже!
Видение получилось настолько ярким, что Росина крепко зажмурилась, и все равно не смогла "не видеть".
- Мы поговорим, а дальше как уж будет, - прошептала она, глядя куда-то вглубь себя.
Смятение - не лучший советчик, и Росина решила положиться на случай. Она встала и, подойдя к столу, без долгих размышлений написала записку к графу с просьбой вечером к ней зайти. Затем быстро, чтобы не дать себе возможности передумать, она вышла из комната и передала записку первой же попавшейся ей на глаза служанке. Теперь все будет зависеть от Оттвиано: придёт ли он, а если и придёт, то в каком настроении. Может быть он будет настолько равнодушен, что остальное и вовсе не понадобится.

Отредактировано Росина Бьяджи (16-10-2017 21:51:23)

25

Росина все время возбуждала в нем желание.
И растущий живот в этом не был помехой.
Когда он в последний раз был у нее, казалась она сама была особенно возбужденной. Ее стремление к близости... Она носила его ребенка... Сидела такая умиротворенная... В ее обнаженности было что-то особенно трогательное... А потом ее глаза темнели, и он уже по-особенному видел ее набухшую грудь и блестящую шелком кожу. И когда она сама повернулась к нему спиной, он чуть не задохнулся и едва сдержался, чтобы не дать себе лишнюю волю... Его возбуждало, что беременность не мешает ей, что она похожа одновременно и на гуляющую и на нагулявшуюся кошку.
Тогда он и испугался. Все-таки ребенок сейчас был его целью. Беременная не должна быть похожа на куртизанку... При одном воспоминании Оттавиано становилось жарко и тесно, но он принял решение не приходить к Росине. Узнавал о ее состоянии через слуг, следил за ним, но старался не приближать ее к себе. Берег себя от искушения. Он был уже не так юн, чтобы не справиться с собой.
Шли дни, и это отдаление давалось ему все легче. Кати, конечно, была совсем другой, но теперь он уже почти поверил, что большего не надо. Росина, кажется, все поняла и послушно пребывала на отдалении.
Записка удивила. Отказываться от просьбы прийти он не стал. Даже подумал, что зря сам этого давно не сделал. Не маленький, чтобы так бегать. Может, ей нужна помощь.
Теперь был ранний вечер. Катерина была в обществе гостий. Оттавиано вышел из своей спальни и направился по лестнице наверх, в знакомые и давно не посещаемые им покои любовницы.

26

Небо за окном еще не потемнело, но уже утратило яркость голубизны. Росина не отрывала взгляда от маленького облака, она разглядывала его с таким вниманием, что могло бы создаться впечатление, что она пыталась увидеть в его очертаниях ответ на очень важный для себя вопрос. На самом же деле Росина просто пыталась обмануть судьбу - может быть если она не будет показывать, как сильно она ждет Оттавиано, то он и придет быстреет. Если вообще придет. Несколько раз ей чудилось, что она слышит за спиной скрип, но, оборачиваясь, она понимала, что по-прежнему одна.

Звук открываемой двери был отчетливым, но на этот раз Росина осталась неподвижной - она хотела избежать возможного разочарования и теперь ждала более весомых признаков, того, что это сам граф, а не служанка, или, упаси бог, мать. Затылок словно закололо мелкими иголками и она поняла - Оттаиано все же пришел навестить забытую любовницу.
"Никаких упреков, никакого недовольства", - напомнила она себе и, встав со стула, развернулась. От недавних слез на веках осталась легкая припухлость, но этот единственный признак отчаяния мог сойти за обычные перемены в беременной женщине.
- Я ждала тебя, - произнесла с таким видом, словно они расстались только утром, и первой сделала шаг навстречу.

27

Подойдя к спальне Росины, Оттавиано медлил открывать дверь. Неожиданно на него нахлынули воспоминания. Отчего-то они были более сдержанные в других местах замка. На этом месте на верху лестницы он обычно думал, куда пойти - к Кати или к Росине.
Иногда он чувствовал свою вину за то, что ему нравится этот момент выбора, действует возбуждающе.
Вину не перед женщинами.
А перед кем-то другим.
Более высоким.
Вероятно, это и была боязнь перед Богом.
И уж он бы точно не признался себе никогда, что и в этом страхе былая своя прелесть.
Решив навестить любовницу, он задерживался и перед этой дверью.
Представлял себе, какой же она его встретит.
Теперь ему было почти жалко, что она беременная.
И что нельзя себя с ней держать, как раньше.
Он даже хотел развернуться и уйти, но это было бы уже слишком.
Толкнув дверь, Оттавиано вошел и привычным, знакомым до машинальности жестом плотно закрыл за собой дверь.
- Ты мне написала, - сказал он очевидное.
Сделал два шага навстречу и остановился, заложив руки за спину.
Вид неубранной постели невольно будоражил воспоминания.
- Что-нибудь случилось?

28

Росина видела Оттавиано разным, но нечасто таким напряженным. Заложив руки за спину, он стоял не двигаясь, и у нее появилось неприятное чувство, что он пришел в ее спальню только из вежливости.
"Никаких упреков, никакого недовольства" - сколько раз она уже сегодня произнесла про себя эту фразу?
- Нет. Не случилось, - готовая, что граф вот-вот ее остановит, Росина подошла на расстояние вытянутой руки, потом помедлила и, в любой момент ожидая протестующего окрика, сделала еще один короткий шаг.
- Просто я хотела тебя видеть. Это плохо?
Выдавив улыбку, она положила ладони Оттавиано на грудь, и для этого простого действия ей потребовалось все ее мужество.
- Это плохо? - повторила.
Внутри нее затих ребенок, словно он понимал, как важно сейчас для Росины оставаться спокойной.
- Я скучала, - прошептала, подаваясь навстречу, и казавшийся ей безобразным живот уже касался бедер Оттавиано.

Отредактировано Росина Бьяджи (19-10-2017 14:35:09)

29

- А... - глупо протянул Оттавиано и не менее глупо ответил. - Ты могла просто прийти. Я никогда не запрещал.
Когда-то Росина и впрямь свободно приходила к нему. На ней было хозяйство большого замка, в ее визитах к его владельцу не было ничего странного. Потом приходить почти перестала. Они встречались как раз здесь, вечерами и ночами.
Он как раз недавно думал, почему она не приходит теперь, но решил, что ей теперь тяжело и не хочется.
Даже был рад.
Дневные встречи - ночные искушения...
Ребенок должен был родиться и жить.
- Я тоже хотел тебя увидеть, - сказал, как будто извиняясь. - Но не хотел тебя тревожить.
Росина не подурнела. Если смотреть только на лицо, то можно и не понять. Но взгляд все время обрывался вниз, притягиваемый животом любовницы. И это простое касание волновало.
Он знал, что лучше бы отодвинуться, и даже качнулся назад, но не сделал и шага.
Вместо этого он обнял Росину, провел руками по ее спине, потом по бокам, остановился на животе.
Ему уже не хотелось отстраняться.
- У тебя сейчас такие губы, будто ты только что целовалась, - с усмешкой заметил Оттавиано.
Руки скользнула вниз, аккуратно прогладили платье и замерли внизу спины.
Расправленная постель, округлый живот Росины под его руками... В голове вдруг вспыхнуло воспоминание: "Я готова служить вам во всем"... Разведенные ноги, обжигающий жар ее лона... округлившийся живот, который она закрывает рукой, поворачиваясь спиной и демонстрируя бесстыдную гладь ягодиц... И теперь тот же живот, большой... она скучает... служить во всем... Мешанина слов и образов...
Оттавиано наклонился и поцеловал Росину в припухшие губы.

30

Ракела была права...
Мысль отчетливая как вспышка молнии и подобно же молнии, озарив все вокруг, она моментально исчезла в хаосе ощущений.
Росина повернулась чуть боком, чтобы ее живот не стал между ними преградой, и жарко ответила на поцелуй. Может быть она и не любила Оттавиано в том смысле, какой обычно вкладывают в это слово, но она хотела его, он стал ее первым мужчиной и она не видела другого рядом с собой. Когда вот это стало значить для нее больше, чем честолюбивые помыслы? Росина не знала и давно уже не задумывалась об этом.
Желание Оттавиано, скрываемое и одновременно неприкрытое... Травница не ошиблась, любовница не опостылела графу, он просто берег мать своего будущего наследника.
- Вот теперь я и на самом деле целовалась, - хрипло засмеялась она, отступая.
Она уверилась в том, что по-прежнему привлекательна - стоило только опустить взгляд, чтобы увидеть тому доказательство, и теперь повела свою игру.
Росина подняла вверх руки, как совсем недавно делала это, будучи одной, только на этот раз она не казалась себе безобразной - потемневшие глаза стоящего перед ней мужчины оказались правдивее тени. Она выгнулась, не скрывая, а подчёркивая свою беременность, усмехнулась и медленно-медленно опустила руки вдоль тела.
- Вы слишком давно не приходили в эту спальню, Ваша светлость...

Отредактировано Росина Бьяджи (19-10-2017 21:05:16)

31

- Зато прошлые приходы были более чем плодотворны, - усмехнулся Оттавиано.
Он разглядывал Росину с жадностью и вниманием. В ушах уже стучало, а глаза стали горячими.
Он сомневался.
Он чуть отступил назад.
Он не ожидал, что так загорится.
Быстро, сильно и безрассудно.
"Она же беременна", - напомнил он себе.
От это стало только хуже.
- Я хочу тебя увидеть, - севшим голосом сказал он. - Целиком.

32

- Тогда помоги мне.
Откуда в ее голосе появились эти нотки? Что было в той воде, которую она все же пригубила из кубка? Ничего в ней быть не могло, Ракела на ее глазах наполнила кубок прямо из родника, но Росина словно выпила молодого вина. В голове шумело и очертания предметов стали расплывчаты.
- Ну что же ты стоишь?
Она повернулась к Оттавиано спиной и, открывая взгляду нетугую шнуровку, подняла вверх распущенные волосы.

Отредактировано Росина Бьяджи (19-10-2017 21:35:53)

33

Дрожащими от возбуждения руками Оттавиано развязывал шнурки. Он торопился, но непослушные пальцы все время сбивались. Наконец, ему удалось стянуть платье, упавшее на пол вокруг ног Росины. Следом на него легла рубашка.
Он взял Росину за плечи, не давая ей повернуться, и смотрел на ее спину. Казалось, что она все такая же, что никаких изменений не произошло с ее телом. Тогда он отступил и сел на постель.
- Повернись, - глухо бросил Оттавиано любовнице. - А теперь подойди.
Как будто внутри него дрожала, грозясь лопнуть, натянутая струна.
- Смотри, что ты наделала, - кривая усмешка сломала губы Оттавиано, и он хлопнул себя по бедру. - Придется тебе услужить.

34

Ей одновременно хотелось и закрыть обнаженный живот руками, и выставить его напоказ. Росине было немного боязно, как Оттавиано воспримет то новое, но Ракела тогда лишь посмеялась на ее опасливый вопрос, поэтому, положившись во всем на травницу, Росина решилась. Ее руки дрожали от сильного возбуждения и еще чуточку от страха.
- Вашей светлости достаточно только попросить, - откровенно провоцируя, она повела бедрами и осторожно, чтобы не потревожить ребенка, опустилась перед любовником на колени.
Ей показалось, что она увидела недоумение в глазах графа, и не давая себе передумать, потянула его на себя, вынуждая встать.
- Я готова во всем служить Вашей светлости, - прошептала, не поднимая головы, и все так же не глядя в глаза потянула за шнурок на шоссах.

Отредактировано Росина Бьяджи (20-10-2017 13:37:36)

35

Оттавиано удивился необычной смелости Росины, но гораздо меньше, чем мог бы.
Не в первый раз уже она удивляла его.
И еще он знал, чего сейчас хочет.
- Хорошо, - одобрительно пробормотал он, чувствуя приятное освобождение, и легонько похлопал Росину по щеке.
Она чуть замешкалась, и он провел ей пальцам по губам, раскрывая их.
- Ты умница, - прохрипел Оттавиано. - Я буду в тебе, только по-другому.
Он взял ее за голову и, подавшись вперед, почувствовал податливость и готовность ее губ.
Вдруг как со стороны увидел все.
Росину, стоящую на коленях. Ее губы послушно угадывают, чего он ждет. Его рука гладит ее голову, когда она все делает правильно, и сжимает волосы, чтобы направить. И ее выпирающий живот и чуть отставленные ягодицы.
- Умница, - повторил он, блаженно улыбаясь и поднимая глаза к потолку.

Отредактировано Оттавиано да Монтеведжо (20-10-2017 17:03:53)

36

Новые ощущения не были неприятными, чего она подспудно боялась, а напряженная плоть оказалась нежнее и податливее дерева, и, сначала настороженная, Росина осмелела. Ракела в своей учебе обошлась без деталей и, ведомая лишь собственным чутьем, Росина словно предугадывала, что ждет от нее Оттавиано.
Сначала она подстраивалась, стараясь, чтобы любовник получил удовольствие, но не заметила, как и ее саму увлекла эта игра.
Подчиняясь настойчивым рукам, при этом она нисколько не была подневольной, напротив, и даже тогда, когда почувствовала, что Оттавиано на самой грани, не отстранилась, лишь замерла на мгновение.

Отредактировано Росина Бьяджи (20-10-2017 18:23:39)

37

Росине не хватало искусности, зато ее с лихвой замещали стремление угадать желания и... приятное удивление Оттавиано. Он был так доволен, воодушевлен и возбужден готовностью любовницы на все, несмотря даже на беременность, что тонкости исполнения уже не имели значения, и первый опыт Росины не был слишком долгим. Скоро Оттавиано, сжав голову Росины, вынудил ее остановиться и замерев сам, судорожно выдохнул и глухо застонал.
- Хорошо, - как будто выдавил он из себя и, сделав шаг назад, освободился и сел на постель.
Теперь они были вровень с Росиной.
- Сядь на постель, не стой так, - сказал он ей и лег ничком на кровать, отдаваясь теперь приятному опустошению.

Отредактировано Оттавиано да Монтеведжо (21-10-2017 18:12:52)

38

Росина вновь подумала о Ракеле, но на этот раз как о ком-то очень далеком. Осторожно поднявшись с колен она легла рядом с Оттавиано. Она вслушивалась в его прерывистое дыхание и вроде должна была бы быть довольной, что по-прежнему желанна, но долгое одиночество вкупе с близостью любовника сыграли с нею шутку. Мысли, более подходящие куртизанке, чем беременной женщине, томление тела, такое мучительное, что от него едва не загорались простыни...
Не глядя, она нашла руку Оттавиано и прижала ее к полыхающему лону. Теперь она вновь чувствовала его, пусть не внутри себя, и эта иллюзия близости накрыла с головой, заставила ее тело выгнуться дугой и тут же, обмякнув, опуститься обратно.
- Прости, - виновато прошептала, чувствуя сочащуюся по бедрам влагу, - прости.

Отредактировано Росина Бьяджи (22-10-2017 14:05:34)

39

Оттавиано что-то пробурчал в ответ. Новые границы смелости и чувственности любовницы приятно удивляли, но одновременно почему-то смущали.
Поняв это, он посмеялся про себя над собственной то ли осторожностью, то ли странной предвзятостью.
Росина была одновременно чем-то противоположным.
В этом было что-то греховное.
И это волновало и возбуждало.
Оттавиано решил, что второе важнее.
Потянувшись, он обнял ее. Некоторое время они просто лежали.
В голове не было ни одной мысли.
Так же легко было в животе и ниже.
Потом Росина шевельнулась, он погладил ее живот, скользнул рукой... Все могло повториться, но Оттавиано понял, что хоть и хочет этого, но не хочет. Сейчас ему не надо идти на поводу желания.
- Закройся одеялом или оденься, - сказал он Росине, резко поднялся и начал приводить в порядок одежду.
Это было не сложно.
Уходя, уже у двери, он задержался:
- Когда ты разродишься и оправишься... - он задумался, подбирая слова, - кажется, я уже очень жду этого... Но я скоро приду, только не... в общем, будь поосторожнее к животу.


Эпизод завершен


Вы здесь » Яд и кинжал » Via Appia » Кто ни о чем не спрашивает,тот ничему не научится.Май 1493.Монтевеккьо