Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Замок должен быть взят. 03.08.1495. Потенца


Замок должен быть взят. 03.08.1495. Потенца

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

2

Путь до Потенцы прошел тихо и спокойно. Клименте, его дочерей и свояченицу сопровождали пятеро слуг. После тепла равнины, по которой проходило путешествие, гористая область Базиликаты показалась холодной, и чем ближе было к городу, тем сильнее.
Потенца, прилепившаяся к самой вершине скалы, оказалась мрачной, облачной, с пронизывающим ветром, готовым сдуть всадников с седел и раскидать по предместьям города. Если полагалось обзавестись плохими предчувствиями, то здесь это было более чем уместно и вовремя. Впрочем, Клименте такой мелочью, как горный воздух и туман, было не прошибить, и если что и внушало ему опасение, так это поведение старшей дочери. С ее лица не сходила улыбка, которая казалась ему очень подозрительной, неприятной и какой-то... в общем, он бы предпочел увидеть ее на чьем-нибудь другом лице.
Для своих целей Клименте хотел, конечно, расположиться поближе к замку, но предполагал, что это будет не так и просто. Мало ли желающих получить что-нибудь от графа Потенцы или новоявленного губернатора Базиликаты? Поэтому трое слуг с поклажей под присмотром мадонны Розанджелы были оставлены в одной из первых приличного вида таверен, встретившихся им при въезде в город, а сам Клименте с дочерьми и двумя слугами двинулся дальше. Даниэлу и Сандру отпускать от себя ему не позволяла становившаяся все более маниакальной осторожность, а еще никогда не забываемое им соображение, что никогда не знаешь, где и на кого наткнешься. Хочешь, чтобы дочери были твоим аргументом? Всегда держи их поближе к себе.
В общем, не дав отдохнуть лошадям, от самой таверны они, как им и подсказали, поехали по улице, забирающей резко вверх, к стоящему на вершине скалы замку. Возвышаясь над городом, он как будто парил, и каждому должно было быть понятно, что искать там правды и защиты лишь ненамного ниже, чем у самих небес. Подъехав к самому подножию, они оказались возле закрытой решетки ворот, прорубленных прямо в скале. За нею угадывалась лестница, ведущая, вероятно, к главным воротам, открывающим проход во внутренний двор замка.
Клименте остановился, раздумывая, что говорить страже и как быть достаточно убедительным, чтобы его впустили внутрь. Или все-таки отложить встречу на потом, найдя по возможности ночлег поближе и отдохнув.

3

Не привыкшая долго сидеть в седле Алессандра очень устала, ей казалось, что в таверне она упадет замертво, но как выяснилось, что для нее, ее сестры и их отца путешествие еще не закончилось.
- Хотя бы лошадей пожалел, - зябко поеживаясь от резкого перепада от жары к прохладе, вздохнула она, стараясь, правда, чтобы ее слова не долетели до ушей Клименте. - Чему ты улыбаешься, Даниэла? Ты посмотри вокруг, здесь ужасно!
Замок словно вырос прямо из скалы, словно у людей, живущих там, росли крылья. Просматривающиеся через решетку подъездные ворота доказывали обратное, но и они казались монолитными, вросшими в камень. Нигде раньше Алессандра не чувствовала себя настолько чужой.
- Я готова убить за бокал подогретого вина, - наблюдая за отцом, прошептала она Даниэале. - Вот скажи, какая срочность, чтобы попасть внутрь уже сегодня? Разве один день что-то меняет? А сейчас посмотри на нас - запыленные, бледные и уставшие. О чем только отец думал, когда нас сюда тащил?

Она искоса посмотрела на скучающих за решеткой стражников. Те делали вид, что не замечают ни Фальконе, ни его дочерей, и это показалось Алессандре особенно унизительным. Неожиданно один из стражников встрепенулся, вытянулся в струну и почти сразу же стала ясна причина этой перемены. С громким лязгом ворота распахнулись, выпуская возглавляемую сердитым мужчиной группу всадников.
- Пресвятая дева, неужели это сам барон? - Сандра побледнела, но, храбрясь, добавила. - Надо же! А я вот слышала, что он намного старше.

Отредактировано Алессандра Фальконе (09-08-2017 12:07:03)

4

- Ну, конечно, здесь ужасно, Сандра, - с улыбкой согласилась с сестрой Даниэла.
Потенца казалась темной, но если приглядеться, то мало чем отличалась от любого другого города Италии. Те же тесно стоящие дома, те же узкие улочки, так же где-то грязно и бедно, а где-то - чисто и с достатком.
- Тем больше здесь оценят твой веселый характер. Конечно, любой несчастный мужчина, которого окружают одни постные женские лица, с радостью ухватится за возможность обзавестись такой женой, как ты.
Даниэла шутила. Может, это все и были веселые благоглупости, но Потенца все равно вызывала в ней приятные чувства. А то, что они ехали к замку, так ведь и правда зачем затягивать с  самым важным?
Правда, вид ощерившейся в сторону города крепости показался Даниэле очень недружелюбным, и ее оптимизм чуть притух. Она остановилась так, чтобы быть чуть позади отца, но закрывать при этом собою младшую сестру.
"Если мне улыбнется удача, то пусть она сейчас же подаст знак и решетки откроются", - сказала про себя Даниэла. Она так всегда делала в моменты, когда ничего нельзя было сделать. И удача решила ей улыбнуться.
- Да, говорят, что он старше, - согласилась Даниэла и веско добавила. - А значит, это не барон.
Покосившись на отца, она поспешила чуть отъехать и встать позади, чтобы стать для него невидимой. Он наверняка ждет от нее верха скромности, а Даниэла совсем не хотела пугать никого суровостью, полагая, что это может только все испортить. Это мужчину суровость украшает.
По крайней мере, возглавлявшего отряд она нисколько не портила. Даниэла дождалась, пока он посмотрит на нее и, позволив себе послать тень улыбки, медленно опустила взгляд. "Ненавижу синие платья", - подумала она про себя в который уже раз.

Отредактировано Даниэла Фальконе (09-08-2017 14:51:22)

5

Прошла неделя с той злосчастной поездки, а Ги так и не выбрал удачный момент, чтобы подступиться к другу с новым разговором. В глубине души он рассчитывал, что Ив остынет и сам поймет, к каким ненужным осложнениям может привести визит Бернардо ди Сарно и особенно - особенно! - его жены. По непроницаемому лицу барона сложно было догадаться о чем он думает, и, надеясь на то, что на расстоянии колдовские чары сойдут на нет и предполагая, что в данном случае лучшее действие - это бездействие, Ги словно забыл и о Рондине, и обо всем, что с ней связано. Он слишком ценил их дружбу с д'Аллегром, чтобы позволить какой-то ведьме, пусть даже очень красивой ведьме, ее разрушить.
Если бы Ги был чуть более мнительным, он бы подумал, что Рондине это уже удалось - Ив нередко уезжал из замка, но чаще всего брал Гийома с собой. В этот же раз он почему-то попросил его остаться и хотя такое не раз случалось, Ги на миг ощутил смутное беспокойство. Разумеется, он потом выбросил глупую мысль из головы, но зато только сильнее утвердился в своем решении оставить барона в покое и какое-то время оставаться сторонним наблюдателем.

Алессандра ошиблась, возглавляющий маленькую кавалькаду лейтенент де Вильфор не был сердит, а всего лишь сосредоточен. Раз капитан оставил на него Потенцу, то Ги просто обязан проследить, чтобы за время краткого отсутствия губернатора ничего не случилось.
Жеребец под ним вдруг повел ноздрями и, с шумом втянув в себя воздух, внезапно громко заржал. Из-за решетки раздалось ответное фырканье чьей-то лошади. Ги всмотрелся:
- Кто эти люди? - отрывисто спросил у стражника и на его недоуменно-растерянное "я не спрашивал" еще сильнее нахмурился.
Он подъехал ближе к решетке, окинул быстрым взглядом сразу всех: мужчина, достаточно в возрасте, явно не из бедных, две девушки, обе красивы и каждая по своему - судя по сходству, его дочери, одна вроде бы в трауре, с ними - двое слуг.
Осторожность охраны была вполне понятна, только все равно группа была слишком малочисленной, чтобы быть опасной.
- Открой решетку, - бросил он стражнику и выехав за ворота поинтересовался. - Вы кого-то ищете, месье?

Отредактировано Ги де Вильфор (09-08-2017 16:24:51)

6

Если кто обращение к нему франка и счел верной удачей, так это был Клименте Фальконе. Он не знал, кто к нему обращался, и тоже подозревал, что это не барон д'Аллегр, но в одном был уверен точно: этот мужчина имеет право задавать вопросы. Всякие желчность, раздражение и недовольство, которые накрепко присели к нему, отцу двух дочерей, слетели с него, как шелуха. Теперь это был только немолодой, но представительный мужчина, знающий себе цену, но вынужденный обратиться к кому-то за помощью.
- Добрый день, мессер, - он вежливо и с достоинством поклонился. - Я, граф ди Росса-иль-Вультуре и барон Лагонегро, прибыл сюда в надежде на защиту, о которой хочу просить его светлость барона д'Аллегра. К сожалению, у меня есть основания беспокоиться за свои жизнь и спокойствие, а также за честь своих дочерей. Это вынуждает меня искать приюта как можно ближе к замку.

Отредактировано Клименте Фальконе (10-08-2017 17:00:46)

7

- Виконт де Вильфор к вашим услугам. К сожалению, барона д'Аллегра сейчас нет в замке и мы ждем его не раньше, чем послезавтра, но вы можете рассказать суть дела мне. Как я понимаю, дочери, честь которых находится под угрозой, сейчас с вами? - Ги посмотрел на Даниэлу, затем перевел взгляд на Алессандру и, поворачиваясь обратно к Фальконе, еще раз коротко взглянул на старшую из сестер. - Рядом с замком вам ничего не грозит, барон не терпит никаких беспорядков. Но если я правильно вас понял, вы и ваши дочери подвергаетесь чьим-то преследованиям?

Те, кто должен был сопровождать Вильфора в поездке, терпеливо ждали, когда тот закончит разговор, но лейтенанту и самому было понятно, что для обстоятельной беседы выбраны не самое лучшее время и место. К тому же он не принадлежал к тем добрым самаритянам, что бездумно бросаются на чью-нибудь защиту. Скорее всего появись Фальконе один, ему было бы предложено прийти через пару дней, когда вернется губернатор, но, признаться, в отсутствии нормального женского общества виконта частенько посещали определенного рода мысли и все это вроде бы легко исправлялось, вот только наведываться к куртизанкам он теперь опасался. О неаполитанской болезни будут долго вспоминать даже те, кого она обошла стороной.

Отредактировано Ги де Вильфор (10-08-2017 22:43:11)

8

"Послезавтра!" - подумал про себя Клименте и заметно скис. Он не привык к проволочкам, слишком был для них деятелен. И потом он сам был бароном, привык заставлять других дожидаться, а не самому становиться ожидающим. Каждый потерянный день - время, подаренное его врагу. И что делать в этой Потенце? Смотреть из окон, как курицы клюют зерна из пыли? Вести беседы с дочерьми и Розанджелой? Он ведь даже не сможет отлучиться по делам! Для начала он думал хотя бы вверить судьбу "своих девочек" милости и чести капитана его королевского высочества. Попробовал бы тогда этот д'Аллегр не оправдать его надежд.
- Вы правы, виконт, - Клименте и не думал скрывать своего глубокого расстройства. - Тот, от кого я ищу защиты, не заинтересован в беспорядках. Нескольких наемников с длинными ножами будет вполне достаточно. Даже в своем замке я уже не чувствовал себя в безопасности и был вынужден искать того, кто поможет мне в этом затянувшемся деле. Против бесчестного сложно найти достаточной защиты.

9

Вильфор не был склонен к сантиментам и мог бы уже сейчас закончить разговор, если бы не одно, вернее, даже два соображения. Лейтенант армии Его высочества, он привык довольствоваться малым, но как виконт де Вильфор предпочитал аскетизму комфорт. Оставшись с Бо в Потенце, он не проявлял недовольства, хотя в глубине души предполагал, что мог бы потратить время с большей пользой, но здесь он отчаянно скучал.
После отъезда же барона в замке и вовсе почти не осталось тех, с кем можно хотя бы поговорить, да и с женщинами - даже не для услаждения тела, а просто для удовольствия глаз, здесь тоже было туго: вечно в себе жена смотрителя замка, их постоянно будто чем-то напуганная дочь - Ги донельзя выбешивало, что она смотрит на него как на человека, у которого вот-вот вырастут рога, еще то ли сестра, то ли племянница кого-то из супружеской четы, особа в том возрасте, когда еще не поздно радоваться жизни, но при этом старая дева в самом худшем понимании этих слов, и, разбавляя эту семейку, полубезумная сестра де Гевары - к этой Гийом поостерегся бы поворачиваться спиной - не потому, что она вела себя как-то агрессивно, а из-за того, что был уверен - от сумасшедших можно ожидать любого подвоха.
Что, если хотя бы до приезда д'Аллегра разбавить этот змеиный клубок приятными лицами, а там уж Ив потом пусть сам решает, как с ними поступить?

- Вы поставили меня в сложное положение, граф. После ваших слов я уже не смогу быть спокоен, зная, что ваша  жизнь и жизни ваших дочерей подвергаются опасности. К сожалению, привлечь обидчика к ответу способен только сам губернатор, но я могу помочь хотя бы тем, что предложу вам и вашим близким защиту за стенами замка. Больших удобств не обещаю, но здесь вы будете в полной безопасности. А когда вернется барон д'Аллегр, он уже и обдумает, как поступить в дальнейшем.

Отредактировано Ги де Вильфор (25-08-2017 13:46:20)

10

При словах о "сложном положении", в которое он поставил лейтенанта, Клименте не испытал никакого неудобства или - не приведи боже - сожаления. Создать собеседнику муки совести и задеть его чувство чести было как раз тем, о чем барон Базиликаты мечтал больше всего. Правда, он постарался изобразить нечто вроде раскаяния, но не забыл, что хвататься за предложение надо незамедлительно.
- Я навеки ваш должник, - скромно, но с легкой долей пафоса ответил Клименте, прикладывая правую руку к сердцу. - Я не смел и надеяться на такое участие, тем более что барона нет теперь в замке.
"А этот лейтенант, видимо, второй человек в замке, не иначе", - не преминул заметить итальянец про себя.
- Мужчина, у которого на руках двое дочерей, и который за них боится так, что не может оставить и под защитой родного замка, всегда уязвим. Будь я один, никогда бы не воспользовался такой щедрой услугой. Мы не стесним вас, да нас и не так много. Только моя свояченица, ожидающая на постоялом дворе, и несколько слуг. Но с собой в замок я возьму только одного, прочие уедут домой, раз теперь мы под защитой барона д'Аллегра. Мои дочери и сестра обойдутся без служанки.
Про себя Клименте решил, что им это даже полезнее. Будут заниматься делом - меньше времени будет на глупую болтовню и сумасбродство.

11

Что-то подсказало Вильфору, что ожидать, что и свояченица окажется молодой и красивой - дело безнадежное, но он посчитал, что нельзя ждать от судьбы слишком многого. К тому же улыбка во взгляде старшей из девушек не осталась им незамеченной и он был мог бы поклясться, что причина кроется не только в банальном любопытстве. В любом случае, от того, что в замке появятся новые лица, хуже не будет.

Ги про себя улыбнулся громкой речи - о долге говорят многие, но мало кто о нем помнит, а об услуге чаще всего забывают сразу после того, как она будет оказана, но ответил не менее церемонно:
- В таком случае я провожу вас до места. Это нисколько не затруднит - мы все равно собирались спуститься вниз, - он посмотрел на явно усталых, хотя и не потерявших своей привлекательности девушек и с налетом сочувствия добавил. - К сожалению, и вашим дочерям придется проделать обратный путь. Мне кажется, что будет неправильно оставить их в незнакомом месте без сопровождения, а, находясь под защитой отряда, они будут в неменьшей безопасности, чем за стенами замка.

Отредактировано Ги де Вильфор (14-08-2017 16:22:55)

12

Весь разговор отца с лейтенантом Даниэла смотрела в землю. Во-первых, так бы ее точно нельзя было упрекнуть в нескромности. Во-вторых, она боялась, что душащий ее смех обязательно прорвется - не в голосе, так в глазах или улыбке. И ведь ее отца нельзя упрекнуть во лжи, но настолько сгустить краски! Барон да Ривелло не был агнцем, и Даниэла терпеть не могла пасынка. Он наверняка бы не упустил случая унизить всех Фальконе или воспользоваться их уязвимым положением. Но со слов отца можно было подумать, что он разбойник, пытающийся вломиться в дом и их всех перерезать. Между тем пока в действиях Ривелло не было и намека на то, чтобы убить одного из Фальконе или даже взять в заложники. Чтобы не выдать как-нибудь свою иронию, Даниэла напомнила самой себе, что коварство всегда неожиданно, так что как знать...
Для нее предложение лейтенанта было тоже неожиданностью, и тоже приятной. Жизнь в замке казалась ей более безопасной и более свободной, к тому же отец от такой удачи придет в хорошее расположение духа, в то время как в противном случае точно бы превратил в тесноте гостиничных комнат ее жизнь в маленькое подобие преисподней, где за малейшую провинность взыскивают, как за великий грех. И еще (и тут мысли Даниэлы были неожиданно сходными с теми, что посетили Гийома) ей казалось, что в замке будет интереснее и веселее. Что бы ни говорил отец о франках, лейтенант Вильфор показался ей вполне воспитанным, благородным и обходительным, к тому же говорящим на итальянском. О бароне д'Аллегре ходят только хорошие слухи. Пребывать в таком обществе - это совсем не то же самое, что жить среди постояльцев трактира. И, возможно, это даже лучше, чем жизнь в родном замке Росса-иль-Вультуре. По крайней мере, здесь много нового.
Воспользовавшись тем, что мужчины завершили свой разговор и уже некоторое время поездка по улице города проходит в полном молчании, Даниэла решила подать голос:
- Мессер Гийом, - она одарила франка сдержанной (отец был рядом), но доброжелательной улыбкой, - позвольте и мне поблагодарить вас за гостеприимство. Ваше участие - это настоящий дар.
Она обернулась и посмотрела на Сандру, посылая мысленное пожелание, чтобы та присоединилась к благодарностям.

13

Следуя примеру сестры Алессандра поблагодарила виконта де Вильфора, только ее речь была еще более сдержанной - всего несколько слов. На самом-то деле она была не слишком рада остаться в замке, где хозяйничали франки, в таверне, как ей казалось, было бы намного спокойнее. А так отец, и без того уже будто помешавшийся на добропорядочности и денежных затруднениях, вообще не спустит с них глаз. Но дело уже было сделано и Сандре оставалось только подчиниться. К тому же ее немного примирила тщательно скрываемое, но заметное ей удовольствие Даниэлы.
За время замужества сестры, а еще сильнее за время ее вдовства поднаторевшая в искусстве лицедейства, Алессандра сделала вид, что ее нисколько не удивило, что молодой барон - пусть человек в ее глазах и пренеприятнейший, но не производивший впечатления человека кровожадного, в рассказе отца превратился в почти разбойника. Если Клименте Фальконе считает, что нужно сгустить краски, пусть сгущает, лишь бы не срывал зло на своих дочерях.

14

Клименте согласно и одобрительно кивал в ответ на речи своих дочерей. В этот раз они заслуживали поощрительного отеческого взгляда. Их болтовня была вполне уместной и даже своевременной. Этот франк должен увидеть, что обе дамы Фальконе достойны приглашения.
Сам же барон весь обратный путь обдумывал, что нужно сделать. Во-первых, он очень правильно придумал отослать всех слуг. Теперь быстро услать из замка его и его семью (вдруг что!) будет очень непросто. А если вдруг такая необходимость и назреет, есть задел по времени: слуг надо позвать обратно, а это нескорое дело.
Итак, все сундуки и вещи переместить в замок силами своих людей надо незамедлительно, обосноваться там всерьез и основательно. Потом оставить при себе одного... Лучше Джильо. Он быстрее всех везде осваивается. Прочих услать домой. За два дня, оставшиеся до приезда франкского барона, постараться выведать о нем как можно больше.
- Мы уже на месте, месссер.
Вся процессия остановилась возле трактира, хозяева которой с легким испугом поглядывали на франков из-за двери.
- С вашего разрешения я оставлю дочерей под вашей защитой, сам же схожу, чтобы дать указания своим людям.

15

- Разумеется, - кивнул Вильфор.
В душе он еще более приветствовал решение графа отлучиться и надеялся, что его возвращение не будет слишком скорым. Лейтенант дождался, чтобы Клименте Фальконе скрылся за дверями таверны, после чего как бы вскользь заметил:
- Чтобы остановиться, вы нашли не самое худшее место в Потенце, но в замке будет гораздо спокойнее.
Он обращался вроде сразу к обеим, но чаще посматривал в сторону Даниэлы. Старшая из сестер Фальконе держалась менее скованно, а из того, что только она и носила траур, напрашивался вывод, что молодая женщина недавно овдовела. Само по себе это мало что значило, но тайком бросаемые ею заинтересованные взгляды вызвали надежду, что она не слишком скорбела по усопшему мужу.
К тому же она показалась Ги более привлекательной.

Отредактировано Ги де Вильфор (16-08-2017 17:23:11)

16

- О, я нисколько не сомневаюсь, мессер, - с готовностью отозвалась Даниэла.
Ей показалось, что франк обращается больше к ней, чем к сестре, и это вызвало в ней горячее одобрение. Она опасалась, что Алессандра будет слишком смущаться и не сможет поддержать разговор, и тогда Вильфор решит, что они слишком скромные и постарается держаться от них подальше или вовсе потеряет интерес. А Даниэле вовсе не хотелось менять замок отца на такой же, то есть в котором нет ничего, кроме одиночества. И это было бы очень глупо, потому что Гийом ей понравился. Во-первых, потому что он был молодым и приятным мужчиной. И во-вторых...
- Я никогда не верила тому, что рассказывают о франках, - с кокетливой бесхитростностью сказала Даниэла. - И предчувствие меня не обмануло. Я с большей радостью окажусь под вашей защитой, чем за стенами лучшего постоялого двора Потенцы.
Слово "вашей" прозвучало так, что можно было выбирать, обо всех франках или только об одном говорит старшая дочь Клименте Фальконе. Ее признание могло бы показаться чрезмерным, но главным в нем было скрытое послание - Даниэле приятен франкский лейтенант, она рада знакомству и не думает этого скрывать.

Отредактировано Даниэла Фальконе (21-08-2017 00:17:51)

17

- Вы меня безмерно порадовали, мадонна, приятно слышать, что все-таки я не сильно напоминаю черта с рогами, - рассмеялся Вильфор и хотя повернулся так, что со стороны создавалось впечатление, что беседует с обеими сестрами, теперь уже, не скрываясь, обращался только к Даниэле.
Гийому понравилась ее открытость и если до этого он приглашал Фальконе и - главное - его дочерей, желая разбавить унылость женских лиц, обычную среди обитательниц замка, то теперь у него появились куда более приземленные мысли. Возможно, внезапная идея принесет и другие, не менее приятные плоды.
- Я обещаю вам, мадонна, свою полную защиту. Если вы сочтете, что вас есть от кого защищать.
Слишком мало времени прошло с момента знакомства и прямее сказать было сложно, зато были соблюдены все приличия. Если он ошибся, то фразу можно истолковать вполне невинно, если же нет... То тогда тем более следовало рискнуть.

Отредактировано Ги де Вильфор (21-08-2017 16:49:10)

18

"Вы" лейтенант превратил не в "мы", а в "я", что, конечно, не ускользнуло от Даниэлы. Она чуть порозовела - не от смущения, а от удовольствия - и опустила глаза. Вздох был неслышным для уха, но зато видным для глаза, несмотря на плотное закрытое дорожное платье. Она подняла взгляд, посылая молчаливое поощрение, и вновь опустила голову. Ей хватило времени, чтобы уловить в обращенном к ней взоре интерес. Едва уловимый: франк был вежлив и не позволял себе быть по-грубому прямолинейным, но Даниэле было достаточно увидеть и этот, почти уже позабытый ею знак особенной симпатии. Как ни ненавидела она вдовий наряд до сегодняшнего дня, теперь он стал молодой вдове особенно тесен и неудобен.
- В затруднительной ситуации я обращусь только к вам, - пообещала Даниэла и, наклонившись, погладила шею своей лошади. - Нам ведь еще надо будет освоиться в замке.

19

Уши Алессандры пылали, она сидела потупившись и вроде бы не участвовала в беседе, но слышала не просто каждое произнесенное слово, но и то, что за этими словами пряталось.
"Даниэла сошла с ума. Если отец ее услышит, нам обеим не поздоровится".
Эта мысль едва не лишила самообладания: одно дело - тайком помогать сестре в ее любовных приключениях, и совсем другое - находиться так близко, даже если все только назревает.
Теперь Сандра с тревогой посматривала на дверь и когда ей показалось, что она слышит голоса, громко вмешалась.
- Уверена, если в замке все будут так же любезны, как и вы, мессер, не возникнет никаких затруднений. Как и отец, мы с сестрой хотим вас заверить, что не будем обузой, и позвольте еще раз выразить вам нашу благодарность.
Бросив на сестру предупреждающий взгляд, Сандра улыбнулась Вильфору и, сама благочинность, тут же вновь опустила глаза на мостовую.

Отредактировано Алессандра Фальконе (22-08-2017 14:06:10)

20

Клименте спешил. И не потому, что беспокоился за честь дочерей, оставленных попечению лейтенанта (предположим, он ему верил), но потому, что не любил терять из виду людей, от которых зависели его планы и которые не находились под его непреложным влиянием. Ему казалось, что и за четверть часа этот Вильфор может вдруг передумать, или на него с неба снизойдет какое-нибудь неприятное озарение, что его одурили.
Ворвавшись на постоялый двор, Клименте предсказуемо увидел в общей зале свояченицу, троих оставленных слуг и свои сундуки.
- Розанджела, - без предисловий обратился он к сестре покойной супруги. - Мы здесь не остаемся. Лейтенант Гийом де Вильфор любезно предложил нам остановиться в замке.
В зале сразу стало тихо, на приезжих стали поглядывать с любопытством.
- Он ждет нас у дверей. Я, обе мои дочери и ты будем жить там, - Клименте неопределенно мотнул головой, что должно было означать восхождение наверх. - С собой мы берем только Джильо. Все остальные, - теперь он обращался к слугам, - перенесут наши вещи в замок и переночуют здесь. Завтра они могут отправиться домой.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Замок должен быть взят. 03.08.1495. Потенца