Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Знакомство всегда врасплох. 11.07.1495. Рим


Знакомство всегда врасплох. 11.07.1495. Рим

Сообщений 41 страница 56 из 56

1

Дворец Санта-Мария-ин-Портико

41

Хуан не торопился с ответом - когда им еще удастся остаться наедине? - и тратить драгоценное время на разговоры казалось расточительством. Но Лукреция была словно натянутая тетива, она ждала и, похоже, уже догадывалась о правде.
- Отец пытался взять с меня клятву, что между нами все закончено, - прошептал в самое ухо. - Я никогда не видел его таким и, честно, не хотел бы больше увидеть.
Джованни замолчал, слишком свежо было впечатление, и все же удержался, не стал рассказывать сестре в подробностях: как был уязвлен попыткой понтифика унизить его, сколько времени старался не замечать подначек, а когда уже терпение подошло к концу, каких трудов ему стоило, чтобы не развернуться и не уйти. Хуан промолчал не только потому, что щадил сестру, дело было в том, что он ясно чувствовал, что если он поделится этим с кем-нибудь еще, то уже точно не сможет этого забыть.

- Он давил на меня, но мне кажется, что кроме неясных подозрений за этим ничего не стояло, - продолжил после паузы. - Я бы мог дать слово, но у меня были причины, чтобы его не давать. Я просто сказал, что не намерен ни в чем клясться. Даже в том, что трава зеленая. Не знаю, поверил он мне или нет, но теперь мы должны стать во стократ осторожнее, - Хуан поддел пальцем подбородок Лукреции и прошептал губы в губы. - Нам придется быть очень-очень осторожными.

42

Лукреция слушала рассказ Хуана, жадно и безмолвно, и ничего не могло с собой поделать: внутри нее все ликовало. Он не отказался от нее и от того, что между ними было.
- Хуан, ты... ты не обещал ему...
А она обещала!
Теперь она чувствовала себя предательницей. Не потому, что дает себя обнимать, не потому что тянется к Хуану и не делает никакой попытки избежать поцелуя, не потому что такая слабая, когда рядом с ним. А потому что она дала слово, а теперь была уверена, что совершила предательство по отношению к нему, своему любовнику. Она не имела права ничего обещать отцу.
"Скажи ему, скажи прямо сейчас", - нашептывал голос разума. - "Это будет таким ударом, что все закончить будет легко. Расскажи, что ты сделала совсем другой выбор".
- Очень осторожными, - эхом отозвалась Лукреция и судорожно сглотнула. - Тогда отпусти меня сейчас.
"Я не могу сказать ему ничего".

43

- Сейчас... - сдавленно выдохнул Хуан, но вопреки собственным словам еще сильнее прижал к себе Лукрецию.
Казалось невозможным разжать руки, но, стиснув зубы, он остранился. Ничего хорошего не будет в том, если они вернуться с явными следами греха на лице. Ради большого придется пожертвовать малым.
Джованни нисколько не усомнился в том, что до их разговора сестра не знала о беспокоящих отца мыслях, он пребывал в уверенности, что Александр VI пощадил дочь и взвалил все бремя вины на сына, и был за это благодарен понтифику.
- Нам нужно будет придумать какой-то знак, когда мне нельзя будет приходить к тебе.

Не знак, когда "можно", а знак, когда "нельзя". Не разрешения, а запрета. Все возможные ночи в Риме Хуан собирался проводить в спальне своей сестры и не чувствовал себя за это виноватым. Когда мужчине и женщине так хорошо друг с другом, это просто не может считаться грехом.

44

За то, что отстранился, Лукреция была Хуану благодарна. Сама она не могла этого сделать еще и потому, что боялась как-то проявить себя.
- Знак? - повторила она снова за ним, как в бреду, и непонимающе посмотрела на брата.
Знак! Она с облегчением выдохнула. Как она могла не подумать об этом сама! Хотя почему она должна была думать, она ведь хотела ему все сейчас рассказать!
- Каждый вечер перед сном я бываю в капелле. Той самой, где мы вчера встретились, - Лукреция глубоко вздохнула и облизнула пересохшие губы. - Если тебе будет нельзя прийти ко мне, я оставлю там свою ленту. В исповедальне. Той самой.

45

- Похоже, я буду часто ходить к исповеди. Особенно когда некому будет исповедоваться, - усмехнулся Хуан и вздрогнул. - Если хочешь, чтобы я не выдал себя, не делай так никогда больше, - произнес севшим голосом и провел подушечкой большого пальца по повлажневшим губам Лукреции.
Черт бы побрал это благоразумие! Почему они должны отказывать себе в самом необходимом? Джованни набрал в легкие воздуха и, ненавидя себя за эти слова, сказал:
- А теперь нам пора возвращаться. Нас пока не хватились, но эа это время я мог бы прочитать тебе половину Библии, а ты мне передать целую кипу писем.
На этот раз улыбка была невеселой.
- Пожалуйста, постарайся сделать все возможное, чтобы этой ночью я не нашел в исповедальне твоей ленты.

46

- Я... я постараюсь, - ответила Лукреция, уверенная, что лжет, и испытывая почти физическую боль от этого.
Она была уверена, что сегодня в исповедальне будет лежать оставленная ею лента.
И еще была уверена, что нашла удобный путь закончить все, не объясняясь  прямо теперь.
Лента будет лежать каждый день, пока она не найдет в себе силы объясниться. Тогда она встретиться с ним днем, как сегодня. Устроит все так, чтобы были свидетели и чтобы чувствовать себя в безопасности от его действий и своей тяги к нему.
И все ему скажет. О том, что дала обещание, страшное и которое нельзя нарушить. И тогда он, сумевший этого не сделать, обязательно ее возненавидит.
- Да, нам надо возвращаться, - кивнула она Хуану. - Ты хотя бы сделай вид, что прячешь что-то под полой.

47

Теперь, когда Лукреция отлучилась, Санчия перестала притворяться. Она не смотрела на миланца враждебно, не делала едких замечаний, просто она вела себя так, словно в комнате кроме нее никого больше не было. Она сидела, глядя прямо перед собой, и для полноты картины очень занятой особы не хватало только рукоделия в руках.
"Один, два, три, четыре... Господи, вот сколько нужно времени, чтобы передать письмо? Пять, шесть, семь, восемь... Наверное, Хуан сейчас рассказывает Лукреции что-нибудь пикантное. Такое, что он мог бы рассказать и мне, если бы не этот...".
Она невольно покосилась в сторону Диего и, поймав его взгляд, резко отвела глаза.

Отредактировано Санчия Арагонская (09-08-2016 15:00:11)

48

Когда Лукреция с братом удалились, Диего почтительно замолчал. Поняв слова герцогини Пезаро однозначно, он, как настоящий придворный, счел необходимым ожидать обращенных к нему слов принцессы Санчии. Но время шло (а в молчании оно текло особенно медленно), а ее светлость молчала. В который уже раз за текущий визит Диего удивился. Одного взгляда на принцессу было достаточно, чтобы увидеть и понять: ни о чем дама говорить даже не собирается, никаких обязанностей хозяйки выполнять не намерена и (что было самым неприятным) его едва терпят.
"Да что я ей сделал?" - задал себе вопрос Диего.
И наконец понял. А поняв, удивился, что так долго оставался в неведении. Так старался произвести впечатление на герцогиню Пезаро, что до прочих сложностей просто не додумался.
"Незаконнорожденная дочь, а блюдет интересы семьи так, словно жена главы рода. Ну или его дочь", - Диего вновь почувствовал себя уязвленным.
- Наверное, вам будет интересно, ваша светлость, - без всяких подступов начал Диего, - говорят, король Карл чуть не попал под Форново в плен к миланцам.

49

Пожалуй, больше Санчию заинтересовало бы лишь положение ее родных, но и то, что связано с франским узурпатором, прочее, относящееся к миланскому семейству, было лишь немногим менее важно.
"Паук попал бы в сотканную недавним соратником паутину... какая жалость, что не сложилось, я бы с удовольствием посмотрела на это и, пожалуй, поставила бы на Мавра", - подумала она и чуть подалась вперед, поощряя рассказчика.
- Да, мне бы хотелось узнать подробности, - не упоминая о том, что до сего момента и не слышала об этом, сладко улыбнулась она. - Но ведь "чуть" - не считается, - не удержалась от толики ехидства. - Как же так могло получиться, что король Франции смог избежать плена?

Отредактировано Санчия Арагонская (10-08-2016 11:13:30)

50

"Конечно, без злой иронии не обошлось", - про себя подумал Диего, и тоже не без иронии.
Принцесса Сквиллаче в некотором смысле его разозлила. Ее легкое пренебрежение было неприятно, но не усмотрев в нем для себя прямого оскорбления, Диего не ретировался в почтительное равнодушие на расстоянии, скорее наоборот.
"Значит, вашу холодность можно и нарушить, ваша светлость", - с удовольствием резюмировал он про себя.
Слишком мало прошло времени, и настоящих подробностей он не знал. Пока были только письма и рассказы, в которых участники стыдливо умалчивали об истинных причинах своей неудачи, а другие пока не докопались до истины. Но говорить о своем неведении, пусть и простительном, Диего не спешил. Зато были известны пикантные подробности: в шатре короля Карла нашли целый сундук с картинками, которые вряд ли бы стали открыто разглядывать в гостиной герцогини Пезаро, пусть даже ни один из завсегдатаев дворца Санта-Мария-ин-Портико, находясь в одиночестве и безопасности, не упустил бы возможности с ними ознакомиться. Но такие прямые откровения, пожалуй, оскорбят принцессу.
- Ходит много слухов, почему, - ответил Диего, весь вид которого говорил о том, что всерьез воспринимать его слова не стоит. - Пока остается строить догадки. Например, известно, что король Карл бросил свои вещи. И некоторые из них оказались очень занимательными. Возможно, они смутили миланских солдат, заставив их замешкаться?

51

Глаза Санчии сверкнули, не зная, о чем именно говорит миланец, по его виду она догадалась, что речь идет о чем-то пикантном и возможное компрометирующем Карла Валуа. Какая досада, что Лукреция еще не вернулась, а положение неаполитанской принцессы и, главное, ее отношение к собеседнику не позволяют засыпать того вопросами! Мессер Диего явно знал больше, чем говорил, и, как подозревала Санчия, умолчал как раз о самом интересном.
Она словно воочию увидела сначала удирающего франкского короля, а следом - сконфуженных миланцев, и тихонько прыснула. Благосклоннее к собеседнику она не стала, но и вновь напускать на себя чопорный вид показалось глупым.
- Вот как? - безуспешно сдерживая усмешку, сказала она. - Король Карл, получается, редкий затейник, если сумел чем-то смутить не слишком подверженных этому пороку солдат.
Она немного злилась на себя, что не выдержала холодного обращения, и чтобы не смотреть на собеседника, расправила юбку и скрестила руки на коленях.

И все же как долго отсутствуют Хуан и Лукреция!

Отредактировано Санчия Арагонская (10-08-2016 16:12:25)

52

Может, откровенность ее бы и смутила, но легкий намек принцесса поняла прекрасно и продолжила разговор вполне изящно - ее вопрос балансировал на грани приличия и неприличия. Диего мысленно поаплодировал.
- Боюсь, что король оказался слишком большим затейником. Солдаты, особенно франкские, люди гораздо более простые. Их нельзя смутить грубостью и прямолинейностью, они не страдают, когда вещи называют своими именами. Но затейливость может сразить их сильнее всего.
Говоря это, он оставался на своем месте, чуть на отдалении от Санчии, потом встал, сделал несколько шагов, задержался около места, на котором сидел недавно герцог Гандии, но все-таки не стал занимать его и вернулся обратно.
- Но эта история вышла весьма поучительной, ваша светлость. Король Карл позволил другим потешаться над собой, и это дурно повлияло на отношение к его армии. Можно ли опасаться того, что вызывает смех?

53

Будь на месте миланца кто-нибудь другой, Санчия давно бы уже смеялась, но сейчас ей оставалось только изо всех сил поджимать губы, чтобы не дать усмешке вырваться на волю. Она слегка напряглась, когда Диего остановился совсем рядом и испытала одновременно облегчение и что-то неприятно напоминающее разочарование, когда он вернулся обратно на свое место.
Она не могла не признать, что ей попался не самый худший собеседник, что ее заинтересовал разговор, и злилась за это и на Диего Кавалларо, и на себя. Ей не хотелось отдавать должное ни одному из миланцев, а уж кому-то из близких Лодовико Сфорца - тем паче.
- В таком случае франкам тем более нечего делать в Неаполе. У нас в Неаполе, знаете ли, все большие затейники.
Фраза получилась очень двоякой, хотя Санчия вкладывала в нее вполне невинный смысл. Но поняла это принцесса уже после того, как слова были произнесены.

Неизвестно, дошли ли до Милана пикантные слухи, только что бы там ни говорили про Санчию Арагонскую, краснеть она точно не разучилась.

Отредактировано Санчия Арагонская (10-08-2016 16:44:25)

54

Промах принцессы был тут же замечен и оценен. "Ну вот вы и попались, принцесса", - подумал про себя Диего. Но, сделав над собой чудовищное усилие, скрыл свое торжество. То, как покраснела Санчия, выдавало в ней, что она была гораздо больше юной женщиной, чем принцессой, и миланец был уже готов простить ей напускные холодность и безразличие. В этом было даже что-то трогательное.
- Да, арагонский двор в Неаполе был гораздо более изящным, чем его могут устроить франки, - как будто только это и можно было подумать, великодушно ответил Диего, даже не моргнув глазом. - Все обязательно вернется на круги своя, ваша светлость.

55

Санчия помимо воли почувствовала признательность и из-за этого еще сильнее ощутила досаду на саму себя. Она чуть склонила голову, показывая, что оценила ответ, но сама перешла на более спокойную тему - о жарком лете любая итальянка может говорить часами. Она и злилась, что не выдержала холодность общения, и сетовала на детский промах, и переживала, что придворный герцога Бари может счесть неаполитанскую принцессу слишком поверхностной, что тем самым бросает тень и на Неаполь.
"Ведь я с ним почти кокетничала!" - ужасалась она, обвиняя себя в том, чего и в помине не было, и страдая от этого.
Она все чаще косилась на дверь за которой скрылись Лукреция с Хуаном и снова про себя считала, только на этот раз счет уже шел на сотни.

Отредактировано Санчия Арагонская (10-08-2016 19:17:32)

56

Дальше разговор пошел веселее, хотя и о вещах далеко не таких пикантных. Диего поддержал ничего не значащий разговор с галантной готовностью и благородным стремлением сделать все, чтобы ничто не напоминало принцессе Сквиллаче о ее досадном промахе.
Но даже это не могло изменить того, что он думал.
Санчия пытается горячо не любить и презирать все, связанное с Миланом и Сфорца, и ему интересно будет сделать так, чтобы у нее этого не получилось. Первая же попытка была признана им успешной.
"Вы еще будете радоваться, мадонна, когда я буду приходить", - пообещал он скорее себе, хотя мысленно обращался к принцессе.
На этом в их тет-а-тет была поставлена точка. В гостиную вернулась герцогиня Пезаро и ее брат.


Эпизод завершен


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Знакомство всегда врасплох. 11.07.1495. Рим