Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Откровенность за откровенность. 06.08.1495. Рим


Откровенность за откровенность. 06.08.1495. Рим

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Комнаты герцогини Пезаро в Санта-Мария-ин-Портико

2

Последние четыре дня в Санта-Мария-ин-Портико было тихо, как в монастыре. Лукреция, испытывая временное недомогание, отменила утренний прием просителей и искателей ее благосклонности, как и все вечерние увеселения, проводя время в тишине и уединении, нарушаемом только присутствием придворных дам или встречами с принцессой Сквиллаче. Первые два дня показались райским блаженством, на третий уже как будто чего-то не хватало, а четвертый день был уже откровенно скучным. Выспавшись как следует и отдохнув от череды встреч, Лукреция уже ждала завершения вынужденного времени тишины.
Вечером ожидались гости, правда, самые близкие, если не считать прибытия Лучано Орсини и его жены Франчески.
Пронежившись в постели до позднего утра, следующие часы Лукреция потратила на то, чтобы привести себя в порядок. Больше всего времени, как обычно, заняли волосы, на которые ушло несколько часов и много сил придворных дам и служанок, а также волнений и раздражения их обладательницы. Наконец, они были не только чисто вымыты, но тщательно высушены, умащены целебными бальзамами и уложены в тяжелые косы, сплетенные в затейливый узел и украшенные жемчугом и рубинами. Настроение герцогини Пезаро сразу улучшилось. Напевая одну из песенок, которые не должны долетать до нежных женских ушей дам ее круга, но которые все-таки проникают сквозь ставни палаццо или приходят с кавалерами, позволяющими себе фривольные шутки с дамами, которые примут их без настоящего гнева, Лукреция сидела одна на постели, облаченная только в рубашку, и выбирала себе украшения для вечера, когда служанка доложила о приходе принцессы Сквиллаче.
- Конечно, пусть войдет, - без тени сомнения ответила Лукреция.

3

Живущие рядом женщины часто настраиваются на единый ритм. Если бы не обычное ежемесячное недомогание, Санчия еще бы тяжелее перенесла внезапную тишину в Санта-Мария-ин-Портико. Палаццо, в котором последние недели жизнь просто бурлила, вдруг опустело, и теперь ни утренние просители, ни вечерние гости не смущали покой ни герцогини, ни принцессы. Увы, ничто не отвлекало неаполитанку от грустных мыслей. Она беспрестанно думала о Джоффре, о беременной от него Валентине, временами ругала себя за то, что в момент отчаяния поделилась новостью с Диего, но чаще жалела о том, что и он на время оказался отлучен от дома и ей больше не с кем о том поговорить. Она даже собиралась найти любой повод и нанести визит графине деи Каттанеи, но каждый раз передумывала. Да и что она могла сказать? Иногда лучше изображать неведение, нежели столкнуться лицом к лицу с горькой правдой.

Сегодня их добровольное заточение заканчивалось и Санчия, не решаясь спросить о том прямо, надеялась узнать у Лукреции, попал ли Диего Кавалларо в избранный круг. У нее были все основания считать именно так, однако она хотела бы избежать возможного разочарования на вечере.
- Вижу, ты уже готова к сегодняшнему вечеру, - со смехом заметила неаполитанка. - Как видишь, я тоже полна ожидания. Наш маленький мир очень уютен и мы прекрасно ото всех отдохнули, но хорошенького должно быть понемножку.

Отредактировано Санчия Арагонская (12-12-2018 14:58:23)

4

- Да уж, тишины понемножку, - согласилась Лукреция. - Или мы превратимся в таких, как Джулия.
Она скорчила насмешливую гримаску. Было видно, что шутка по поводу любовницы отца не очень добра, и ее источник в досаде. Приезд Лауры, на котором настояла Джулия, ожидался со дня на день, и герцогиня Пезаро ждала его отнюдь не с сестринской радостью.
- Сегодня у нас будут новые лица. Лучано Орсини и его жена Франческа Савелли. Он не образчик обходительности и добродетели. Возможно, от этого будет только веселее. А вот жена у него милая. Очень милая.
Франческа понравилась Лукреции. По-настоящему герцогиня Пезаро не знала жену Лучано, и симпатия возникла во многом потому, что Франческа не превосходила ее красотой, не была похожа на женщину, стремящуюся перетянуть на себя все внимание, и ей было за что благодарить Лукрецию. Хотя вряд ли бы герцогиня себе во всем этом призналась.

5

Раньше бы Санчия спокойно спросила про Диего, с обычной в его адрес едкостью и парой колких шуток, теперь же для нее это стало слишком большой роскошью - хоть и призрачная, но существовала опасность, что именно сегодня чтобы сделать приятное сестре и подруге герцогиня Пезаро решит на этот вечер не приглашать миланца.

- Раз ты говоришь, что эта Франческа милая, значит, так оно и есть. Что ж, где старые лица, там хороши и новые, - несколько рассеянно ответила неаполитанка и после недолгого колебания произнесла. - А Джоффре? Извини, я знаю, что об этом должна спрашивать ты, но нам с тобой нет необходимости делать друг перед другом вид... Скажи, Лукреция, а от Джоффре были какие-то весточки? Последнее время он был нечастым гостем в Санта-Мария... Будет неловко, если кто-то меня о нем спросит, а я - в полном неведении.

Отредактировано Санчия Арагонская (14-12-2018 10:31:44)

6

- От Джоффре?
Вопрос чуточку обескуражил Лукрецию. Она привыкла к тому, что младший брат почти не появляется у нее во дворце, что увеселения Санта-Мария-ин-Портико его, в отличие от других братьев, оставляют равнодушным, не обижалась и уже не сильно ждала его.
- Ты же знаешь, он не сильно жалует нас посещениями. Если он вдруг и решил сегодня порадовать нас присутствием, то я ничего об этом не знаю.
Минувшим утром Лукреция получила письмо от матери, в котором та рассказывала удивительные новости о Валентине. Кому угодно герцогиня Пезаро передала бы их, чтобы обсудить и вынести свое мнение, но с Санчией это показалось лишним. Интересно, а принцесса знает вообще о существовании этой Тины и том, что та была беременной? Ваноцца была уверена, что нет. А Лукреция поняла, что почему-то сомневается. Слишком уж часто оказывается, что кто-то знает то, что ему не положено.
- А это хорошо или плохо? Если он не придет?

7

- Я не знаю.
Санчия задумчиво смотрела на Лукрецию - знает ли та о Тине или же пребывает в неведении? В том, что Джоффре не рассказывал ни о чем сестре, она не сомневалась, но насколько близки отношения герцогини Пезаро с матерью? Могла ли графиня деи Каттанеи поделиться новостью? В конце концов, это могло коснуться всю семью Борджиа, а не только принца Сквиллаче.

- Ты же видишь, наш брак... он странный. Ты тоже сейчас далека от герцога Пезаро, но так ведь его и нет в Риме, в то время как мы... Наверное, неправильно обсуждать с тобой подобные вещи, только я почему-то больше чувствую тебя сестрой, чем Джоффре - мужем.
Может, будет не так уж и плохо - заручиться поддержкой дочери понтифика? Или хотя бы не поддержкой, но пониманием? Эти дни неаполитанская принцесса пыталась себя убедить в том, что готова принять незаконного ребенка Джоффре, что ей придется это сделать, и она пойдет на это, но только если во всем прочем этот компромисс не изменит ее положения.

- Я не могу забеременеть, и это не потому, что мы не пытались. Пытались и еще как! - Санчия грустно улыбнулась. - Хотя, боюсь, это для каждого из нас являлось больше долгом, нежели удовольствием.

Отредактировано Санчия Арагонская (18-12-2018 11:17:03)

8

- Санчия...
Лукреция опустила руки, и кольца и браслеты, которые она перебирала, с тихим звоном упали в сундучок. Было очень странно слушать такое про Джоффре. Даже для нее он был еще маленьким. Хуан знал о ней все, Чезаре - многое. Кажется, ее не пугали никакие разговоры со старшими братьями, с Джоффре... Представлять себе его в качестве мужа, обсуждать его в такой роли было неестественно и странно. Ну какой Джоффре муж?
- Как раз ничего странного и нет. А как еще могло быть? - Лукреция с удивлением посмотрела на невестку.
Санчия была красивой женщиной.
Нет, она была очень красивой.
По всем законам рядом с ней должен был быть кто-то тоже очень по-мужественному красивый. Или не очень, но тогда покрытый военной славой или что-нибудь в этом роде. Это было бы справедливо. Неизвестно, каким Джоффре будет потом, но пока он был насмешкой над принцессой Сквиллаче. И представлять себе, что между ним и Санчией было все, что должно быть между супругами, было сложно и неприятно.
- Ничего удивительного, что Бог не благословляет ваш брак потомством. Разве тебя это расстраивает?
Ровно также Лукрецию не удивляло отсутствие последствий ее связи с Хуаном, которую всевышний, конечно, тоже не мог наградить.

9

- Ты же знаешь, в чем состоит наш долг, - тихо отозвалась Санчия.
Она только сейчас осознала, что сказанное ею о себе, в равной степени относится и к герцогине Пезаро. Только за спиной Лукреции Борджиа стоял Александр VI, в то время как она сама являлась гарантом союза Неаполя с понтификом.
Не слишком ли опрометчивы ее откровения? Наверное, Санчия сейчас бы испугалась и уже пожалела о том, что подняла эту тему, если бы не хранимая ею тайна - может быть Лукреция и не встанет на сторону невестки, но хотя бы будет лояльна. А это уже немало.

- Я не стремлюсь стать матерью, если ты об этом, но было бы проще, если бы этот ребенок уже был, - решилась она на полную откровенность. - Он нужен и мне, по-настоящему он нужен и Джоффре - Сквиллаче необходим наследник, в будущем это позволит избежать множества проблем... Но иногда... Иногда мне кажется, что бог просто не хочет благословлять наш брак... а может быть он не хочет благословлять меня.

Отредактировано Санчия Арагонская (19-12-2018 16:33:17)

10

Лукреции было жаль Санчию. Жаль тем более, что сама она не понимала ее терзаний по-настоящему. Она не хотела стать беременной, ведь тогда все стало бы не так легко и хорошо, как было, а кое-что и попросту бы стало невозможно. Все шло так, как ей и хотелось, и то, что казалось наказанием принцессе Сквиллаче, было благословением для герцогини Пезаро.
К ее чести, она постаралась понять Санчию.
- Может, все дело в том, что ты не стремишься? Нам посылается то, к чему мы на самом деле готовы, - с легкостью человека, у которого нет причин сомневаться в справедливости небесной бухгалтерии, распределяющей блага и наказания, спросила Лукреция.
Кое-что ее все-таки в словах невестки встревожило. Санчия сказала "меня", а не "нас". А если она знает про Джоффре и эту Тину? Ваноцца была уверена, что их история - тайна для принцессы, а если нет? Разве не любая тайна может вдруг стать достоянием кого угодно? Лукреции стало неловко перед Санчией. Та была так добра, что согласилась скрывать ее тайну, она вправе ждать благодарности. А если она ее молчание расценит как неблагодарность или, что еще хуже, как предательство?
- И потом... может, благословления не достоин Джоффре?

11

- Ты же знаешь - в таких делах всегда виновата женщина.
Санчия не стала рассказывать о том, что узнала от Паолы. Данное девушке слово не стало бы преградой откровенности, но только если бы принцесса была уверена, что это поможет. Напротив, Лукрецию могла насторожить неожиданная осведомленность невестки - насторожить или же вызвать вопросы, что также было бы нежелательным. По правде говоря, Санчию не волновали возможные проблемы служанки, ее больше заботило, что она сама бы осталась без лояльного человека в доме графини.
- К тому же у мужчины больше возможностей проверить, - усмехнулась она, не слишком умело изображая веселье. - В любом случае, мы живем раздельно, но даже когда мы делили одну спальню на двоих - плодов это не принесло.

12

Надо было что-то сказать. Расстроенный вид подруги казался настолько неправильным, что сердце сжималось.
- А представь себе, если бы принесло. Ты бы сейчас жила не здесь, наверное, а в доме моей матери. И еще неизвестно, как бы все было.
Лукреция и сама слышала, как неубедительно звучат ее слова. Может быть, возможностей веселиться сейчас у Санчии больше, зато в другом случае было бы меньше забот и поводов чувствовать себя виноватой, а это может стоит гораздо дороже.
И все-таки почему вдруг сегодня? Вдруг и правда дошли слухи об этой Тине? Как, наверное, отвратительно знать, что в чем-то другая женщина тебя опередила. И не просто в чем-то, а почти в самом главном.
- Ты, наверное, знаешь про Валентину? Она жила у Адрианы кем-то вроде воспитанницы и умудрилась забеременеть от моего младшего брата.
Звучало так, словно Тина вдруг продемонстрировала странный и редкий фокус.
- Так вот вчера ее беременность... закончилось.
А если Санчия ничего не знала? Тогда она сообщила ей сразу все, и первая новость вряд ли поднимет ей настроение.

13

"И тогда бы я никогда не узнала Диего".
Если бы Санчия была властна над собственными мыслями, она бы не позволила себе закончить эту фразу, и без того чувства, которые она испытывала, делали ее уязвимой, пусть даже только в собственных глазах.
Однако вскоре принцесса "забыла" обо всем, что связано с миланцем. То ли пораженная случившимся с Валентиной, то ли от откровенности Лукреции на мгновение потеряв дар речи, она прижала ладонь к губам. Слова Лукреции прозвучали легко, если не сказать легкомысленно, так что могло бы показаться, будто не далее как вчера они вместе обсуждали любовницу Джоффре,
- Я слышала о Валентине, - пробормотала Санчия, предоставляя Лукреции самой решить - имеет ли ее невестка в виду само существование родственницы Адрианы де Мила или же намекает на то, что знает, кем та последние недели доводилась ее мужу. - Да, я слышала о ней, - повторила словно в полусне и только после этого посмотрела на немного смущенную Лукрецию.

Говорить о том, что она знала о беременности Тины и раньше, принцесса не стала, но при этом обошлась без лжи о своем неведении.
- Как видишь, у Джоффре могут быть дети, - она смогла найти в себе силы, чтобы пошутить, и только после этого спросила. - А что... что с ней... случилось?

Отредактировано Санчия Арагонская (24-12-2018 16:02:56)

14

Лукреция действительно не поняла, знала ли Санчия о беременной любовнице мужа или нет. Ей было очень интересно узнать, как же на самом деле все обстоит - та знала только что есть на белом свете такая Валентина? знала, что она любовница Джоффре? знала, что беременна? Могло быть и первое, и второе, и третье, и единственная возможность выяснить - задать вопрос.
И герцогиня Пезаро не стала этого делать.
Она подумала, что так будет лучше.
Как и честно ответить на вопрос.
- Никто толком не знает. Очень странная история...
Лукреция опустила голову, делая вид, что ее по-прежнему интересуют кольца и браслеты.
- Она гуляла на холмах и упала. Утверждает, что ее напугал появившийся из-под земли мертвец... Среди бела дня.
Она скептически хмыкнула, сама не зная, что сомневается совершенно так же, как и служанка Паола, утверждавшая, что призраки не гуляют в полдень.
- Кажется, она в это верит, иначе с чего бы вдруг попросила пристроить ее в монастырь?

15

В комнате на мгновение повеяло могильным холодом. Санчия повела плечами, сбрасывая с себя неприятный морок.
- Я никогда не встречалась с призраками, но ни разу не слышала, чтобы они появлялись днем. Но может быть такое уже случалось, просто видевшим их людям никто не поверил? - произнесла она лишь потому, что следовало хоть что-то сказать.

Неаполитанская принцесса не знала Валентину, да и то, что та стала любовницей ее мужа, никак не могло бы вызвать ее симпатию, но и черной, иссушающей душу ревности тоже не было. Если бы не вызванный беременностью Тины страх за свое положение, Санчия бы скорее горячо одобряла эту связь. Но участие графини деи Каттанеи - и явно не без просьбы Джоффре, делала Валентину Манчини опасной если не сейчас, то в будущем.

- Значит, Валентина решила закончить свои дни в монастыре... - стараясь скрыть облегчение и радость, задумчиво протянула неаполитанка, однако, вспомнив о том, с кем говорит, продолжать свою мысль не стала. - Может быть на нее нашло затмение, как это бывает у беременных, и увидев то, чего не было, она испугалась не только за то, что случилось, но и за свой рассудок. Я не слишком удивлюсь, если уже сегодня она поймёт, что все это ей привиделось, и передумает оставлять этот мир, - с надеждой на то, что она очень ошибается в возможных намерениях Валентины, подвела итог Санчия.
Не задумываясь о том, она сделала тот же вывод, к которому рано или поздно приходят многие из тех, кто держит в руках человеческие судьбы. Нет человека - нет проблемы.

Отредактировано Санчия Арагонская (27-12-2018 06:32:16)

16

- Не думаю, что передумает, - ненадолго задумавшись, отозвалась Лукреция и еще увереннее закончила. - Она просто не сможет передумать, потому что за нее уже начали хлопотать. И потому что никто не думает ее останавливать.
Слова герцогини Пезаро можно было назвать жестокими, но она была безразлична к Валентине. В отличие от Джоффре, она не подружилась с Тиной, когда жила с ней бок о бок в доме Адрианы де Мила. Сначала ревновала к ней Адриану, потом же переняла ее отношение к бедной родственнице.
- Мама написала мне письмо, как все обстоит. Валентина не произвела на нее такого впечатления, чтобы решить оставить при себе. Джоффре вообще, кажется, избегал ее в последнее время. Его, наверное, все это пугало, - Лукреция снисходительно улыбнулась: в конце концов, Джоффре был единственным в семье, кто был еще младше нее. - Бедный маленький Гоффредо... Мама попросила написать письмо в монастырь Сан-Систо, и я уже написала его. Осталось только подумать, кто будет лучшим посланником.

17

Любовница Джоффре перестала быть опасной. Возможно, знай Санчия Тину хотя бы немного или имея более детальное представление о ее жизни, она бы и испытала к ней каплю чисто женского сочувствия, но образ Валентины Манчини, существующий лишь в воображении неаполитанской принцессы, настолько не соответствовал настоящему, что Санчия не ощущала ничего, кроме смешанного со злорадством облегчения.
Ей очень хотелось поторопить Лукрецию в ее выборе. Несмотря на заверения герцогини Пезаро, Санчия не была убеждена в том, что все еще нельзя вернуть назад, и хотела бы, чтобы для любовницы ее мужа мосты сгорели как можно скорее.
Разумеется, она не стала высказывать опасений вслух, а мило, как очень удачной шутке, улыбнулась:
- Самым старательным стал бы мессер Доминико - ради тебя он бы и на край света поехал, не то, что в Сан-Систо, но ты ведь не захочешь отпускать его от себя? Он довольно мил и вообще...
Санчия звонко рассмеялась - будто над собственными словами, на самом же деле ей пришла в голову идея, которую Лукреция вряд ли бы одобрила. А было бы забавно, если бы в монастырь поехал сам принц Сквиллаче. В этом была бы какая-то высшая справедливость.

18

- Доминико я бы отпускать никуда не хотела, - подумав, согласилась Лукреция.
Как ни странно, но легкое и несерьезное отношение к неаполитанцу стало гораздо сложнее, и она вдруг поняла, что уже привыкла к его визитам, к их разговорам и вообще тому, что рядом есть тот, кто поддержит любую ее самую безумную мысль. Присутствие Доминико стало чем-то необходимым, без него уже, кажется, ничто не могло обойтись.
- К тому же он ведь не может зайти в монастырь, для этого нужна посланница. А кого можно с ним отправить? Адриану? Это не понравится ее мужу, хоть он и отсутствует. Беренис? Кажется, это не понравится дону Мигелу... А почему бы и не ее, только не с Доминико, а с самим доном Мигелом?.. Пожалуй, я так и поступлю, если вдруг не найдется какого-нибудь более подходящего решения. Не понравиться это может только Чезаре, а он что угодно уступит и разрешит, если это нужно матери.

19

Несмотря на все свои переживания, Санчия весело рассмеялась. Она не то, чтобы недолюбливала или боялась Микелотто, просто предпочитала держаться от него подальше. Ей не нравилась его манера общения - хотя в чем именно, она бы объяснить не смогла, ей все время казалось, что дон Мигел, будучи лишь немногим старше остальных, насмешливо беспристрастен, разговаривая, он будто каждый раз оценивал собеседника и, как правило, его оценки не были высоки. Разве что Чезаре Борджиа избежал этой участи, ну может быть отчасти и Хуан. Конечно же внешне все выглядело не так - дона Мигела сложно было бы упрекнуть в том, что он забывается, поэтому Санчия и не спешила поделиться своими ощущениями с Лукрецией, хотя у нее иногда появлялась мысль, что и герцогиня Пезаро чувствует подобное.
Тем приятнее было получить подтверждение собственным подозрениям, что у кузена Борджиа есть слабое место и имя ему Беренис.
- Ты бы оказала этим дону Мигелу услугу, - лукаво произнесла неаполитанка. - Твоя придворная дама не производит впечатления легкомысленной особы, но может быть в другой обстановке...
Пауза была многозначительной, но Санчия нарушила торжественность момента и уткнулась лицом в ладони, не в силах сдержать веселый смех.

Отредактировано Санчия Арагонская (04-01-2019 09:11:05)

20

- Она совсем не легкомысленная особа, - с жарким чувством неодобрения согласилась Лукреция. - А наш Мигель совсем не похож на того, кто может быть терпеливым и обходительным. Но в дороге может случиться разное.
Так сложилось, что Лукреция не полюбила донью Беренис, потому что подозревала, что отец явно или неявно попросил придворную даму приглядеть за ней. Но та уже жила в палаццо несколько недель, и герцогиня, обладавшая неплохим и не слишком вздорным характером, привыкла к ней. Беренис даже удалось занять в ближнем круге Лукреции какую-то свою, не очень понятную, но все-таки уже устоявшуюся нишу. Что же касается до возможного наблюдения за ней, Лукреция считала, что очень хорошо себя обезопасила тем, что поселила придворную даму в одной комнате со служанкой Пантисилеей.
Но почему бы при возможности не отправить ее в поездку? Лукреция подумала, что было бы интересно посмотреть, что случится в дороге, но это было совсем не возможно.
- А вот это как раз хорошо подойдет.
Из сундучка Лукреция достала переливающиеся алмазным обрамлением рубиновые серьги и, довольная, отложила их на кровать, кажется, окончательно потеряв интерес к драгоценностям.
- Не волнуйся, - она протянула руку и, взяв ладонь Санчии, крепко сжала. - Так или иначе, но эта Тина окажется там, куда попросилась. Может быть, она и пожалеет, но есть слова, которыми нельзя бросаться. А я постараюсь сделать так, чтобы все сложилось как можно скорее. Если судить по тому, что пишет мама, Джоффре вряд ли в ближайшем будущем свяжется с женщиной, чью беременность можно будет воспринять так же серьезно.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Откровенность за откровенность. 06.08.1495. Рим