Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. Aeterna historia » За длинный язык головой отвечают. 31.05.1495. Рим


За длинный язык головой отвечают. 31.05.1495. Рим

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

В ночь с 30 на 31 мая. Логическое продолжение эпизода Один к одному. 30.05.1495. Рим

2

В кошеле приятно звенело, и брюхо издавало сытое урчание - после ухода Морини неаполитанец решил, что вполне заслужил себе и добрый обед, и недурное вино. Хорошенько переварив ногу молодого барашка, Энцо молодцевато вскочил с кровати.

Он уже решил, что поужинает сегодня не здесь, а в кабаке этой самой Лаллы, заодно и обстановку разведает, соединит, так сказать, приятное с полезным. Что ж, придется еще раз потратиться. Ночью ему потребуется и сила, и ловкость, конечно, самое правильное отправляться на задание натощак, однако плох тот клиент, что скучает над единственной кружкой, такой привлечет не меньше внимания трактирщика, чем тот, что драку затеял.

Осталось только найти нужное ему заведение, но так на то и язык. Не мудрствуя лукаво, Энцо обратился к подпиравшему спиной забор "господину", чей потрепанный вид демонстрировал, что он знает все окрестные трактиры... Расчет оказался верным, к тому же мужчина услужливо вызвался проводить Паломо до самых дверей, за что и заслужил кружку дешевого вина и чем остался премного доволен. В благодарность он и без особых расспросов выложил все, что знал, про саму Лаллу, про ее третий год уж как пропавшего муженька, не обошел внимания и возможных любовников.
Вся эта информация Энцо особо не была нужна, но он милостиво кивал и уже по собственному почину купил болтливому пьянчужке еще пару кружек - теперь оставалось только направить словесный фонтан в нужное Паломо русло.

3

Хромоногий Этторе когда-то был немаленького роста и ладно сложен. Потом была пьяная драка, стоившая ему колена и на всю жизнь оставившая хромым. Необходимость передвигаться, опираясь на трость, заставила Этторе как будто сложиться, навсегда завалившись на один бок. Сила, ушедшая из ног, добавилась в руки, но от былой осанистости не осталось и следа. Было это уже с десяток лет назад, и с тех пор в Этторе словно кто-то по ложке постоянно доливал уксус. К сегодняшнему дню порции хватило на то, чтобы стать злым и неприятным.
Он бы сгнил уже давно где-нибудь в канаве, как это принято у инвалидов, если бы не самолично установленные правила, которым Хромоногий следовал с дотошностью алкоголика. Он принимался за работу не позже третьего часа летом и четвертого зимой, каждый день посещал церковь во время вечерней службы, приходил в кабак не раньше ее завершения и уходил из него не позже, чем через два часа. По однажды заведенным личным часам Этторе давно можно было сверять удары церковных колоколов.
На ноги его надежда была плохая, зато руки кормили исправно. Этторе был мастером работы по металлу и очень ценился за умение и всегда вовремя выполненные заказы.

Стук его палки возвестил завсегдатаям кабака Лаллы о скором приближении Хромоногого. Отворив дверь, он вошел, оглядел, по своему обычаю, зоркими и злыми глазками собравшихся, кашлянул вместо приветствия и заковылял к обычному своему летнему месту, то есть у окна.

4

К тому времени, как в дверь ввалился Этторе, Паломо уже знал все не только о хозяйке трактира и всех его завсегдатаях, но даже о приблудной кошке, что третьего дня произвела на свет семерых тощих и таких же уродливых, как она сама, котят. Если бы пьянчужка не сбивался с мысли, чтобы поведать историю каждого входившего, Энцо давно бы уже прогнал того взашей, но терпение неаполитанца было вознаграждено. На характерный стук благодарный за бесплатное пойло пьяница насторожился и тут же выложил "собутыльнику" всю подноготную - и про злосчастное колено, и про то, что не знает счастливчиков, которым хотя бы раз удалось застать Хромого в хорошем настроении, и про то, что для Этторе связать в узел кочергу - раз плюнуть.

Энцо слушал внешне скучающе - ровно так, как и обо всех остальных, кто этим вечером сунул нос в трактир, сам же подобрался. Кое-что в рассказе заставило его внести изменения в первоначальный план - он-то ожидал увидеть тщедушного человечка, а к столу у окна приковылял некогда могучий детина.
Неаполитанец мазнул по будущей жертве равнодушным взглядом, протяжно зевнул - теперь следовало бы избавиться от навязчивого пьяницы и проще всего это сделать, дать ему пару медяков на выпивку. В ответ на цветастую благодарность не ожидавшего еще большей щедрости "господина" Паломо, не скрываясь, поморщился, а, поймав желчный взгляд Хромоногого, лишь развел руками - мол, сделал доброе дело, а теперь вот приходится терпеть словесные излияния.

Отредактировано Энцо Паломо (23-08-2018 15:43:54)

5

Этторе едва мазнул взглядом по незнакомцу и уставился на стол, ожидая, когда Лалла самолично принесет ему обычную кружку вина. Его не сильно интересовали новые лица. Жизнь научила не любить сюрпризы: самые удивительные становятся, как правило, и самыми неприятными. Уже давно Хромой предпочитал размеренность ритма ежедневного бытия. Не было для него ничего лучше, чтобы увидеть те же морды, что и день и два назад. А еще Этторе не любил запойных пьяниц, считая их самыми бесполезными, порочащими имя Господне, созданиями. Им дано здоровье и сила, а что они делают?
В общем, брезгливое отношение к вынужденному собеседнику невольно передалось и Энцо. Впрочем, на его молчаливую жалобу Этторе все-таки ответил.
- Зачем ты ему дал деньги? Этому малому уже давно все равно, одну кружку он выпил, две или пять. Вино в голове, вино вместо крови... Он и просит уже из одной жадности.

6

Несмотря на внутреннее ликование, что все так удачно складывается, в лице Энцо совсем не изменился и ответил на вопрос с гримасой сожаления:
- Сам не понимаю, бес попутал, не иначе. Я сразу-то не разглядел, а потом уже и не знал, как отделаться, чтобы разойтись по-хорошему. Вот и пришлось откупаться. Что уж теперь, сам виноват.
От пьянчужки Паломо стало известно, что Хромоногий Этторе не из тех, кто приветствует случайного собеседника, поэтому сам развивать тему не стал, решил положиться на волю случая: если Этторе изменит своим правилам и захочет продолжить разговор, то можно будет к нему и пересесть, а затем покинуть трактир вместе, если же нет, то догнать увечного на улице - не велик труд, тем более что благодаря тому же пьянице он знал и привычки своей жертвы - очень удобно, когда человек живет по одному и тому же распорядку, и даже то, в какой стороне его жилище.

Отредактировано Энцо Паломо (28-08-2018 13:22:34)

7

Приставать к людям с короткими поучениями Этторе любил. Что поделать, обязательная черта сложного характера. Те, кому доводилось услышать его оклик с очередной отповедью или проповедью, ожидаемо делились на три категории. Первая, самая большая, состоявшая из завсегдатаев Лаллы, давно знавших Хромого, и людей осторожных. Эти буркали что-то и старались уйти от разговора. Вторая, сильно меньше, из огрызавшихся и пытавшихся поставить Этторе на место. Третья - самая маленькая (по пальцам вспомнить, сколько таких было, а уж как давно последняя встреча, и не назвать), из тех, кто признавал его правоту.
Энцо оказался из таких, и Этторе, любившему чувствовать себя человеком опытным и мудрым, это понравилось.
- Да вот виноват. Видимо, опыта тебе мало.
Этторе не смутило, что незнакомец явно не сильно младше него, потому что выглядел Хромой гораздо старше своих лет. Инвалидность не красит, не молодит и не бодрит, а дурной нрав тем более.
- А ты не бросайся сразу делать! Ты подумай сначала, надо ли? Подумай, почему вдруг захотелось? Желания же какое от бога, а какое и от дьявола! И этот пьянчуга ясно под чьей защитой в таком виде пребывает.

8

Энцо даже опешил. Услышь он подобное в обычном застольном разговоре, быть собеседнику битым, теперь же лишь досадливо пожал плечами.
- Твоя правда, - согласился. - Не делай добра, не получишь и зла, - очень к месту всплыла откуда-то в голове старая поговорка. - Я-то здесь в первый раз, недавно я в Риме, друзья-приятели - далеко остались, да и одиночка я по натуре, а иногда все же нет-нет, а захочется с хорошим человеком за жизнь перетереть. Откуда ж мне догадаться, что он таким окажется.
Энцо смерил Этторе взглядом - открыто, так, чтобы не выглядело ни обидным, ни оскорбительным. Даже глаза на мгновение перестали косить.

- Вот ты сам - сидишь в одиночестве, я бы к тебе не полез с разговорами, потому что понятно - не нужно тебе, чтобы каждый встречный-поперечный за твой стол присаживался. И ведь сразу видно, что ты - человек бывалый, - говоря это, Паломо нисколько не льстил, Хромоногий Этторе именно таким и казался, и, похоже, таким и был. - А вот теперь парой слов все же перекинулись. Так что этот пьяница в некотором роде оказал мне услугу, - закончив речь, он высоко поднял кружку, салютуя собеседнику, и со скрытой усмешкой провозгласил. - За мудрость.

Отредактировано Энцо Паломо (28-08-2018 13:51:58)

9

- Значит, ты в Риме совсем недавно? - заинтересовался Этторе.
Он посмотрел на незнакомца повнимательнее. Вид у него был, с одной стороны, почти добродушный, с другой, было видно, что не ремесленник какой-нибудь или торговец. Больше похож на наемника. Этторе подумал и решил, что не на такого, которого можно нанять для грязной работы, а на того, кто ищет хорошего кондотьера, чтобы войти в его отряд. Уж больно вид Энцо показался ему незлобным. Да и говорит скорее смиренно, не огрызается.
- И что тебя сюда занесло? По делу какому-нибудь, чтобы выполнить, или дела ищешь?

10

Помня разглагольствования недавнего собутыльника, Энцо не стал без приглашения пересаживаться за стол к Этторе, лишь ближе передвинулся по лавке и уже получалось, что не каждый в своем углу сидит, а вроде как двое ведут разговор.
- Да найти хотелось бы, - ответил он и словно по наитию ищуще взглянул на Этторе. - Может, подскажешь, вдруг нужен кому человек, с оружием знакомый и не трус?
Не слишком ли получилось откровенно? Паломо словно услышал хмыканье Уго и торопливо добавил:
- Только чтоб по-честному было, безо всяких там. Я потому по кабакам и пошел, что на удачу надеюсь. Сам-то я не сильно это дело люблю, - характерный щелчок по шее, - да и кому нужен солдат-пьяница? А вот если бы кто мне помог, то я бы не остался в долгу, за посредничество, так сказать.

Отредактировано Энцо Паломо (30-08-2018 12:20:49)

11

- Значит, дела ищешь? - кивнул Этторе. - Может быть, и можно будет тебе помочь.
Он задумчиво почесал себе щеку и отхлебнул еще вина.
Нельзя было сказать, чтобы у Этторе половина Рима ходила в друзьях или приятелях, но знал он много кого. И все-таки сейчас пока никто на ум Хромому не пришел, зато промелькнула другая идея. Была одна забота у него. Уже полгода как работал Хромой на одного человека. Ну как работал? Делал кое-что. Заказы были верные, хоть и небольшие, но вот омраченные подозрением, что выполняет он их фальшивомонетчикам. Быть чистоплюем, то есть отказаться от преступного дела просто так, Этторе не хотел, поэтому и пришел со своими откровениями к начальнику городской стражи. И что же? Вот уже полгода прошло, даже больше, а ничего не поменялось, да и благодарности от этого Рамиро не дождался. Были у Хромого разные подозрения, но чтобы все разузнать, нужна была ловкость, а какая ловкость у хромого?
А что если сейчас этому незнакомцу немножечко пообещать, да за это попросить об услуге? Не совсем бесплатно, да только за деньги даже он от такой мелочи откажется, а вот за будущее... Благодарность лучше верности.
- Есть у меня знакомый один, который часто ездит по окрестностям. Один он опасается, да приятелей в этой поездке найти сложно. Иногда нанимал он себе охрану из знакомых. Да вот незадача, человек этот слег. Может, и не встанет.
Этторе придумывал на ходу. Удобное было лукавство. Потом окажется, что "охранник" все-таки воскрес. Но, может, и настоящее дело для этого малого подыщется.

12

- То есть, может, местечко освободится? - Энцо и не скрывал своей радости.
Спрашивая о деле, он и не думал, что Хромоногий ему и вправду что-то предложит, а завел разговор лишь для того, чтобы языками зацепиться. Теперь же по всему получалось, что он вроде как обязан этому Эттторе. Даже если ничего и не выгорит - а неаполитанцу был на это глубоко наплевать, то за беспокойство он уже можно сказать что должен.
- Слушай, друг, ты подсоби, а? А уж мы с тобой потом сполна сочтемся, - несколько заискивающе попросил он. - Вот ей-богу, позарез мне работа нужна, а охранник - самое оно, не впервой мне. Не в лихие же люди подаваться, - ухмыльнулся он, призывая Этторе смехом разделить нелепую шутку. - Да что на потом-то? Если тебе что нужно, так я запросто. Денег-то у меня кот наплакал, а во всем остальном - только скажи.

Отредактировано Энцо Паломо (03-09-2018 12:37:46)

13

- Да, в лихие никуда не годится, - согласился Этторе.
Еще чуть-чуть, и он бы почувствовал себя спасителем, а это было приятно. Маленькое добавление к обычному вечеру. Кружка неплохого вина, понимающий собеседник, готовый выслушать, возможное доброе дело, да еще возможность обязать.
- Я уже свое допил.
Хромой отставил кружку, и зорко наблюдающая за всем Лалла подскочила, готовая принять причитающиеся монеты. Этторе заплатил ей и, сильно опершись о стол, поднялся. Перехватил палку, что получалось у него ловко, и надел шапку.
- Мне тебя искать будет сложно. Проводи меня, чтобы знать, куда заглядывать за новостями.

14

Господи, да удача сама даже не идет, а прыгает в руки. Энцо вскочил с такой готовностью, что едва не опрокинул на пол тяжелую лавку. Передав зорко наблюдающей за тем, как он собирался, Лалле деньги, Паломо отер губы и с тем же заискиванием закивал головой:
- Вот спасибо тебе, хороший ты человек.
Он даже забежал вперед, освобождая перед Этторе проход и всем своим видом изображая, как уж он благодарен.
Перед тем, как выйти, Энцо будто невзначай обернулся - не смотрит ли кто им вслед? - но завсегдатаи были заняты лишь собственными проблемами, так что неаполитанец заметил лишь пару мазнувших его по спине равнодушных взглядов. Да и какая разница? В ближайшее время он сюда и носа не сунет, а через пару-тройку месяцев случится достаточно событий, чтобы его образ выветрился из памяти у тех, кто по каким-то причинам обратил сейчас на него свое внимание.

Приноравливаясь к шагу Хромоногого, Энцо так и эдак прикидывал, не пора ли уже перейти к делу - собственное лицедейство его уже изрядно утомило, но как на грех улицы были полны народу. Не так, чтобы много, но достаточно, чтобы встрять, а это в планы наемника никак не входило. К тому же он обещал серу Винценцо не просто избавить его от предателя, а сначала задать тому несколько вопросов, что еще сильнее связывало руки.
Наконец, они подошли к дому, где обитал Этторе, и там при взгляде на низкую покатую крышу Энцо и осенило.

15

По дороге Хромой, не замечая легкой рассеянности нового знакомого, дал волю разговору. Он потчевал Энцо историями, неизменно с подтекстом и поучительными отповедями в конце. Редко когда Этторе удавалось с такой безнаказанностью вывалить на собеседника все свое желание поучительствовать. Для этого он даже по дороге дал небольшого крюка, чтобы прогулка чуть продлилась.
Но вот звать к себе Хромой не собирался. Не любил. Домик его был маленьким, в один этаж и два окна, выходящие на улицу. С двух сторон к его бокам тесно прижимались соседи. Если зайти в дверь и пройти маленькую прихожую, то через вторую дверь можно было попасть во внутренний дворик, где помимо обязательно выгребной ямы в углу, был и крошечный огородик - предмет неустанных хлопот и внутренней гордости Этторе. В доме была всего одна комната, служившая кухней и спальней, окна которой, забранные решетками, выходили на улицу, да мастерская, смотревшая голым проемом во двор. Все это содержалось в редком порядке и существовало только для Этторе. Даже заказчиков он принимал у себя неохотно.
- Ну вот я и дошел, - сообщил Этторе, отпирая дверь.
Дверь была простой, зато замок у умельца был знатным.
- Ну... заходи как-нибудь...

16

"Как-нибудь зайду", - с ухмылкой пообещал про себя Энцо.
Жаль, что на пороге дома удача отвернулась, как было бы здорово, если бы Хромоногий вдруг позвал его в дом, этим бы он избавил неаполитанца от лишней головной боли.
Паломо оценил про себя и решетки на окнах, и хитрый замок на хлипкой с первого взгляда двери, и решил, что не стоит менять хорошее на лучшее. По опыту Паломо знал, что внутренний двор охраняется куда как хуже, а устраивать шум на улице - потом забот не оберешься.
- Так я завтра приду? - ухахатываясь про себя, с оттенком подобострастия поинтересовался наемник.
Не то, чтобы он был настроен несерьезно, любое дело не терпит легкомыслия, а убийство - тем паче, просто уж больно потешным показался ему Хромоногий Этторе с его напыщенными нравоучениями и глупой доверчивостью.
"На хвастуна не нужен нож", - очень к месту вспомнилась очередная мудрость от Уго и, горячо заверив будущую жертву во всяческом к нему уважении, Энцо вернулся обратно в кабак Лаллы. В общем-то ему было все равно, но если кто и вспомнит потом, что Этторе уходил не один, так всегда найдется другой, который добавит, что новоявленный приятель Хромоногого вернулся быстро и был слишком безмятежен для человека, только что отправившего другого на тот свет.

Отредактировано Энцо Паломо (07-09-2018 16:03:34)

17

Остаток дня Этторе провел обычно, по собственному распорядку. Сначала немного повозился в огороде, потом долго и обстоятельно разговаривал с соседом, зашедшим пожаловаться на сварливую жену и их младшего сына, юркого, как змея, и по-разбойничьи хулиганистого. Потом пришла старуха, живущая напротив. Ей вечно казалось, что ей подменили ключи, и она требовала от Этторе сделать ей новый, правильный. Хромой уже давно не пытался спорить, молча брал ключ, оставляя беспокойную посетительницу в маленьком дворике, уходил к себе в мастерскую, откуда возвращался через четверть часа с "новым", "настоящим", то есть все тем же, что приносил женщине и день, и два, и неделю назад.
Больше никого не ожидалось. Этторе запер дверь на улицу, на ключ и сразу два засова. Потом долго сидел во дворе: солнце, приходившее сюда вечером, было еще не летним, а поздневесенним, то есть теплым, но не палящим, ласкающим. Проведя здесь не менее часа, пока совсем не стемнело, Хромой вернулся в комнату, служившую ему кухней и спальней, съел нехитрый ужин и запер ставни на окнах. Он сотворил короткую молитву: латинских он не знал, поэтому пользовался собственной, в которой просил каждый вечер уменьшить боль в колене да хороших заказов.
Засыпал Этторе всегда быстро.

18

Весь день было ясно, ночью же небо затянуло облаками и это стало еще одним обещающим удачу знаком. Несмотря на смотрящие в разные стороны глаза, в движениях Паломо был ловок, к тому же неровная кладка стены домика Этторе словно для того и предназначалась, чтобы использовать ее как ступени, а густой плющ, растущий вдоль окон примыкающего соседского дома, вполне сходил на роль веревочной лестницы.
Двигаясь почти бесшумно - разве что крупой сыпался из-под подошвы ботинок на землю ракушечник, Энцо влез на плоскую крышу и, распластавшись на животе, огляделся по сторонам. Со стороны улицы все было тихо: ни случайного прохожего, ни любопытного соседа, да и во дворе также было пусто. Негромко хмыкнув, наемник спрыгнул на землю и сразу же вжался в стену - как ни старайся, а совсем без звуков не обойдешься. Но вроде бы никто не встревожился и, немного погодя, он, двигаясь по периметру крошечного внутреннего дворика, добрался до дверного проема.
- Вот напасть, - Энцо стряхнул с ботинок рыхлую землю и пренебрежительно ухмыльнулся - будучи сыном зеленщика, сам он не понимал тяги к садоводству, и считал блажью все, что связано с копанием в грядках. Если, конечно, это не приносило хорошего дохода, а чтобы иметь этот доход нужно по меньшей мере быть постоянным поставщиком какого-нибудь богатого дома и, желательно, не одного.

Первая комната показалась нежилой и Паломо почти выдал свое присутствие, едва не уронив с верстака какой-то похожий на клещи инструмент. Подхватив его буквально над самым полом, Энцо хотел было положить железяку обратно, но внезапно передумал - возможно, что пригодится. Немного подумав, он добавил еще и молоток, и, экипированный, ступая на цыпочках вошел в комнату, где и обитал Этторе.
Теперь следовало действовать быстро.

Существовало много способов лишить человека свободы движения, Энцо же выбрал самый простой. Подойдя к кровати, где мирно спал Хромоногий, он резко выдернул у него из-под головы подушку и, навалившись всем телом сверху, моментально накрыл этой же подушкой Этторе лицо. Внезапность нападения была за наемника, и не дай ему Винценцо более развернутого поручения, дело было бы уже сделано, однако, крепко вжимая жертву в соломенный тюфяк, Энцо терпеливо ждал, когда тело обмякнет - убивать сразу не входило в его планы. Прошло совсем немного времени и сопротивление Этторе ослабло, а попытки освободиться стали больше походить на конвульсии. Только тогда Паломо отбросил в сторону ставшую уже ненужной подушку, убедившись, что не переусердствовал, крепко привязал полуживого Этторе к остову кровати и приготовился ждать. На тот случай, если, очнувшись, тот вдруг проявит непонимание, наемник при помощи обрывка простыни изобразил подобие кляпа и довольно небрежно впихнул его Хромоногому в полуоткрытый рот.

Отредактировано Энцо Паломо (10-09-2018 16:03:22)

19

Сон был глубоким, но внезапно оборвался тяжелым сновидением. Этторе приснилось, что он лежит в постели в своем доме, стены которого внезапно начали сдвигаться, сдавливая грудную клетку. Он попытался кричать, но яркий дневной свет вдруг вспыхнул ослепительно и погас. Этторе уже не спал, а потерял сознание.
Возвращался к яви он медленно. В голове шумело и подташнивало. Сначала он испытал облегчение, поняв, что может дышать, но оно тут же сменилось испугом: он не мог пошевелиться от связывающей тело веревки, а во рту было нечто постороннее с сомнительным привкусом.
Рядом с постелью кто-то стоял. Этторе повернул голову, с трудом сосредотачивая взгляд на человеке. Узнав Энцо, он изумленно вылупился, а потом забился в путах, силясь встать, но напрасно.

20

- Ну, снова здравствуй, Этторе.
Паломо был спокоен, даже деловит. Встав так, чтобы пленнику было все хорошо видно, он выложил на стол клещи и молоток, после достал из ножен кинжал и, проведя подушечкой пальца по лезвию, а затем слизнув выступившую из пореза каплю крови, присовокупил оружие к инструментам.
- Ты, это, не дергайся особо, - заботливо попросил он. - Я такие узлы вяжу, что каждое движение их только сильнее затянет. А ты же не хочешь, чтобы у тебя и вторая нога отсохла?
Придвинув табурет, он уселся прямо напротив кровати:
- Уж извини, что я так с тобой, не хотел. Мне поговорить с тобой нужно, серьезно поговорить. Так-то сподручнее будет. А как ответишь на мои вопросы, я тебя развяжу и разойдемся мы с тобой в разные стороны.
Крякнув, наемник ударил себя по ляжкам:
- Только ты не думай, что тебе удастся на помощь позвать, только пикнешь, так я тебя молотком отоварю. Надеюсь, ты не настолько глуп, чтобы удумать, будто я тебя просто пугаю?

Отредактировано Энцо Паломо (12-09-2018 11:34:26)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. Aeterna historia » За длинный язык головой отвечают. 31.05.1495. Рим