Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. Aeterna historia » Выгодное слово и глухой быстро расслышит. 28.05.1495. Рим


Выгодное слово и глухой быстро расслышит. 28.05.1495. Рим

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Поздний вечер, неподалеку от дома Винценцо Морини.

2

Прошло почти полгода с того дня, как Уго Беллони, упокой Господь его душу, на радость чертям отправился прямиком в преисподнюю. Со свернутой шеей уже все равно, кто тебе поджаривает пятки, да и до скончания-то веков ого-го как далеко - можно притерпеться, а вот его подельнику выпала судьба более тяжкая. Связав себя с Уго Энцо и забыл, каково это - искать себе работодателя, то была забота Беллони, Паломо же был вполне доволен ролью исполнителя. Один - голова, другой - руки, барыши же делили напополам, что тут считаться? Энцо - не гордый, он не станет презрительно отворачиваться от серебра и уж тем более от золота лишь потому, что ему бы соображалки не хватило, как все обставить. Чертовски жаль Уго, ледяной воды ему в котел, хоть немного кипяток остудить.
Какое-то время Энцо пытался удержаться на плаву, даже пустился в сомнительное путешествие с щенком одним. Думал, нашел себе простака, так этот Пьетро, даром что с виду недоумок, не так глуп оказался - да, поил, кормил, одевал и даже денег отсыпал, а сам-то, тварь скрытная, в рукаве сотню дукатов вез, и ни словом, ни пол-словом о том не обмолвился. Чтоб ему язык вырвало и обратно в рот оторванным запихало. Энцо тогда из Милана еле ноги унес, на стражу нарвались, и ведь что вдвойне обидно - попались-то не за свои, а за чужие делишки. Едва не породнился с пеньковой веревкой. Бог отвел - дай бог здоровья тому господину, что, хоть и насмехался, зато отпустил восвояси. А ведь мог и вздернуть - просто так, себе на потеху, людям на развлечение.

Месяца два Паломо вел себя тише воды, ниже травы, только вот полученные от щенка деньги как-то очень быстро закончились, а новые почти не появлялись, а если и появлялись, то не задерживались. Ох, найти бы еще одного такого Уго, сразу бы жизнь иной стала.
Потрепала Энцо жизнь, эх, как потрепала, и чем дальше, тем чаще вспоминал он вольные римские денечки. Тогда на игре в кости они здорово с Уго зарабатывали, простофили разве что не насильно впихивали им свое серебро. А как же! Отыграться-то каждый мечтал. Хорошее дельце, выгодное, плохо, что тут без напарника никак нельзя. Перед тем, как развести дурачка, надо сначала разыграть так, чтобы у него разум от жадности замутило... Нет, одному здесь никак не справиться. Охо-хо, грехи наши тяжкие, придется снова за кинжал браться, пощипать перышки беспечным господам. А что делать, ежели иначе только медяки и остается сшибать?

Неизвестно, до чего бы додумался Паломо, если бы вовремя не вспомнил, что есть человек, к которому он может обратиться. Может тот и не обрадуется такому явлению, только сдается, что слишком хитромурный этот сер Винценцо для одномоментных решений, такие сначала всегда стараются найти выгоду, а уж потом, не обнаружив ее, нос воротят. Когда-то он имел дело с Уго Беллони, так чем Энцо Паломо хуже? А если и откажется, так в Риме какое-нибудь дельце обязательно найдется. Хуже уж точно не будет.

Чтобы собрать нужную на дорогу в Вечный город сумму, пришлось обобрать одного уснувшего под кустом пьяного, покрутить ножом у получившего жалкое жалованье подмастерья, да удачно срезаьб кошель у какого-то зазевавшегося гулены. Без крови обошелся, впритык, но хватило. Не то, чтобы Энцо бы убийством побрезговал, только очень уж не хотелось оставлять после себя след, и без того ни в Неаполь, ни в Милан ему дороги нет. Теперь оставалось дело за малым - вспомнить, где живет этот Винценцо Морини, и подловить его подле дома. Виделись они всего лишь пару раз, да только помнит Паломо, как рекомендовал его Уго. Что, мол, повезло с напарником, надежный, мол, подельник. Может быть узнает его сер Винценцо, а уж Энцо потом ему докажет, что хоть услуги его и не так дешевы, зато уважаемому мессеру больше ни о чем беспокоиться не придется, пусть только четко изложит, что ему нужно, да как это сделать, а уж Энцо расстарается.

К своему удивлению Энцо дом нашел сразу и счел это хорошим знаком. Теперь оставалось дело за малым - рано или поздно Морини должен или выйти, или наоборот войти, всего лишь вопрос времени, а уж что-что, а ждать Паломо умеет.

Отредактировано Энцо Паломо (05-07-2018 16:22:27)

3

Винценцо возвращался домой в сопровождении одного слуги. Он не боялся грабителей, считая себя к ним ближе, чем к добропорядочным жителям. К тому же там, куда он ходил, Морини лучше было появляться без лишних свидетелей.
Он вернулся в Рим уже месяцев десять как. Много лет назад вынужденный покинуть Вечный город, он чувствовал себя изгнанником и, хотя заматерел, стал хитрее, хитроумнее, осторожнее и опытнее, хотя оброс крепкой и прочной шкурой, все-таки не мог избавиться от ощущения, что он мальчишка, которого высекли, а теперь раздумывают, не заслуживает ли он еще одной порки. Впрочем, на то и нужен опыт, чтобы не обращать внимания на все, в том числе и собственную некстати прорезавшуюся сентиментальность.
Всего через пару месяцев после возвращения он окончательно понял, что в папской столице не пасынок, а любимый сын. Он смог купить дом там, где селятся уважаемые люди, и даже добился с их стороны принятия. В друзья не набивался, в дома быть вхожим не спешил. Зачем лезть в чужие дела, если не собираешься пускать в собственные? А они были не теми, о которых откровенничаешь.
Приход франков, суматоха, грабежи и хаос были для всех проклятием, но для таких, как Винценцо, они - самые удачные обстоятельства. Дела Морини пошли на лад, а проклятое Богом и людьми дело фальшивомонетчиков вело его к преуспеванию. Он был единственной ниточкой, связывающей тех, кто делает, с теми, кто сбывает. Чутье вело его. Иметь дело с честными людьми тут не получится, потому и находить прохиндеев, которые не предадут и которым можно доверять - талант, без которого никак. Винценцо умел.
И даже неудача, которая могла погубить, стала лишь звеном к преуспеванию. Грозный Рамиро де Лорка сел ему на хвост, зато и стал теперь хорошим покровителем. Доходами, конечно, приходилось теперь делиться, да зато и выросли они сильно.

Вот со встречи с начальником городской стражи Винценцо теперь и возвращался. Подойдя к дому, уже собирался постучать, как вдруг увидел мелькнувшую по двери тень и, нащупав за поясом кинжал, резко обернулся.
- Кто тут?

4

Понимая, чем может грозить неожиданное появление, Паломо сделал полшага вперед и было собрался окликнуть Морини, как стало ясно, что его обнаружили. Раздосадованный этим обстоятельством, неаполитанец прочистил горло, не собираясь дожидаться ни повторного вопроса, ни предупредительного укола кинжалом в бок. По рассказам Уго, да и по личным впечатлениям он помнил, что этот Винценцо не из тех, к кому следует поворачиваться спиной. Хотя он и не из тех, что и любят кровь и знают лишь одно решение всех проблем, и все же лучше бы не проверять его выдержку на собственной шкуре. И это несмотря на то, что Энцо был уверен, что в честной стычке Морини с ним не потягаться, а вот если двое на одного... тут всякое возможно.
Правда и пришел он сюда не для того, чтобы меряться силами, поэтому разведя руки, чтобы показать, что в них ничего нет, и для убедительности растопырив пальцы, Паломо отделился от скрывающей его стены и встал так, чтобы его было хорошо видно.
- Вы не узнаете меня, мессер Винценцо? - спросил он, не подходя ближе, чем на несколько шагов. - Мы пару раз встречались. Я Энцо из Неаполя. Помните Уго? Так вот я был его напарником. Теперь припоминаете?

Отредактировано Энцо Паломо (10-07-2018 20:37:51)

5

- Стой, где стоишь, - гаркнул Винценцо, не спуская руки с рукояти кинжала.
Вытащить его он не спешил, но на всякий случай не позволил приближаться. Энцо он вспомнил не сразу, но слова "Неаполь" и "Уго" что-то ему говорили. Он наморщил лоб, пытаясь понять, кто перед ним, и не прикидывается ли этот кто-то знакомым.
Прошло несколько томительных мгновений, прежде чем он все понял. Уго, мошенник из Неаполя, с которым судьба свела его нечаянно, был одним из тех, кому он решился что-то доверить и не прогадал. Тот выполнил пару его простых поручений минувшей зимой, а потом исчез, не забрав деньги за последнее. Винценцо тогда даже напрягся, решив, что тот попался, несколько дней жил в напряжении, не проговорится ли Уго там, где оказался. Но неаполитанец как в воду канул, не оставив и кругов на поврехности.
- Предположим, припоминаю, - осторожно признался Винценцо, когда и лицо Энцо всплыло из памяти достаточно определенно, чтобы быть уверенным, что стоящий перед ним мужчина он самый и есть. - А куда же Уго пропал?

6

- Умер, - коротко ответил Энцо, но, подумав, прибавил. - С лестницы неудачно упал.
Ни погрешив против истины, он уклонился от правды. Не хотелось ему рассказывать, какая промашка у них с Уго вышла. По крайней мере, пока не хотелось. Он готов был ответить на вопросы только если Морини решит продолжить с ним разговор, да не просто так продолжить.
- Так и остался я без напарника, - Паломо развел руки еще шире, на этот раз показывая, как велика его печаль.
Он оглянулся по сторонам - все же не все разговоры следовало вести на улице, однако обиды в том, что Винценцо не торопится приглашать в дома малознакомого человека, не было, напротив, такая осторожность говорила только в пользу собеседника. Уго когда-то говорил, что этот Морини очень аккуратен в делах и его еще никому прижучить не удалось... Хорошо бы к такому прибиться.
- Плохо одному, мессер, - протянул он, еще сильнее обычного скашивая глаза. - Вот я и подумал... Может быть нужен вам верный человек?
Получилось с наскока, а как еще разговор на дело перевести? Сделает этот Морини вид, что понятия не имеет о чем речь, так это пол-беды, важно, что он после этого сделает.

Отредактировано Энцо Паломо (11-07-2018 15:22:39)

7

- С лестницы упал, говоришь? - хмыкнул Винценцо.
Весь недолгий разговор с наемником взгляд Морини не только зорко высматривал, куда глядит Энцо, не отводит ли взгляд и не дрожат ли его руки, но и что происходит вокруг. Не мелькают ли тени, нет ли каких-нибудь еще людей у этого якобы оставшегося в одиночестве наемника.
Наконец, Морини, видимо, что-то для себя решил и постучал условленным образом в дверь собственного дома.
- Я тут, - шепнул в образовавшуюся между дверью и косяком щель.
Зазор стал шире, Винценцо нырнул в черное нутро прихожей, бросив через плечо Энцо:
- Входи.
Когда тот зашел, дверь захлопнулась. Некоторое время было темно, потом появились масляные лампы, высветив пустой почти небольшой холл, в котором толпилось четверо слуг, подозрительно поглядывающих на наемника.
- Пойдем за мной.
Наверх, где была комната, совмещающая в себе его спальню и кабинет, Винценцо нежданного гостя не повел. Пошли в маленькую комнату рядом с прихожей, выгороженную из большой гостиной. Тоже своего рода кабинет, но для тех, кого не хотят вести в самое сердце дома.
- И как же бедняга Уго сломал себе шею? Не ты ли ему помог? - спросил Винценцо, не садясь сам и не предлагая сделать этого гостю.

Отредактировано Винценцо Морини (12-07-2018 13:30:27)

8

Паломо ошарашенно уставился на собеседника, от удивления у него даже глаза перестали косить.
- Да кто ж режет курицу, что золотые яйца несет? - сглотнув, поинтересовался.
Может быть переоценивал Уго этого Винценцо? Или этот вопрос - всего лишь проверка? Энцо не был силен в долгих рассуждениях, поэтому выбрал более удобный ему вариант. По крайней мере, пока.

- Нет, конечно, - запоздало оскорбился он и тяжело вздохнул. - День был неудачный, а Уго привык, что нам везет, ну и... В общем, выследил его господин один, по беспечности Уго и выследил. Мы-то с ним разными дорожками ходили, нельзя нам было вместе показываться. Я его на условленном месте несколько часов прождал, а узнал все уже потом, как на постоялый двор, где мы остановились, пришел. Хозяин таверны и рассказал, как все оно произошло, в красках - хороший человек, кстати, задешево не продаст, а задорого - не святой же он. Я бы задержался, только не с руки мне это было... Так что больших подробностей я не знаю, да и какой в них смысл, если у напарника шея сломана? Моя-то вроде как в порядке, а объясняться со стражниками - невелико удовольствие.

Отредактировано Энцо Паломо (13-07-2018 11:59:27)

9

- Вот, значит, как было? -
Винценцо долго пристально рассматривал Энцо и в результате, видимо, решил, что ему вполне можно поверить.
- Значит, теперь ты ищешь новую курицу, я так понимаю? - с усмешкой спросил он.
Но ответа явно не ждал, потому что мотнул головой и рассмеялся.
- Ладно-ладно, не горячись, садись.
Он кивнул на стул и уселся сам.
Что же он слышал об этом Энцо? В общем, ничего, если честно. Дело имел всегда с Уго, об этом малом не расспрашивал, считая, что помощники тех, с кем он договаривается, это их личное дело, видел Энцо мельком и двух слов с ним, вероятно, не сказал.
- Жалко Уго, спаси его душу, - вежливо сказал приличествующее случаю Винценцо.
Особенной жалости он не испытывал, думал, что уже с ним не встретится, оказался прав. Неплох был Уго, но с другой стороны таких неплохих больше, чем им бы самим хотелось.
- Что же ты готов выполнять? Говорить можешь прямо.

10

- Все, - не рисуясь, ответил Паломо. - Абсолютно все, главное, чтобы я хорошо понимал, что нужно делать, - добавил и хохотнул. - Мне нужен четкий план, я - человек действий, думал же обо всем Уго.
В этом признании не было и капли самоуничижения, Энцо давно уже принял как факт, что самые удачные из его дел - дела, разработанные другими, зато эти другие никогда бы не воплотили свои идеи с той скрупулезностью и в некотором роде виртуозностью, с какой это делал Паломо.
Энцо не замечал, что после долгого общения с Беллони его речь довольно сильно изменилась, он стал изъясняться более грамотно и лишь в моменты беспокойства сбивался на простонародный говор. При этом в остальном он остался прежним, жадным и готовым на все, лишь бы щедро платили, и нисколько не стеснялся этого.

Отредактировано Энцо Паломо (15-07-2018 11:27:19)

11

Винценцо очень понравилась готовность Энцо, а еще больше - его готовность быть ведомым. Не каждый так легко соглашается не претендовать на роль головы, а довольствоваться положением исполнителя. Обычно человек сначала просит о деле, а потом заявляет, что сам знает, как с ним справиться. А когда все начинают думать - так уж жди беды, потому что добрая половина таких думателей несколько преувеличивает свои мыслительные способности. И даже если потом они каются, что ошиблись... Это только Богу есть дело до кающихся, потому что у него сколько угодно времени, а еще он умеет творить чудеса. Ему, Винценцо, от чужого раскаяния не жарко и не холодно, а скорее мерзко и противно.
- Что тебе приходилось делать для Уго? И расскажи поподробнее хотя бы о каком-нибудь деле, где тебе пришлось решиться на все.

12

Энцо осклабился:
- Уго старался обходиться малой кровью, - произнес, не подозревая, что только что сказал каламбур. - По мне же, любая проблема - что сорняк, выдирать нужно с корнем.
В Паломо внезапно проснулся сын зеленщика - именно так любил приговаривать его отец, и не подозревая тогда, как воспримет этот завет повзрослевший Энцо.

Не упоминая о том, что именно эта афера и привела Беллони к смерти, Энцо живоописал задумку Уго с костями. Описывал и сам удивлялся, какой красоты и простоты получилась картина, а ведь когда-то, когда Уго только начал объяснять, что ему требуется от напарника, неаполитанцу казалось, что он никогда не освоит эту науку.
- Были и еще делишки, но это самое удачное. Жаль только, что такое возможно лишь в больших городах, и там рано или поздно примелькаешься, - посетовал он под конец и не без гордости прибавил. - Уго - он не сильно заметный был, а меня вот сложно не запомнить.
Что и говорить, в своем самодовольстве Паломо искренне считал себя если не красавцем, то вполне себе ничего. Только вчера Нанна ему раз пятнадцать об этом повторила. За что веселая девица и получила несколько больше, чем первоначально неаполитанец собирался ей дать.

Отредактировано Энцо Паломо (18-07-2018 10:22:50)

13

- Что же, это было весьма хорошо придумано, - похвалил Морини.
Было занимательно услышать о похождениях Уго. Этот мошенник всегда напускал туману и не распространялся, чем занимается еще. Винценцо и не думал, что когда-нибудь тайны неаполитанца станут ему известны. Но жизнь иногда подсовывает забавные подарки.
- Хорошо, хотя и опасно. Людям не нравится, когда их деньги перебираются в чужие карманы. Они обвиняют в мошенничестве, даже если все честно. Странно, что никто не разозлился раньше настолько, чтобы... Уго случайно сломал себе шею.
А этот Энцо, судя по его рассказам, хороший помощник. Даже если он тут половину приукрасил, а что-то присочинил. Слушает, что ему говорят, но умеет соображать, когда это требуется. Редкое сочетание.
- Я тоже думаю, что некоторые проблемы лучше выдирать с корнем. Ты когда-нибудь решал так свои? Или, может быть, чужие?

14

- Чаще чужие.
Энцо не пытался хитрить. Неважно, какие у него были мысли до этого - далеких планов он не строил, просчитывание ситуации никогда не было сильной стороной неаполитанца - зато сейчас уверился в том, что у них с Морини могло бы неплохо получиться. По полунамекам Уго он догадывался, что сер Винценцо - птица не низкого полета, теперь же убедился в этом окончательно. Каким бы обходительным не был Беллони, как бы гладко не говорил, ему никогда бы не удалось выдать себя за благородного человека, а вот Морини выглядел так, что и в голову не придет, как тот наживает свои капиталы.
Назвать его "напарником" у Паломо бы язык не повернулся, скорее уж "постоянным заказчиком". Но дело-то ведь не в названии, главное, чтобы денежки капали.

- Свои тоже приходилось, - продолжил он, хотя это и из первых слов было понятно, - но всегда по-тихому. Не люблю, знаете ли, лишнего шума, не хочется мне как-то побрататься с палачом. Но если надо в назидание, могу и так. Только это уже дороже стоит, потому что риск.
Энцо немного рисовался, не без этого. На самом деле в работе "прополка" тем была хороша, что после нее не остается свидетелей. Убивать просто так Паломо не любил - сумел же он добыть средства на дорогу, не прибегая к последней мере, но если за это платят золотом - святое дело.
Эх, если бы удалось договориться с Морини...  Уж тогда бы он себя показал.

Отредактировано Энцо Паломо (20-07-2018 10:22:28)

15

- В назидание не надо будет, - пообещал Винценцо. - Я не священник и не учитель, не занимаюсь наставлением.
Энцо нравился ему все больше. Рисовался только отчасти. И некоторая его простота будет кстати: такой не привлечет лишнего внимания, не вызовет подозрений. И хорошо, что он чужак в Риме. Никого тут не знает, никто не сманит. Вернее будет. Сам Морини тоже теперь был здесь почти чужим, хотя кое-какими знакомствами уже обзавелся, да и помощниками тоже. Но лишним пока новый человек не будет.
- А ты смелый, если берешься и за такие дела. И как же ты находишь себе для них помощников? Или ты один обходишься?

16

- В таких делах помощники - только лишнее, - Энцо широко осклабился, словно собеседник очень удачно пошутил. - Вот напарник - другое дело, - словно стертая тряпкой, ухмылка сползла с лица. - Жаль Уго, с ним у нас было полное взаимопонимание. Эх... Понимаете ли, здорово он придумывать умел, мое дело было лишь слушаться.
Тут Паломо испугался, что Морини может решить, что такой подельник ему не нужен, и торопливо, хоть и с вызовом, добавил:
- Не подумайте, мы на равных были, только каждый делал то, что лучше получается.
Энцо огляделся по сторонами, у него было с собой наглядное пособие, однако он не без оснований полагал, что неожиданно появившийся в руке кинжал на какое-то время прервет мирное течение беседы. И вообще неизвестно, чем тогда дело закончится. Пожалуй, лежащее рядом с чернильницей гусиное перо будет неплохой заменой.
- Позвольте? - проявил он не вежливость, а скорее благоразумие, и взяв перо прокрутил его между пальцами; получилось не так изящно, как с ножом, но тоже довольно показательно. - Так вот. Уго такого не умел.

17

- Впечатляет! - признался Винценцо.
Судя по всему, Энцо и впрямь привык держать в руке оружие. А еще в его откровенности Морини услышал очень важную для себя вещь - неаполитанец не только привык держаться того, кого считает напарником, но и в прочем обходиться без помощников. Мало кто отважится встретиться с жертвой - какой бы она не была слабой и трусливой - один на один. Всегда можно получить отпор, а в драке вообще случаются неожиданности. А Энцо предпочитал выполнять поручения сам. Это была очень хорошая новость. Значит, довериться ему не значило вдруг узнать, что в твои тайны посвящено еще пятеро. А даже если не посвящено, то, окажись из них один не тупой головорез, а человек с хитрецой или - чего доброго - умом, то узнать, кто за всем стоит, для него не очень уж сложное дело.
- Будем считать, что мы договорились. Я воспользуюсь твоими услугами, если ты обещаешь держаться того, что только что сказал. Выполнять то, что тебе говорят, и делать это сам, без лишних.

18

- Это-то мне и надо, - отозвался крайне довольный поворотом беседы Энцо. - Если хотите, могу и пообещать, раз так спокойнее будет, только знайте - что лишние знания, что свидетели, они мне без надобности. Вы мне говорите, что делать, я просто это делаю.  Главное, чтобы в цене сошлись, а остальное... Не мое это дело, сер. Вы делаете свою часть работы, я свою. По-моему, справедливо.
Теперь, когда самая сложная часть разговора была позади, Паломо расслабился. Он не стал спрашивать об оплате. Не потому, что ему было все равно, совсем нет, просто с первым же поручением он был намерен показать товар лицом. Если все пройдет удачно, Морини сам предложит ему достойное вознаграждение, может быть куда большее, чем то, на которое он был бы готов сейчас. Уго как-то раз обронил вскользь, что хоть Винценцо Морини палец в рот не клади - откусит по локоть, зато он человек не жадный, платит, не скупясь. Просто так монеты на ветер не бросает, зато и хорошую службу оценивает по достоинству.

19

- Я одобряю такой подход, - согласно кивнул Винценцо.
Он был осторожным, поэтому Энцо не мог рассчитывать на внезапное радушие и гостеприимство. Морини не думал также угощать его вином, принять для более неформального разговора в своем верхнем кабинете или тем более давать какие-то деньги. Это была бы неразумная щедрость. Прежде всего следовало объявившегося знакомого испытать. Сейчас Винценцо не мог ничего предложить вдруг объявившемуся исполнителю, но и затягивать с первым поручением не стоило. Надо будет подумать.
- На днях будет кое-что, - расплывчато пообещал он. - Где ты сейчас живешь?

20

Будет - это уже хорошо.
- Пока нигде, - с досадой на себя, что не подумал об этом ранее, буркнул в ответ Паломо.
Нехорошо получилось, слишком явная заинтересованность могла существенно уменьшить оплату его услуг.
- Не люблю откладывать дело в долгий ящик, - пояснил он на всякий случай. - И неопределенности тоже не люблю. Вот потому и решил сначала переговорить с вами, а потом уже искать себе место ночлега.
Получилось по мнению Энцо достаточно достоверно.
- Как я устроюсь, я дам вам знать, - добавил он, вставая, и ухмыльнулся. - Как раз и у вас дельце наклюнется.

А может и хорошо, что так получилось. Он еще последит за домом этого Морини, понаблюдает. Вроде бы настораживающих признаков нет, но береженого и бог бережет.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. Aeterna historia » Выгодное слово и глухой быстро расслышит. 28.05.1495. Рим