Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Легче получить прощение, чем разрешение. 31.07.1495. Рим


Легче получить прощение, чем разрешение. 31.07.1495. Рим

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

2

Лукреция покинула место заточения Просперо Колонна довольной. Она была уверена, что все прошло лучшим образом. Весьма приятная ситуация для того, кто начинал разговор, не представляя себе, что будет говорить. Она ни о чем его не просила, ни к чему не призывала и ничего не предлагала. Она всего лишь сделала так, чтобы он не отказался от дальнейших разговоров. Он показался заинтересованным. И что тут странного? После целого месяца одиночного заточения. Лукреция попыталась представить себе, как бы она выдержала такое испытание, и решила, что умерла бы от скуки и тоски. После такого согласишься пойти куда угодно, лишь бы вырваться из тесноты башни.
Но дальше перед герцогиней Пезаро возникала не возможность радоваться победе, а необходимость разговора с отцом. Как она догадывалась, он мог и не прийти в восторг от того, что она ему расскажет, а ее доводы и вовсе счесть несущественными. Лукреция и боялась предстоящего разговора и одновременно была полна решимости отстоять все, что только что натворила. Правда, пугало ее не то, что отец откажет ей в приглашении Просперо, а то, что он посчитает все вздором и глупостью и разочаруется в ней.

3

Конечно же Александр VI не забыл о данном дочери поручении, но за ежедневными заботами отложил встречу с Лукрецией на вечер. Он не слишком верил в успех предприятия, Колонна не был похож на человека, способного растрогаться от юности и непосредственности, к тому же кондотьер наверняка бы заподозрил за визитом герцогини Пезаро расчет ее отца и вряд ли бы переменил свое мнение, сколько бы его не убеждала.
- Но в этом, милейший Просперо, вы бы ошиблись. Мне бы такое и в голову не пришло.
Отпустив Буркхарда, Родриго Борджиа пребывал в отличном настроении - он уже знал о приезде испанской миссии и был во всеоружии. Краткая информация, предоставленная на каждого из послов, уже с утра лежала на его столе и оставалось только удивляться расторопности его служащих, способных узнать всю возможную подноготную не только о Мануэле Гонсалесе, но и сопровождающих его людях. Единственное, что вызвало недоумение, так это задержка шурина Хуана - Альфонсо, но зная наклонности брата Марии Энрикес, Его святейшество предполагал, что тот предпочел провести ночь в каком-нибудь трактире.

Именно в момент этих размышлений слуга и доложил Александру о приходе дочери. Такая спешка могла говорить как о том, что разговор с Просперо Колонной удался, равно как и о том, что беседа не состоялась. Гадая, оставалось разве что подкинуть монетку, но проще все узнать от самой Лукреции.

Отредактировано Александр VI (15-05-2018 12:21:46)

4

Лукреция не могла не чувствовать некоторого торжества, но при этом ей хватило сообразительности никак его не показать. Отец мог и не одобрить всего, что она придумала, и тогда не оценил бы и того, что Просперо Колонна разговаривал с ней, а не отделался холодной и краткой вежливостью.
Так что герцогиня Пезаро, входя к понтифику, казалась сдержанной спокойной и даже скромной.
- Доброе утро, ваше святейшество. Как видите, меня никто не съел и даже не пытался. Ваш пленник был очень учтив и приветлив. Я даже побаловала его новостями и рассказала историю с Маттео Сфорца и тайным сундучком короля Карла.

5

В скромности дочери понтифик сомневался, но сдерживаемое торжество, которое от пытливого отцовского взора герцогине Пезаро скрыть все же не удалось, сделал вид, что не заметил. Зачем портить девочке ее триумф? А в том, что затея удалась, стало понятно больше не по блеску глаз, а по тому, как скоро Лукреция оказалась в покоях Его святейшества.

- Уверен, граф оценил твой рассказ.
Добродушно усмехнувшись, Александр знаком указал слуге, что тот пока свободен. Присутствие прислуги редко когда тяготило понтифика, просто ему хотелось побыть наедине с дочерью. Не откладывая, он приступил к подробным расспросам. При этом он задавал именно те вопросы, на которые хотел услышать ответ, а не такие, какие бы последовали, если бы его интерес был лишь номинальным. Один из вопросов был особенно важным.
- Как тебе показалось, мессер Просперо был любезен с тобой только из-за того, что ты женщина, или причина его вежливости может быть и в том, что он готов прислушаться к голосу разума? Я понимаю, что он тебе об этом никогда бы не сказал, а просто хочу услышать твое впечатление.

Отредактировано Александр VI (18-05-2018 11:54:48)

6

- Я думаю, ему было просто интересно? - полувопросительно-полуутвердительно ответила Лукреция.
Она задумалась над собственными словами, вырвавшимися у нее спонтанно, и решила, что сказала правду.
- Он не был против того, что я пришла и вольно расположилась в его... комнате...
Герцогине Пезаро очень хотелось бы добавить, что Просперо Колонна нашел ее очаровательной и отчасти поэтому не стал отказываться от разговора, но с этим искушением она справилась. Граф, может, и нашел ее именно такой, но дело было совсем не в этом. И так думать было еще приятнее.
- Я пока не могу сказать тебе, о чем он думал, - честно призналась Лукреция. - Граф слишком горд, чтобы откровенничать с посланником его святейшества, особенно если это посланница, к тому же его дочь. Наверное, он еще и очень упрям. Но кое-что я все-таки сегодня поняла. Он ведь почти ничего не знает о том, что происходит в Италии, а тому, что ему сообщают, может и не верить. И еще ему тяжело быть запертым в четырех стенах на такой высоте, куда залетают только птицы, а видно одно небо.

7

- Все лучше, чем в подвале, - проворчал Александр, впрочем, вполне беззлобно.
Он заточил Просперо Колонна в башне потому, что не мог позволить ему продолжать и дальше мутить воду, но готов был пойти навстречу, если и граф в свою очередь признает, что не так уж он и прав. И совсем необязательно, что признает вслух.
Колонна был слишком необуздан, чтобы ждать от него взвешенных решений, и зачастую попадал в неприятности именно из-за своей горячности.
- ... Больше подходящей мальчишке, - закончил понтифик внутренний монолог и снова сосредоточился на словах Лукреции. - Если я скажу "он сам во всем виноват", ты перестанешь так явно ему сочувствовать? - осведомился с улыбкой. - Или ты, как и все женщины, питаешь слабость к тем, кого считаешь несправедливо или даже справедливо обделенными?
Александр, не скрываясь, подшучивал над Лукрецией, тем самым давай ей понять, что сейчас идет разговор отца и дочери, а не понтифика и его посланника.

Отредактировано Александр VI (18-05-2018 14:46:01)

8

- Сочувствовать? - Лукреция задумалась.
Она не думала, как определить то, что она успела почувствовать к Просперо Колонна. Пожалуй, сочувствие было бы слишком громким словом.
- Я не настолько давно его знаю, чтобы посочувствовать, - честно призналась Лукреция, возможно, чуть серьезнее, чем предполагал заданный отцом тон. - Я просто сказала, кого я увидела. Ему тесно в башне и невыносимо скучно. У него слишком много времени и совсем нет никаких возможностей. Может, его и утешает, что для своей семьи он герой, но скоро такого утешения станет мало, а может, и уже.
Вот теперь пора было переходить к главному.
- Но он же все-таки упрямец. Так почему бы не поддразнить его? После глотка всего, чего ему не хватает, будет особенно сложно вернуться в клетку башни. Я... - Лукреция едва удержалась, чтобы не зажмуриться, - я пригласила его сегодня вечером стать моим гостем.

9

- Что ты сделала? - с тихим присвистом переспросил понтифик.
Разумеется, он услышал все с первого раза, и Лукреция это знала, потому Александр не ждал ответа на свой вопрос.
Он мог бы напуститься на Лукрецию за схожее с безрассудством самоуправство, только в этом уже не был никакого толка. На этот раз. Сейчас герцогиня Пезаро сделала все, чтобы связать своему отцу руки.
Понимала она это или нет? Наверняка понимала, но что ей двигало?
Теперь, присмотревшись, понтифик видел в лице дочери сдержанное беспокойство, и удивлялся тому, что не заметил этого раньше. Впрочем, какая уже разница? Никакой. Никакой разницы сейчас. Но не позже.
- Не знаю, как графа, но ты достигла успеха уже в том, что сумела удивить меня. Мне только любопытно, ты об этом думала с самого начала, или озарение посетило тебя уже в башне?
Александр не ругался, не пытался воззвать к разуму - приглашение уже было озвучено, такова была данность, его же задачей будет разыграть сданные дочерью карты так, чтобы не просто не проиграть, но и остаться в выигрыше.

Отредактировано Александр VI (24-05-2018 15:35:56)

10

"Ты злишься? Пожалуйста, не злись", - чуть не выпалила Лукреция, но сдержалась. Сказать так было бы обычно, если бы она была совсем маленькой, а ее бы ругали за то, что она спряталась и так долго не показывалась, что всех сильно напугала. Еще можно бы было кокетливо чуть картавить и обнять отца за шею.
Теперь это было бы смешно, а может, и хуже.
Теперь единственным и правильным будет объяснить, почему она так сделала. А если еще ее поступок потом принесет хорошие плоды, то они и послужат доказательством ее правоты.
- Сначала я ни о чем таком не думала вообще, - честно призналась Лукреция.
Правда, умолчав о том, что она на самом деле и о другом ничем не думала, а входила в башню к Просперо Колонна с неприятной пустотой в голове.
- Конечно, ты удивлен, но ты давно не видел его. А я вот только что. Я думала увидеть разозленного человека, а увидела отчаянно скучающего. Теперь мне странно, что я даже не думала о таком. И я решила напомнить ему, что среди людей гораздо приятнее, чем одному.

11

- Ты думаешь, ему это неизвестно?
Ища в лице дочери что-то, известное только себе самому, понтифик внимательно посмотрел на Лукрецию. Он был несколько выбит, хотя в этом никогда бы не признался. Уже не в первый раз его дети показывают, что пусть в большинстве случаев они безропотно послушны его воле, однако в определенные моменты вполне самостоятельны. Хорошо это или плохо? Сейчас Родриго Борджиа предпочёл бы обойтись без сюрпризов, но с другой стороны он тоже не вечен, так что может и к лучшему, что не только сыновья, а и дочь умеют принимать решения.
- В следующий раз предварительно советуйся со мной.
В краткой этой фразе на самом деле заключалось гораздо больше, чем могло бы показаться.
Понтифик не был доволен, но при этом соглашался с тем, что на месте всегда виднее, он не одобрял, и все же дал Лукреции шанс. И, возможно, что не последний.

- В Санта-Мария усилят охрану, - заявил он не терпящим возражений тоном и с ноткой легкой насмешки добавил. - Мне было бы интересно посмотреть, как ты все это будешь объяснять Чезаре. Что-то мне подсказывает, что твой брат не одобрит подобного гостя.

Отредактировано Александр VI (27-05-2018 14:47:51)

12

- Но ведь достаточно, чтобы его одобрил ты, правда? - бесхитростно спросила Лукреция.
Безмятежности в ее глазах было больше, чем было необходимо, чтобы считаться совсем искренней. Герцогиня Пезаро справедливо считала, что, получая согласие отца, она оставляла ему и право объясняться с Чезаре. Хотя... объясняться пришлось бы ей, а у отца было право просто сказать, что так и будет, и кардиналу Валенсийскому ничего уже не останется, как согласиться.
- Граф появится у меня, когда останется очень небольшой круг гостей. Среди такого не затеряешься. Я обещала ему прислать служанку с приглашением и корзиной абрикосов. Моя печать будет достаточным пропуском, чтобы ни у кого, кто попадется ему на пути, не было причин его задерживать. Конечно, он будет в сопровождении стражников и... - Лукреция замялась.
Стражников и слуг было явно не достаточно, нужен был еще какой-нибудь человек, выше их по положению. Идеальным было бы сопроводить Просперо самой, но даже Лукреции казалось, что это было бы чересчур. Оставались ее братья. Джоффре, который никогда не бывает в Санта-Мария. Хуан и Чезаре, которым точно не понравится вся эта затея и которые имеют все возможности безнаказанно сделать все, чтобы она не состоялась. Да и не так мало было нужно, чтобы сорвать все.
- Я бы хотела, чтобы его сопровождал Доминико Сантини. Я доверяю ему, чтобы позволить пройти через твои покои дворца, Сан-Пьетро и капеллу в Санта-Мария. Позволишь ли ему ты? Если нет, то стражников буду сопровождать я.
Лукреция постаралась, чтобы ее слова, вполне похожие на шантаж, прозвучали совсем по-другому.

13

- Доминико Сантини?
Несмотря на годы, память редко когда отказывала Александру, и случалось это еще реже в том случае, если человек, о котором заходила речь, сумел как-то выделиться из общей массы. Вот и сейчас понтифик сразу понял, о ком идет речь. Это тот юноша, который осмелился погнаться за Джулией... Тот самый, о котором герцогиня Бассанелло говорила, что он без ума от Лукреции и возможно, что небезответно. В последнем Родриго Борджиа сомневался, в большей степени потому, что Лукреция уже доказала, что способна проявить ловкость и "нечаянно" попасть в нужные руки, а поймал Сантини совсем другую герцогиню, но нельзя сбрасывать со счетов, что случаются обстоятельства, которые разрушают самые хитроумные планы.
- О том, чтобы сопровождала графа ты, не может идти и речи, - достаточно резко отреагировал Александр, тем самым проводя невидимую черту между тем, что он готов был позволить дочери, и ее попыткой поставить ему условия.
Пусть даже и с милой улыбкой. Такой же невинной, как и тогда, когда Лукреция упомянула о служанке.
Понтифика нисколько не покоробила подобная практичность, скорее, он отдал ей должное. Пусть лучше Просперо Колонна... хм... вдоволь полакомится абрикосами, после такой трапезы он не будет слишком голодными глазами смотреть на женщин Санта-Мария, и при этом он наверняка раздразнит свой аппетит на будущее. Вполне возможно, что впоследствии это сделает его более сговорчивым.
- Пусть это будет Доминико Сантини, если ты ему так доверяешь, - согласился понтифик, а про себя подумал, что удвоит сопровождающую "гостя" стражу. В отличие от Лукреции он не верил безоглядно людям и хотя неаполитанец пока не дал возможности себя в чем-то заподозрить, мера предосторожности лишней не будет.

Отредактировано Александр VI (29-05-2018 16:05:16)

14

- Я доверяю мессеру Доминико полностью, - заверила отца Лукреция.
Она все-таки не была настолько наивной, чтобы считать, что пленила молодого неаполитанца и теперь он предан ей душой и телом, так что можно его заваливать разными и самыми деликатными поручениями. Скорее даже наоборот. Легкость и искренность, с которой он проявлял свои чувства, уверяли ее в том, что у него нет камня за пазухой и что ему незачем обманывать ее доверие.
В этом, конечно, тоже была своя наивность.
- Спасибо тебе, - поблагодарила Лукреция за доверие.
Время полуофициальности прошло. Она встала с кресла, подошла к отцу и, склонившись через подлокотник, обняла за шею и поцеловала.
- Сегодня вечером я жду испанцев. Я представлю их Джулии. Ты ведь придешь?

15

- Никогда и никому полностью не верь, даже самой себе, - не удержался Александр от замечания, впрочем, уже не строгого, а скорее снисходительного, и пояснил. - Меньше разочарований.
Углубляться в тему он не стал, тем более, что Лукреция уже завела разговор о другом.
- Теперь ты опекаешь Джулию, а ведь когда-то было наоборот, - усмехнулся он, вспоминая. - Да, малышка, разумеется, я буду. Только не жди от нас, что мы задержимся очень надолго, не забывай, твой отец далеко уже не молод, чтобы гулять ночь напролет.
Джулии конечно же захочется остаться, но и на этот раз Александр решил, что уведет любовницу с собой. Каждому из нас приходится в жизни чем-нибудь жертвовать... Ну ничего, потом он предоставит Джулии возможность повеселиться - следующие вечера обещали быть насыщенными, а Борджиа не был до такой степени эгоистом, чтобы заставлять молодую женщину томиться в полном одиночестве. В умелых руках и длинный поводок держит ничуть не хуже короткого.

Отредактировано Александр VI (31-05-2018 17:21:36)

16

- Да, теперь ее опекаю я. Это моя маленькая месть, - хихикнула Лукреция.
И опекала гораздо сильнее, чем мог бы подумать Родриго: можно было вспомнить одну историю с неаполитанцем Флавио. В этом была своя несправедливость, ведь Джулия всегда была балующей опекуншей, и не раз и даже не два убеждала своего любовника позволить больше, чем тот был намерен. Лукреция это знала и помнила, но увы, не собиралась отвечать полной взаимностью. Во всем она была бы на ее стороне, но между подругой и отцом выбирала второго без всяких сомнений, и его покой и счастье были для нее важны. Если он хочет забрать Джулию раньше, чем даже начнется маленький вечер для самых близких, то так тому и быть.
- Тогда я жду тебя вечером, - Лукреция снова поцеловала Родриго. - И будь, пожалуйста, поснисходительнее с моим гостем Просперо Колонна.


Эпизод завершен


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Легче получить прощение, чем разрешение. 31.07.1495. Рим