Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Если мучит жажда, нет дела до формы кувшина. 07.08.1495. Потенца


Если мучит жажда, нет дела до формы кувшина. 07.08.1495. Потенца

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

2

Розанджела огорчённо смотрела на свет сквозь мутное стекло бутыли. Напрасная надежда - ведь знала же, что допила свое лекарство еще накануне днём, а вечером вытрясла последние капли, и все же питала какие-то иллюзии. Не то, чтобы она не могла жить без глотка граппы - и предположить подобное сродни оскорблению! - но что плохого в том, чтобы пригубить успокоительное зелье на сон грядущий?
Вздох старой девы мог бы разжалобить любого, только не кусок равнодушного стекла. Завтра утром она первым делом попытается узнать, где она сможет пополнить опустевшие запасы, может даже ей придётся отправиться в ту гостиницу, откуда их и увёз Вильфор - хозяйка трактира показалась Розанджеле женщиной понимающей. Только как ей покинуть замок? И вообще, одна на улицах незнакомого города... Неровен час и чести лишишься.
Что если сходить на кухню и нацедить себе вина из привезённого ими бочонка? А вдруг кто увидит? Клименте не простит ей подобного конфуза или, ещё хуже, заподозрит свояченицу в тайном пьянстве. Совершенно напрасно, кстати, заподозрит.

Розанджела еще раз на всякий случай тряхнула бутыль, с укоризной буркнула что-то себе под нос и, услышав за спиной скрип двери, живо припрятала бутыль под подушку. Не хватало только с племянницами объясняться.

Отредактировано Розанджела Феста (14-02-2018 21:14:06)

3

Даниэла и Сандра вышли из столовой коменданта почти сразу за тетушкой. Что-то в поспешности мадонны Розанджелы и ее желании остаться в одиночестве навело старшую из сестер на определенные мысли, и она пошла медленнее, удерживая и сестру. Добравшись же до их комнаты, Даниэла не стала входить, а замерла на пороге, давая Сандре знак молчать и прислушиваясь. В комнате был слышен звук открывающейся крышки сундука, шуршание ткани, тихое позвякивание и глубокие вздохи мадонны Розанджелы, в каждом из которых угадывалась вселенская тоска.
Эти звуки другому не сказали бы почти ничего, но Даниэла, только перед обедом убедившаяся, что запасы тетушки пусты, и наблюдавшая вытянувшееся ее лицо - такое, какое свойственно человеку, проявляющему сильное нетерпение, читала шумы, доносящиеся из комнаты, как раскрытую книгу.
Тетушка тосковала, и это было понятно.
Догадываясь, что мадонна Розанджела может оказаться не такой уж беспомощной, какой старается казаться, и за день-два решит маленькую проблему сама, найдя для этого сочувствующую особу (благо женщин в замке предостаточно), Даниэла решила, что стоит воспользоваться ситуацией прямо сейчас, пока тетушка еще чувствует себя беспомощной и несчастной.
Сделав Сандре знак оставаться на месте, Даниэла толкнула дверь и вошла.
- Ааа... ты здесь, - приветливо улыбнулась она тетке. - Ты меня сегодня очень беспокоишь. У тебя очень потерянный вид. Тебя никто не обидел?

4

Розанджела взгромоздилась на кровать и широко расправила юбки - на всякий случай, вдруг горлышко бутылки торчит из-под подушки.
- Да что-то голова немного болит, - она картинно прижала ладонь ко лбу. - Прямо беда какая-то. А ты где Алессандру потеряла? Смотри, отцу не понравится, если она будет в одиночестве бродить по полному франков дому.
На самом деле сестры уже давно освоились в замке и им не требовалось сопровождение, просто несчастная в своей потере Розанджела решила проявить родительскую сознательность и напомнить Даниэле, что она, может, и вдова, а вот Сандра еще девица.
- Может, мы скоро отсюда и уедем, - добавила с надеждой. - Губернатор-то уже вернулся, так что нам зачем здесь задерживаться? Завтра они переговорят и...

"... и я, наконец, попаду домой, где у меня припасено достаточно лекарства".

5

- Алессандра разговаривает с Томмазиной, - с легкостью слукавила Даниэла.
Она была уверена, что сестра в безопасности, потому что та находилась в паре шагов, поэтому и не испытывала угрызений совести, успокаивая тетушку.
Розанджелу вообще не следовало успокаивать, и даже наоборот.
- Уверена, что мы не скоро еще поедем домой.
Отец с Даниэлой не откровенничал, но она хорошо его знала: не уедет он никуда, предоставив делу решаться самому. Останется гостить, чтобы влиять на барона. И даже если не совсем так, то Даниэла была готова сама интриговать, чтобы их пребывание в замке Потенца затянулось.
- Барон не даст быстрого ответа. Он же не поверит нашему отцу настолько, чтобы сразу принять решение в его пользу. Ему надо будет что-нибудь разузнать. А это время. И в чем я уверена, так это что папа не уедет отсюда, понадеявшись на счастливое разрешение без него.
Даниэла весело сообщала все это тетушке. Ей было, чему радоваться: для нее Потенца была теперь лучшим из возможных мест.

6

- О-ох!
На этот раз жест Розанджелы не был картинным, в ушах у почтенной матроны и в самом деле зашумело, а голова будто наполнилась тяжелыми камнями.
- Ну как же так? - посетовала она, едва не плача, и с обидой произнесла. - Тебе-то, конечно, в радость разнообразие, а ты подумала о старой тетке? Каково моим косточкам в чужой постели, мыслимо ли это испытание в мои-то годы?
Она покосилась на подушку, погладила грубоватую ткань и снова вздохнула.
- Одну меня Клименте, конечно, домой не отпустит... - глухой шум в ушах мешал думать, но сухость во рту поспособствовала работе мысли. - Знаешь... Раз так... По-моему, я оставила в таверне свой узел с очень нужной мне вещью. Как ты думаешь, даст мне комендант кого-нибудь в сопровождение, если я попрошусь спуститься в город?

Отредактировано Розанджела Феста (16-02-2018 11:16:19)

7

Услышав вопрос, Даниэла поняла, что решила поговорить с тетушкой очень вовремя. Та хоть всегда и казалась беспомощной и тихой, уже решилась действовать. С нее станется и на самом деле что-нибудь придумать. И Даниэла знала, что не так это и сложно: запасы граппы находились под боком, и комендантша вряд ли откажет.
- Тебе совсем незачем ходить туда самой, - с бесхитростным видом сообщила она тетушке. - Можно послать слугу. Это будет быстрее и безопаснее. Неужели ты сможешь пойти в сопровождении одного стражника по незнакомому городу?
По изумленному лицу Даниэлы было понятно, что если Розанджела ответит "да", то совершит нечто немыслимое с точки зрения своей племянницы.

Отредактировано Даниэла Фальконе (16-02-2018 13:09:04)

8

Розанджела захлопала ресницами - она и дома-то не покидала стен замка, если с ней не было хотя бы двух сопровождающих, а в незнакомой Потенце и с тремя-то идти страшно.
- Но что же делать? - спросила она сама себя и по лицу Даниэлы поняла, что сказала это вслух. - Делать же что-то надо.
Прозвучало одновременно и настойчиво, и беспомощно.
- Я не могу доверить свои вещи чужим людям, а сама пойти не могу, - пробормотала она в еще большем смятении. - Может быть если я обращусь к мадонне Марии, у нее найдется, чем мне помочь?
Розанджела и не догадывалась, насколько она близка к истине, просто комендантша оставалась единственной, к кому она могла пойти за помощью.

Отредактировано Розанджела Феста (16-02-2018 13:21:16)

9

- Ну зачем же доверять свои тайны мадонне Марии, тетушка?
Даниэла решила, что Розанджела уже достаточно подготовлена и не стоит подогревать ее сильнее, а не то она ринется решать свою маленькую проблему прямо сейчас, да так, что ее не остановишь.
- Вдруг она расскажет о ней своему мужу? А тот поделится с франками? А те решат, что не стоит верить папе, если тут такое...
Говоря, Даниэла подошла к тетушке, взяла ее руки в свои и доверительно пожала.
- Мне кажется, достаточно, что эту тайну знаю я. Я ведь точно никому не расскажу. А вот помочь смогу.

Отредактировано Даниэла Фальконе (16-02-2018 20:05:15)

10

- Что? Что ты знаешь? - всполошилась почтенная старая дева.
Она и не думала рассказывать комендантше всю подноготную, а всего лишь собиралась пожаловаться на бессонницу и намекнуть, что дома она прекрасно засыпала после глотка-другого граппы. Может, та сумеет подсказать Розанджеле, где можно пополнить запасы?
Но что имела в виду племянница? Не могла же она и в самом деле догадаться?.. Или все же могла?
- О чем ты, Даниэла? - строго спросила Розанджела. - Имей в виду, если ты вбила себе в голову что-то неподобающее, знай, что ты ошибаешься, и скрывать мне нечего.
Она с укоризной несправедливо заподозренного человека посмотрела на племянницу, но рук отнимать не стала. Если та и в самом деле узнала о маленьком секрете тетушки, дурного в помощи не будет, а если Даниэла решила просто подшутить над старой теткой, то Розанджела не сказала ничего такого, что можно было бы поставить ей в вину.
- Так о чем ты говорила?

Отредактировано Розанджела Феста (18-02-2018 11:55:05)

11

- Что ты, тетушка! Ты никогда в жизни не делала ничего неподобающего, - глаза Даниэлы широко раскрылись, как будто в ужасе от того, что ее можно было так понять.
В отсутствии "неподобающего", по мнению Даниэлы весь ужас и заключался. Некоторые грехи ее тетушка могла бы себе и позволить, как множество других женщины, не вышедших замуж и переступивших порог того момента, как замужество вообще еще для них возможно. Лучше уж пара тайных любовников и даже пара внебрачных детей, чем граппа под подушкой.
- Разве есть что-нибудь плохое в граппе, особенно если позволять ее себе совсем чуть-чуть? - лукаво осведомилась Даниэла. - Совсем ничего. Разве то, что это очень не понравится папе и вообще, пожалуй, любому, кто узнает. Он плохо подумает о тебе и всех нас, и нам придется уехать отсюда ни с чем. Папа, конечно, будет в ярости. И самое ужасное, что в этом действительно нет ничего плохого, - Даниэла сердечно пожала руки тетушки. - Я вот в этом уверена.

12

- Ты правда так считаешь? - вырвалось у Розанджелы и этим восклицанием она выдала себя с головой. - В этом нет ничего плохого, - оправдываясь, добавила она и поджала губы, словно это могло что-то изменить.
Увы! Теперь оставалось только надеяться, что Даниэла не решила посмеяться над старой тетушкой. Розанджела взглянула в лицо племяннице, но не заметила ничего, что могло бы ее насторожить.
"В конце концов, я всегда была добра к девочкам, разве нет? Так что не с чего Даниэле мне лгать, да к чему?".
- Но ты права, - тяжело она вздохнула. - Если обо всем узнает ваш отец, он подумает самое дурное. Он же мужчина! - в устах старой девы это прозвучало как оскорбление. - Только другая женщина способна понять наши маленькие слабости.

Отредактировано Розанджела Феста (19-02-2018 14:03:04)

13

- Он подумает самое дурное, не так, как я, - заверила Даниэла тетушку еще раз, на всякий случай.
Про себя она подумала, что совсем не лукавит. Маленькая слабость мадонны Розанджелы, что бы и кто бы про нее не подумал, совсем не опасна и всего лишь способствует, видимо, более сладкому и спокойному сну. Как и ее, Даниэлы, вина перед мужем (она была в том точно уверена) была не такой ужасной, как считали ее отец и пасынок, и даже очень понятной.
Так что она очень сильно понимала тетушку.
- Вот поэтому он и не должен узнать. Это будет наш секрет, - сказав, Даниэла подошла к своему сундуку и достала спрятанный между платьями кувшинчик с граппой. - Вот, - она поставила его на постель и придвинула к Розанджеле, - это тебе. И можешь не беспокоиться, если он вдруг закончится.
Забрать следующий у нее, конечно, уже не получится, но Даниэла не видела ничего предосудительного в том, чтобы попросить о помощи заинтересованного Вильфора. Уж ему точно безразличны маленькие грешки старой свояченицы барона Лагонегро.

14

- Девочка моя дорогая! - растрогалась Розанджела и, взяв в руки кувшин, с нежностью мадонны прижала его к себе.
Вот теперь она точно уверилась, что Даниэла не лукавила и не хотела посмеяться над престарелой теткой.
“Неужели она везла кувшин из самого Лагонегро? Но тогда же это совсем ненадолго!” - занервничала она и уже было собралась вновь удариться в панику, как вовремя вспомнила, что племянница просила ее “не волноваться”, значит, у нее есть возможность пополнить запасы.
- Я всегда говорила, что отец слишком строг к тебе, - заявила она, с редкой сноровкой срывая сургучное горлышко и оглядываясь по сторонам в поисках какой-нибудь емкости - мало того, что пить из кувшина было далеко не так удобно, как из бутыли, так еще Розанджела стеснялась так явно показать перед Даниэлой свое нетерпение. - Хочешь, я с ним поговорю? Вдруг он на этот раз меня послушает.
Надежды, конечно, не было никакой, просто Розанджеле хотелось хоть как-то отблагодарить племянницу.

Отредактировано Розанджела Феста (22-02-2018 17:45:43)

15

- Нет-нет, тетушка, говорить с отцом не стоит, - с горячностью истинной убежденности сказала Даниэла.
Она была достаточно рассудительной, чтобы не пытаться изменить чье-нибудь представление о себе дольше одной попытки. Отец высказал ей все, что думает о ней и ее поведении, и ей оставалось только смириться с его мнением. Силы, сноровку и изворотливость Даниэла предпочитала тратить на то, чтобы обойти его запреты и позволить себе те радости, без которых она не представляла себе жизни. А спорить - только возбуждать в нем подозрительность.
- И потом, мы же теперь не дома, а здесь. И отец не держит меня тут затворницей. Я нашла для тебя граппу, потому что хотела помочь тебе. Мужчины борются с нашими слабостями и потакают своим. Я думаю, нам стоит взять с них пример. Хотя бы в одном. И снисходительно относиться к слабостям друг друга.

16

Розанджела, вся жизнь которой прошла в чьей-то тени, воззрилась на Даниэлу. Сказанное вызвало в душе старой девы нечто, донельзя противоречащее всем устоям ее существования, и при этом побуждающее согласиться с каждым словом племянницы. С младенчества и до седых волос Розанджела безропотно подчинялась чужим желаниям, а самым большим ее бунтом стал тот самый пресловутый глоток граппы. Сначала перед сном, а затем каждый раз, когда резкий на язык Клименте Фальконе, не задумываясь, обижал свою свояченицу.
- А ведь ты права!
Пришедшее к ней осознание требовало выхода и, будто во сне, Розанджела отхлебнула прямо из кувшина.
- Наши слабости - такая малость в сравнении с мужскими, - подтвердила после следующего глотка, а после третьего пустилась в пространные жалобы на людскую черствость, сначала огульно, но постепенно переходя на личности.
Еще пара глотков стали повинны в том, что язык старой девы стал заплетаться, а взгляд слегка осоловел:
- ... а я ведь еще тогда сказала твоему отцу, что не будет добра, если отдать молоденькую девицу за старика. Уж с твоей-то красотой и приданым можно было бы найти партию не хуже... Вот он сейчас злится на весь мир и винит во всем тебя, а следовало бы вспомнить, кто на самом деле во всем виноват.

Отредактировано Розанджела Феста (23-02-2018 17:56:11)

17

Даниэла слушала откровения тетки, и все больше убеждалась в том, насколько же ужасна жизнь этой старой девы. Никакой радости, кроме того, чтобы радоваться за других. Никаких удовольствий, кроме как присоединяться к чужим! Тут пристрастишься к граппе. По крайней мере, ее не надо ни с кем делить, ни у кого спрашивать на нее разрешения. И все больше и больше старшая дочь Фальконе убеждалась, как правильно ее желание никогда не возвращаться домой. Там ее сделают второй мадонной Розанджелой, только при жене брата.
Даниэла с тревогой наблюдала за разохотившейся тетушкой, без стеснения прихлебывающей из кувшинчика. Надо же, она и не подозревала, насколько сильна тайная привязанности почтенной дамы! Если так пойдет и дальше, то сосуд быстро опустеет. Но это полбеды, а если в таком состоянию Розанджелу увидят другие? Даже Томмазина сразу поймет, что с ней не так.
- Спасибо тебе, тетушка. Ты у меня чудесная, - Даниэла обняла старую даму, обдавшую ее резким алкогольным запахом. - Отец никогда уже не изменит своего мнения, и бог с ним.
В глубине души она никогда не винила отца. Тот выдавал ее замуж, чтобы устроить ее и решить проблемы со спорными землями. Она же не возражала. Тогда она ничего не знала о себе. Она должна была остаться богатой вдовой, а спор должен был улечься раз и навсегда. Все стало иначе... Тут не вина отца. Правда, и себя Даниэла виноватой не считала.
- Тебе бы поспать. Давай я тебя укрою, - Даниэла мягко вытащила кувшинчик из цепких пальцев тетушки и поставила его рядом с кроватью в алькове, так что от двери его бы не было видно. - Ложись... помнишь, как ты меня укладывала? А теперь я о тебе позабочусь.

18

- Да, мне нужно поспать.
Справедливости ради, обычно Розанджела была более воздержанна, но сегодня неожиданно расслабилась и даже этого и не заметила. Повернувшись, она дала ослабить шнуровку на платье и, что-то бормоча себе под нос, позволила Даниэле уложить себя в постель.
- Не переживай, дорогая моя девочка, у тебя все будет хорошо, - невнятно, словно рот ее был наполнен хлебным мякишем, произнесла она сквозь сон и, зевнув, провалилась в забытье.

19

Когда Даниэла укрывала тетушку покрывалом, та уже спала, кряхтя и посапывая. Во сне она казалась какой-то особенной, маленькой и очень одинокой, но при этом довольной. "Пресвятая Дева Мария, как это ужасно!" - думала Даниэла, чувствуя, как сжимается сердце. Она не могла бы точно описать, что же именно ее так растревожило и тронуло, но весь вид тетки пробуждал сострадание и слезы. "А мы всегда так над ней потешались". Даниэле вдруг стало стыдно.
Теперь ей как никогда раньше было страшно, что ее жизнь вдруг станет такой же, как и жизнь мадонны Розанджелы. Одинокой, зависимой от блажи всех вокруг, где есть только одно удовольствие - глоток граппы.
"Я еще не такая", - напомнила себе Даниэла.
В этом "еще" был весь страх и все желание постоять за себя.
И ей особенно сильно захотелось, чтобы поскорее наступила ночь.


Эпизод завершен


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Если мучит жажда, нет дела до формы кувшина. 07.08.1495. Потенца