Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Капля долбит камень не силою, а часто падая. 07.06.1495. Монтевеккьо.


Капля долбит камень не силою, а часто падая. 07.06.1495. Монтевеккьо.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

2

Начало апреля 1495 года

Теперь Росина занимала три комнаты, третья освободилась, когда граф решил, что его сын достаточно взрослый, чтобы жить подальше от матери. К этому времени Росина его уже не кормила и не могла возражать, она смирилась с неизбежным, однако первые недели не позволяла ничего менять в бывшей детской.
Наверное, ей было бы легче, если бы она снова понесла, только хотя Оттавиано бывал у неё довольно часто, новой беременности не наступало, а если и случались задержки, то настолько короткие, что она даже не успевала обрадоваться.
Но на этот раз все сложилось иначе: первый месяц она не заметила, второй - заподозрила, третий - втихаря молилась, когда же минул четвёртый решила, что пора. Граф посещал ее спальню три ночи подряд, а это значило, что следующий раз мог быть нескоро, и нетерпение вынудило Росину искать повод для встречи. Благо, что экономке над этим и голову ломать не нужно - на таком хозяйстве всегда найдётся причина для срочного разговора.

Конечно все не только в замке, но и в округе знали, как на самом деле обстоят дела, но Оттавиано свято берег покой своей жены, так что Росина хоть и скрипела про себя зубами, приняла эту ситуацию как данность. При графине она была нарочито почтительной, не позволяла себе никакой фамильярности, иными словами, помнила свое место. Иногда Росине казалось, что Кати и вовсе забыла, кто мать Родольфо, и, представляя, что у этой чужой женщины больше прав на ее ребёнка, ревновала сына еще больше чем любовника.

Из прошлого осталось лишь то, что иногда она обедала с супружеской четой. Этой чести она старалась избегать, ей не лез кусок в горло, когда она смотрела на восседающую на месте хозяйки Катерину Гонзага. Что она сделала, чем заслужила? Она красива, с этим не поспоришь, но глупа, она бесплодна и даже не печалится об этом. Разве Росина была бы худшей графиней? Вот если бы с милой Кати что-нибудь произошло... Но Росина и мечтать об этом не смела, словно кто-то мог подслушать дурные мысли.

Сегодня они вновь обедали втроём, когда же пришло время послеобеденного отдыха Росина, с извиняющимся видом улыбнувшись графине, под благовидным предлогом попросила Его светлость задержаться. Такое уже случалось, так что вряд ли Катерина что-нибудь заподозрит. Если она вообще способна хоть что-то соображать.

Отредактировано Росина Бьяджи (03-12-2017 16:49:39)

3

Граф да Монтеведжо чувствовал себя счастливым. Ничего удивительного, что он пользовался репутацией человека благодушного, справедливого и доброго. Он по-прежнему обожал Кати, а она, не меняясь с течением лет, все больше и больше становилась в чем-то похожа больше на его дочь, чем жену - обожала его, а он окружал ее заботой, имевшей все больше общего с прозрачной, но крепкой преградой между нею и миром.
Росина прочно удерживала за собой положение любовницы. Можно бы было сказать даже официальной, если бы Кати не пребывала в полном неведении.
А Оттавиано, как оказалось, принадлежал к той же породе отцов, что и многие другие владетели на итальянской земле - ребенок для него был не кем-то, существовавшим отдельно от него. Он обожал проводить время с Родольфо, которому скоро должно было минуть всего каких-то два года, хохотал над его выходками, возился и даже мог опоздать выйти на встречу гостю из-за того, что сын никак не хотел отпускать его. Когда-то он боялся признаться себе, что его тяготит бесплодность брака, теперь с охотой думал о том, что семья графа должна бы быть гораздо большей. Данное в момент страсти обещание узаконить детей, который родит Росина, не было пустым звуком. Он не хотел отказывать себе в удовольствии быть отцом большого количества отпрысков. Это должно было нарушить тройственную идиллию замка, но Оттавиано это не останавливало.
- Что-то случилось, Росина? - буднично задал он вопрос любовнице.
Оттавиано никогда не отходил от главного правила: вне комнат Росины всегда обращаться с ней так, как с экономкой замка. Пусть и родственницей, пусть достаточно не чужой, но все-таки отношения с которой далеки от близости.

4

Пока убирали со стола, Росина говорила исключительно о хозяйстве, ее рассказ больше напоминал отчёт и был подробным до малейших деталей, правда вот срочным он явно не был. Еще немного и граф мог бы потерять терпение, но слуги в замке были понятливые и вскоре Оттавиано и Росина остались в столовой одни.
- Не совсем, Ваша светлость, - только тогда она ответила на давно уже заданный вопрос и, позволив почтительной улыбке на мгновение стать интимной, со значением добавила. - Пока не случилось. Надеюсь, что это произойдёт через несколько месяцев.
Она положила ладонь себе на живот, хотя и без того намек был прозрачнее родниковой воды:
- Я не говорила раньше потому, что хотела убедиться, но теперь уже нет сомнений - я снова беременна, Оттавиано. Уже четыре месяца.

Отредактировано Росина Бьяджи (27-11-2017 23:11:15)

5

- Вот как? - казалось, что Оттавиано очень удивился.
Так бывает, когда человек хочет чего-нибудь, а оно приходит не сразу.
Его лицо приняло озабоченно выражение, как будто Росина рассказала о маленькой проблеме в хозяйстве замка, которую надо как-то решить.
Значит, Богу было угодно, чтобы у него был второй ребенок.
Оттавиано подумал о Кати и том, что даже ее наивности тут должен настать предел.
И что той легкости, с которой он жил с двумя женщинами, скрывая от одной из них наличие второй, скоро больше никогда не будет.
Как ни странно, но это не вызвало в нем никакого сильного сожаления или неудовольствия.
Новость оказалась сильнее угрожающих последствий.
- Очень хорошо, - по-деловому кивнул он.
"Она снова беременна", - подумал про себя.
Он вспомнил, какой особенной стала в прошлый раз Росина.
Как наполнялась совсем другой привлекательностью. Как рос ее живот и наливалась грудь. И как его все это волновало.
И каким совсем другим смыслом наполнил жизнь в замке маленький Родольфо.
- Ты молодец, - с удовольствием сказал Оттавиано и просиял, как будто наконец понял, что ему сказали.
Он встал со своего места и, встав за спинкой стула Росины, положил руки на ее живот и прижался губами к шее.
- Я обещал, что узаконю всех детей, которых ты мне родишь. Обещание в силе.

6

Росина коротко вздохнула - она не сомневалась в том, что граф не забыл свое обещание, но была рада получить тому еще одно подтверждение.
- В этот раз все иначе, - она накрыла руку Оттавиано своей, переплела пальцы. - Ты чувствуешь? Он уже растет. Скоро будет заметно.
На самом деле, живот Росины уже начал округляться. Пока это можно было заметить разве что когда она обнажена, и все же осталось совсем немного времени до того дня, когда ее положение не сможет скрыть и просторное платье.
- Роберто не приезжал в Монтевеккьо с прошлого года...
Фраза повисла в воздухе, она и не требовала продолжения. И без того было понятно, что на этот раз младший брат графа да Монтеведжо не сможет признать ребенка своим. Было бы проще, если бы тогда в марте он бы лично приехал за Катериной Гонзага, только в тот раз Кати выделили другого провожатого. А теперь получалось, что для графини ее муж или должен признать своим чьего-то бастарда, или же открыто заявить, что Росина беременна от него.

Отредактировано Росина Бьяджи (29-11-2017 11:24:18)

7

Оттавиано нахмурился при имени Роберто. Упоминание брата прозвучало так неуместно и не вовремя, что он даже не сразу понял, к чему тут вообще о нем.
- Ааа, ты думаешь, что теперь не удастся свалить все на него? - криво улыбнулся Оттавиано после долгой паузы. - Свалить можно всегда. Он приезжал тайно посмотреть на своего ребенка, ты встречалась с ним в лесу... Вспышка любви и новый плод, - он не удержался и фыркнул. - Такие истории бродят с места на место, и в каждом уважающем себя городе есть подобная.
Про себя он добавил, что кому-кому, а Кати можно выдать за правду и историю попроще. Вслух он этого не сказал. Оттавиано не обсуждал жену с Росиной и уж тем более не давал ей оценок. Кати он готов был защищать от кого угодно. Пожалуй, кроме только самого себя.
А сам он теперь не хотел обманывать Кати и сочинять истории. Пусть в них не верил никто, кроме Катерины, во всем это было что-то унизительное. Придумывать, изворачиваться и что-то лепетать, боясь, что жена скажет, и это все при том, что он не делал ничего, на что бы не имел права. О том, кто настоящий отец Родольфо, знали все. И родня Кати - не исключение. Кажется, они даже радовались, ведь у него было право развестись с ней и вернуть в Мантую. Он не мог так поступить с Кати, но и она не могла ждать, что он вот так откажется от долга и права графа обзавестись наследниками.
- Но, пожалуй, в этот раз мы обойдемся без историй, Росина. Мне не нравятся все эти глупости. Так что... пусть растет... Ты мне нравилась с животом, - он погладил ее по животу и, вспомнив, с каким особенным пылом проявлялась ее чувственность, судорожно сглотнул. - Сегодня я опять к тебе приду. Ты очень хорошо служишь мне.

8

Обойдемся без историй...
Росина затаила дыхание и закусила щеку, чтобы не дать вырваться вопросу. Неужели Оттавиано решил покончить с оскорбляющей ее тайной? Интересно, потеряет ли графиня да Монтеведжо свою безмятежность и жизнерадостность, когда поймет, что у ее мужа есть любовница, и догадается ли она, что и Родольфо приходится ему отнюдь не племянником?
Росине не было жаль Катерину, с самого рождения та живет в стеклянном замке и пора бы уже давно швырнуть в него булыжником. Может быть звон осколков хотя бы ненадолго сотрет с лица "милой Кати" выражения полного довольства жизнью.
Конечно, все эти мысли Росина тщательно скрывала, для Оттавиано проявлением заботы о графине было молчание его любовницы, и Росина не разочаровывала его в этом.
- Я буду тебя ждать.
Она сняла ладонь Оттавиано со своего живота и поднесла к губам. Казалось, что она просто собиралась поцеловать ему руку, но ласка Росины оказалась куда более провокационной. Большего в столовой она позволить себе не могла, но ясно показала, что сегодня ждет графа в ее спальне.

Отредактировано Росина Бьяджи (01-12-2017 12:32:25)

9

Основное время эпизода

Теперь обедал Оттавиано в комнатах своей жены Катерины.
Он говорил, что ему нравятся эти тихие, интимные обеды с нею.
Это было правдой.
Но не единственной причиной.
Кати и Росине не стоило теперь встречаться близко лицом к лицу.
Его любовница была права. Живот в этот раз рос быстро и был больше.
Как и в прошлый раз, его по-особенному волновало состояние любовницы, и он часто приходил к ней ночами.
Возможно, чаще, чтобы отсутствие его в спальне жены не стало иногда удивлять Кати.
Но Оттавиано был непреклонен.
Он любил Кати, в чем-то даже сильнее. Он берег ее, баловал ее и позволял капризничать. Но теперь в его отношении к ней проглянуло и другое сходство с отношением к дочери или любимой младшей сестре. Он не позволят мешать ему в том, что он считал нужным сделать, и не прислушивался. Целуя, он дарил ей очередной подарок и радовался ее радостью, но оставался с ней только когда хотел. Собирался уйти - уходил, и ясно давал понять, что будет так, как хочет он. И даже не всегда объяснял это желанием остаться одному.
Лгать он по-прежнему не любил.
Других положение Росины тоже волновало, хоть и по-другому.
По замку быстро стало известно, что любовница графа опять беременна.
Свободные платья хоть как-то скрывали это, но бывалых женщин не проведешь.
Заметили.
Оттавиано не оставил намерения больше ничего не скрывать, но считал глупым это делать до того, как Росина родит. Никто же не знает, как все повернется, все ходят под Богом. Он всерьез подумывал отправить любовницу рожать подальше от замка. Это было разумно, но Оттавиано оттягивал окончательное решение. Не признавался себе, что не хотел отдалять ее от себя. Одновременно трогательный и развратный образ обнаженной Росины, обнимающей рукою живот и поворачивающейся к нему спиной, по-прежнему был слишком сильно действующим, чтобы отказать себе в возможности видеть его в живую.

Сегодня после обеда с Кати он ушел к себе в кабинет. Необходимо было все-таки предпринять шаги к тому, чтобы найти место для Росины, где бы та смогла разрешиться от бремени и провести первые недели, оправляясь от родов. Он решил написать одному небогатому землевладельцу, которому было за что быть благодарным Оттавиано.

10

Теперь Росина была избавлена от сомнительного удовольствия совместных трапез с графской четой, правда из-за этого она реже видела Оттавиано, но в отличие от того, что она испытывала во время первой беременности, у неё не возникало чувства заброшенности. Ведомая женским чутьем, лишь обострившимся благодаря ее положению, она наверное раньше любовника заметила перемены в его отношении к жене и тихонько радовалась этому. Возможно, Росина видела больше, чем то было на самом деле, и все же неоспоримо было одно - ее положение упрочилось.
И сегодня Росина решилась наконец проверить его на устойчивость. Может быть в этом был риск, но он был оправдан. Главное - все правильно подать, убедить Оттавиано в том, что так будет лучше для всех и прежде всего для самой Кати.

Она быстро поела в своей комнате, переоделась при помощи старательно отводящей взгляд служанки в то платье, которое не скрывало, а скорее подчеркивало округлившийся живот и, перекрестившись, направилась в кабинет, где как ей сказали и был сейчас граф.
- Разрешите, Ваша светлость? - как и положено неровне, Росина остановилась на пороге и вошла в комнату только после разрешающего жеста хозяина кабинета.
У Оттавиано был сосредоточенный вид, стоявший по правую руку чернильный прибор намекал, что граф собирался заняться корреспонденцией.
«Наверное, я не вовремя» - расстроилась про себя Росина, только отступать было уже поздно. Все равно этот разговор должен был состояться.

Отредактировано Росина Бьяджи (03-12-2017 17:07:52)

11

Оттавиано смутился. Он только что упомянул имя Росины в письме, и вот она настоящая пришла.
Как будто почувствовала.
Он догадывался, что новость ей не понравится.
Но в прошлый раз она могла остаться в замке, потому что для Кати была любовницей Роберто.
Теперь все должно измениться.
И какое-то время Кати и Росине лучше не встречаться.
- Садись, Росина, - Оттавиано кивнул на стул напротив себя.
Пока любовница шла к нему, отметил про себя, что ее положение и в самом деле становится очевидным. Он мог поклясться, что еще вчера днем, когда они столкнулись на лестнице замка, все было не так.
- Хорошо, что ты пришла. Я как раз думал с тобой поговорить, - начал Оттавиано.
В глубине души он несколько волновался, какой будет реакция.
Он знал, что надо делать и как поступить.
Был уверен, что прав.
Но ему никогда не было совсем безразлично, что думают те, кто испытывает на себе всю тяжесть его правоты.
- Я думаю, ты понимаешь, Росина, что ее светлость должна узнать все только когда твои роды уже будут позади.

12

- Конечно.
Росина склонила голову. Хорошо или плохо, что Оттавиано сам начал этот разговор? Наверное все же хорошо, так она сможет отвечать, а не завести беседу.
- Мне бы не хотелось расстраивать Ее светлость, - произнесла негромко и еле слышно добавила, - больше необходимого.
Она покраснела, но не от стыда перед графиней да Монтеведжо, а от волнения. Наверное, ей сначала следовало посоветоваться с Ракелой - травница не дала ни одного дурного совета, вот только должна же она и сама научиться действовать правильно.
- Если бы Ее светлость поехала навестить родных...
Прозвучало как предположение, хотя больше всего на свете Росине хотелось сказать об этом утвердительно.
- Она бы сменила обстановку, отвлеклась бы. Прости, Оттавиано, я не представляю, что будет дальше. Потом, когда ребенок родится, он будет уже отдельно, а так мадонна Катерина будет смотреть на мой живот и думать о нас. Не представляю, что будет, когда она обо всем догадается. Что случится с Ее светлостью, ведь она такая...
Росине хотелось произнести "такая дура", но она даже интонационно не дала понять, о чем думает, и закончила со вздохом:
- Такая ранимая.

Отредактировано Росина Бьяджи (04-12-2017 17:02:42)

13

- Да, ранимая, - щека Оттавиано непроизвольно дернулась.
Росина сказала о Кати подобающим образом.
Но ему все равно не понравилось.
Он вообще не хотел, чтобы в разговоре любовница упоминала его жену, как-то оценивала ее.
И все-таки кое-что в словах Росины заставило его посмотреть на все в другом свете.
Раньше ему не приходило в голову, что, кроме как отправить любовницу подальше от замка, есть еще другой путь - отправиться куда-нибудь его жене.
Идея на первый взгляд была диковатой.
- Я вижу, что ты все понимаешь. Тебе не надо объяснять, почему, - одобрительно кивнул Оттавиано. - Поэтому я и думал о том, где тебе лучше провести последнее время перед родами и первое время после них.

Отредактировано Оттавиано да Монтеведжо (05-12-2017 11:55:31)

14

У Росины перехватило дыхание - неужели она опоздала? Может быть ей нужно было раньше начать этот разговор? Она не хотела уезжать из Монтевеккьо. Если бы только Оттавиано догадался, что его любовница считает, что у неё больше прав, чем у его жены, наверное, несказанно бы удивился, но до сих пор Росина безупречно исполняла свою роль - пойми это, он уж точно бы не обрадовался, а вызвать у графа злость в планы Росины уж точно не входило.
Значит она не должна показывать разочарования, но и опускать руки тоже не стоило - у неё ещё есть немного времени.
- Ты думаешь об этом даже сейчас?
Росина провокационно улыбнулась и натянула платье так, чтобы оно облепило живот. Теперь уже она не боялась, что ее беременность противна любовнику, напротив, она не раз замечала, как учащался его пульс в последние недели, когда она носила Родольфо.
- А я-то надеялась, что ты будешь думать о ночи... - Росина притворно вздохнула. - И об этом, - поднесла она руку к губам и, не отрывая глаз от лица графа, провела пальцем по влажным губам. - Но если ты хочешь поговорить о делах, я не смею возражать. Ведь я здесь для того, чтобы служить тебе. Хорошо служить, как мне то и положено.

Отредактировано Росина Бьяджи (05-12-2017 19:00:09)

15

На какое-то время Оттавиано понял, что не может владеть собой. Он замер, чувствуя, как кровь приливает к лицу. Образы, всколыхнувшиеся немедленно перед глазами, оказались слишком сильными, к тому же их было слишком много. Он встал, нервно кашлянул и отвернулся к окну. Дышать стало легче, но все-таки он не мог отделаться от того, что Росина нужна ему в Монтевеккьо.
Повернувшись обратно, он неловко рассмеялся. Росина выглядела вызывающе, и тем сильнее вызывала воспоминания. Он хотел бы разозлиться, но не получалось. Он думал о том, что вот теперь она опять станет особенно хороша, но что это недолгое время все-таки пройдет, и он его не заметит.
- Ты не хочешь уезжать? - прямо спросил он

16

- Нет, - Росина ответила прямо, без уловок. - Совсем не хочу.
Сердце с такой силой заколотилось где-то под ребрами и тут же в ответ ему заворочался малыш. До этого он спал, а тут будто почувствовал важность момента и поспешил напомнить о себе. Росина глубоко вдохнула - обычно это помогало и под взглядом Оттавиано опустила глаза в пол.
- Но я не буду тебе возражать, если ты решишь, что так для всех будет лучше.
Нет, она не признала свое поражение, это было тактическое отступление - ей не хотелось давить на Оттавиано, она всего лишь надеялась зародить в его душе тень сомнения.
Улыбаясь, Росина погладила живот.
- Мы же не будем спорить, правда, маленький?

Отредактировано Росина Бьяджи (07-12-2017 21:06:30)

17

- Да, я считаю, что так будет лучше для всех, - упрямо мотнул головой Оттавиано.
Голос его дрогнул сомнением.
Сейчас он бы мог придумать много причин, почему желание убрать Росину из замка не лучшее.
И даже поверить в них.
Но что-то мешало ему это сделать.
Положа руку на сердце, он знал, что принятое до прихода Росины решение было правильным.
И пытаться играть в прятки с собой было бы откровенным малодушием.
- Твой уезд состоится не сегодня и даже не завтра. Не раньше, чем через месяц. Ты нужна здесь.
Он мог бы сказать "и мне, и замку", но не сказал.
Но все-таки оставил путь назад.
- Мы еще посмотрим, как будет лучше. Есть время.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Капля долбит камень не силою, а часто падая. 07.06.1495. Монтевеккьо.