Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » И станет сценой Вечный город. 27.07.1495. Рим


И станет сценой Вечный город. 27.07.1495. Рим

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

2

Возвратившись от герцогини Пезаро Франческа потребовала, чтобы ее оставили в одиночестве. Она будто не замечала ищущего взгляда Карлино, будто не слышала беспокойного шепотка прочих слуг; жена Лучано Орсини закрылась в комнате и словно обратилась в живую статую. Она обещала герцогине Пезаро ничего не предпринимать, но это не значило, что она собралась сидеть, сложа руки. Не было и речи о том, чтобы пойти к кому-нибудь еще - ослушание Франчески только разгневало бы папскую дочь, уже достаточно того, что Лучано, человек далекий от политических интриг, усилиями герцога Бассанелло стал врагом всех Борджиа. Тут нужно придумать что-то другое, ведь если подтвердится, что Лучано причастен к нападениям, ему уже ничто не сможет помочь.
- Значит, нужно сделать так, чтобы факты говорили обратное.

Но как? Легко только сказать. Если Лучано и в самом деле натравливал римлян на выходцев из Каталонии, то теперь, после его ареста, никаких стычек не будет. Орсино Орсини - трус, один он не станет ничего предпринимать, так что все будет выглядеть так, будто зачинщик - один Лучано.
- Да, именно так оно и будет. Если только... Если только...

Франческа резко встала и, едва не прибив стоящую ближе других служанку, настежь распахнула дверь. Она обвела взглядом столпившуюся возле ее покоев прислугу, всматриваясь в лица, словно пытаясь понять, что у каждого на уме. Здесь собрались те, кто служил семье Орсини или семье Савелли уже много лет, кое-кто принял должность по наследству от родителей, а пара человек еще и от дедов. Если и они предадут, то кому тогда верить? И Франческа решилась.
- Карло, зайди ко мне, ты мне нужен.

Отредактировано Франческа Савелли (02-11-2017 19:32:11)

3

Несчастья семьи Орсини были для Карлино неотделимы от собственных. Он хмурился, когда по Лучано были видны затруднения денежные, расстраивался и не одобрял, когда тот пропадал неделями на улицах Рима. Не одобрял молча, про себя, потому что указывать хозяевам невозможно, но вот оценивать про себя он, наследный слуга Орсини, чьи родители и их родители служили все тому же дому, считал своим неотъемлемым правом.
Карлино мрачнел, предвидя, что скоро Лучано уйдет в загул, и становился особенно внимательным к Франческе все время, что хозяина не было дома. Та, по его убежденности, была лучшей женой из возможных, о чем он не уставал говорить собственной жене Лелии. А после того, как мадонна Франческа устроила так, что они с Лелией на свою свадьбу получили деньги и подарки, Карлино уверился, что его хозяйка - идеал.
Удивительное ли дело, что он уже второй день не находил себе места? Лучано уволокли среди бела дня в Замок Святого Ангела. Это было и величайшим унижением и величайшей потерей. Хуже было только что никаких других Орсини в Риме не было и помощи (любой) ждать было не от кого. Карлино и злился за то, что вчера ему не дали вступиться за хозяина, и понимал, что это было правильно. Забрали бы вместе с мессером Лучано, только для него бы надежды точно не было, а мадонна Франческа осталась бы без его помощи. Что она может?
Только просить у кого-нибудь. Этим утром Лучано провожал ее в Санта-Мария-ин-Портико и ждал, пока она поговорит с герцогиней Пезаро. Как слуга Орсини, Карлино теперь терпеть не мог всех Борджиа и провести час среди их слуг было для него хуже пытки. Выдержал ее Карлино с честью: в разговоры не вступал, попыток его задирать не заметил.
На обратном пути вопросы даже не пытался задавать, а сама мадонна Франческа ничего не рассказала.
Так что пришлось Карлино ждать у ее дверей, как и прочим, кто к Ватикану не ходил, но знал ровно столько же.
Приглашения дважды повторять не пришлось. Карлино зашел в комнату Франчески, плотно закрыл дверь и молча встал, ожидая слов и сильно надеясь, что ему поручат что-нибудь сделать, и это прервет, наконец, ожидание.

4

Даже зная все о Карлино Франческе сложно было решиться на откровенность. Нет, не предательства верного слуги она опасалась, просто ей было сложно произнести вслух то, что было понятно без слов. Лучано попался в собственные силки и теперь его свобода, а, может, и жизнь зависели от того, насколько хорошо и при этом хотя бы внешне не усомнившись в правоте своего мужа ей удастся обьяснить Карло его задачу.
- Мне не нужно напоминать тебе о том, что услышанное здесь не должно покинуть этих стен.
Карлино никак себя не проявил и по-прежнему был весь во внимании, казалось, он заранее согласился со всем, что ему скажут, поэтому Франческа пояснила:
- Не этой комнаты. Для того, чтобы спасти моего мужа и твоего господина, нас двоих будет недостаточно. Тебе придётся самому решить, кто достоин доверия и не побоится пойти на риск. Я узнала, в чем подозревают Лучано, узнала и то, что нет прямых доказательств его вины, - выдержка едва не изменила Франческе и последние слова она произнесла едва слышно. - Но самое ужасное в том, что он действительно в этом замешан. Именно он и стоит за нападениями на каталан и если вдруг они прекратятся...
Она стиснула руки так, что пальцы побелели, и твёрдо добавила:
- Беспорядки должны продолжаться, Карлино.

Отредактировано Франческа Савелли (10-11-2017 22:35:07)

5

Что и говорить, Карлино не ожидал услышать ничего подобного. Про нападения на каталан он знал - о них в Риме болтали много - но как-то не думал, что его хозяин к этому всему причастен.
- Мессер Лучано стоит за всем этим? - не избежал он того, чтобы удивиться вслух.
"Как-то слишком для него серьезно", - оставил Карлино вторую часть фразы про себя.
По собственной инициативе он иногда "приглядывал" за Лучано, отыскивая того в местах героической славы. Тайно от всех, тем более от Франчески. И знал, что за прогулки совершает "его" Орсини. Вполне обычные (хотя что считать обычным), бестолковые в погоне по низу Рима за дешевыми удовольствиями, без интриг, заговоров и смелых поворотов.
- Но мадонна Франческа, может ли такое быть?
Карлино аккуратно подбирал слова сомнений. Хозяйка выглядела более чем уверенной. Не у дочки ли понтифика ее в этом убедили?
- Лучано и... такое дело. Неужели он бы пошел на такое без своих людей? А наших в том точно не было.
В том, что мессер Лучано, собирая из своих, взял бы и его, Карлино, он не сомневался.

6

- Он был не один, - коротко ответила Франческа, но заметив недоверие в глазах Карлино, грустно улыбулась. - Сам он не делал ничего, во всяком случае я надеюсь на это, но он устраивал так, чтобы возникали недовольства. Ты же знаешь, мессер Лучано умеет убеждать, ему было достаточно слов. Только неужели ты думаешь, что его прямое неучастие в избиениях станет оправданием в глазах Борджиа? Схватить за руку Орсини - тут и доказательств искать не будут. Если беспорядки прекратятся - это и явится признанием его вины. А они прекратятся, Карлино. Тот, с кем Лучано все это затеял, тот, кто подбил твоего господина на это, точно затаится, и во всем обвинят только моего мужа.
Она не называла имени Орсино не из нежелания выгородить герцога Бассанелло, муж Джулии Фарнезе поступил как трус, но подобные вещи не обсуждают даже с доверенными слугами.
- Думаю, что Лучано потому и не брал с собой людей, что не хотел, чтобы нападения на каталан можно было хоть как-то связать с Орсини. Но сейчас у нас нет иного выхода, как только продолжить то, что он начал. Мне неизвестно, откуда кардинал Валенсийский обо всем узнал, но мы должны заставить его усомниться в том, он прав. Это - слабая надежда, только я не вижу другого выхода, Карлино.

Отредактировано Франческа Савелли (15-11-2017 16:58:17)

7

Чем только не грозит обернуться жизнь слуги. Карлино не был трусом, а прошлым утром был готов ринуться за своего хозяина чуть ли не один против целого отряда. Только вот сегодня еще утром никак не думал, что судьбой ему припасено выслеживать каталан с целью одного из них побить. Идея ему не очень нравилась, прямо скажем, и Франческа не сказать чтобы убедила его целиком и полностью, что "нет иного выхода", но отказываться было никак. Осторожный вопрос и сомнения были самым большим, на что он был готов пойти.
Мадонна Франческа решила, что так должно быть, значит, так и будет, хотя сейчас Карлино казалось, что лучше бы он постарался достать луну с неба.
А еще ему было очень интересно узнать, кто же тот господин, что подбил мессера Лучано на такое дело, а потом так затаился, что теперь на него вообще никакой надежды нет. Кое-какие подозрения у Карлино были, и они бы стали уверенностью, если бы мадонна Франческа посетила только дом Орсини. Но утром она была у герцогини Пезаро, а это существенно все меняло.
Да и важнее теперь было другое.
- Много кого брать не буду, - задумался Карлино. - Мазуччо, у которого еще дед служил Орсини. И Рокко. Он клянется, что еще его прадед состоял при Савелли.
Трое - не так и много для задуманного предприятия, но и они - роскошь. Тут даже среди своих требовалась осторожность.

8

Франческа была тверда. Если для того, чтобы вытащить Лучано из рук Борджиа потребуется покалечить даже десяток каталан, и это бы не отвратило ее от принятого решения. Она готова была рискнуть чужими жизнями, но вот безопасность верных слуг значила для нее немало.
- Троих вполне достаточно, и вам необязательно будет делать все самим, - произнесла негромко, но без сомнений. - В Риме сейчас неспокойно, так что, возможно, достаточно будет и вскользь брошенного слова. Я прошу тебя быть осторожным, очень осторожным. Не только ради себя самого, но и ради своего господина. Если вас схватят, то даже сам Господь бог не сможет помочь ни вам, ни моему мужу.

Усталая улыбка мелькнула и исчезла.
- Не думай, что я ничего не замечаю. Я вижу, что ты не одобряешь этот план, но тем ценнее для меня твое согласие. Я слышала, что Борджиа часто меняют своих слуг... Что они могут знать о верности? Я надеюсь на тебя, Карлино.

Отредактировано Франческа Савелли (17-11-2017 13:00:56)

9

Вышел от Франчески Карлино задумчивым, но неодобрение уже сменилось другим чувством - гордости, что поручение дали именно ему. Лучшая возможность доказать свою преданность семье Орсини. Рискованная, правда, но легких путей на пути к прочному положению не существует. Быть сыном верного слуги, жениться на служанке из дома и не роптать - только часть дела, хотя и важная. Но тут было совсем другое. Готовых правил, как все сделать, нет, а от результата зависит и будущее и свобода хозяев. Не дай ведь Бог поймают за таким делом слуг из дома Орсини... Он, Карлино, потом в жизни себе не простит...
Первым делом он позвал Мазуччо и Рокко. Оба не юные, но мускулистые, крепкие, нетрусливые. Им Карлино поведал, на что они пойдут, но историю рассказал не совсем до конца. По его версии получалось, что их хозяин Лучано Орсини точно ни в чем не виноват, а Борджиа его поймали из трусости, поспешности и суетливости. Оба слуги в это безоговорочно поверили, а Карлино не удивился, ведь сам не сразу смог осознать, что Лучано на такое способен, да и теперь сомневался.
А чтобы помочь хозяину, продолжал Лучано, следует устроить новое покушение. Осторожное, потому что рисковать нельзя...
Из дома ушли в ночи, чтобы даже свои не знали, что не все дома ночуют. Дверь за ними закрыла Лелия, жена Карлино. Задача была не простой: поймать одиночку и там, где никого не будет. Каталаны же и раньше не любили по одному ходить, а с последними событиями вообще предпочитали перемещаться большими компаниями. О том, чтобы подобраться к солдатам, Карлино и не думал, поэтому бродили вокруг веселых домов да по улицам, где живут куртизанки.
Удача улыбнулась уже под самое утро, когда дверь одного из домов, куда приходят вечером и уходят в ночи или утром, распахнулась и на пороге появился не в меру веселый мужчина, прооравший что-то, видимо, бранное на языке, который Карлино узнал, хотя и не понимал.

10

Ночь Франческа провела в молитвах. Она не смыкала глаз, хотя едва не падала от усталости. При малейшем шуме с улицы она подбегала к окну, но каждый раз ее надежды оказывались тщетными. Теперь уже она не была уверена в том, что поступила правильно, ведь если их слуг схватят, то никто и никогда не поверит, что Орсини может быть к этому непричастны. А под пытками любой, даже верный Карлино скажет, кто их на это надоумил.
Франческу то бил озноб, то кидало в жар, словно она подхватила лихорадку, и самая горячая молитва не могла отогреть ледяных как у покойника рук.
Ближе к рассвету она забылась прямо в кресле и не слышала даже, как выпал из рук кубок с недопитым вином. Но и сон не принес успокоения. Очнувшись будто от обморока, Франческа непонимающим взглядом оглядела комнату и, спросонок на мгновение приняв вылившееся из кубка вино за кровь, едва сдержала громкий крик. Она не помнила, что ей снилось, лишь какие-то обрывки, и самым страшным было видение Лучано на плахе.
Пресвятая дева, сделай так, чтобы это оказалось всего лишь ночным кошмаром!

Отредактировано Франческа Савелли (Вчера 14:01:03)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » И станет сценой Вечный город. 27.07.1495. Рим