Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Via Appia » Хитрость обхитрённого. 14.09.1493. Рим


Хитрость обхитрённого. 14.09.1493. Рим

Сообщений 1 страница 20 из 22

1


Адриана де Мила - 38 лет
Александр VI - 62 года


Апостольский дворец


Эпизод является логическим продолжением эпизода Искушающие права и соблазнительные обязанности. 12.09.1493. Рим

Отредактировано Адриана де Мила (04-08-2017 15:34:50)

2

Никогда Адриана не чувствовала себя такой беспомощной, как в последние два дня. Лукреция, которую она теперь называла не иначе как "маленькой и непристойной интриганкой", старалась сдерживаться, но выглядела настолько неприлично довольной, что Адриане хотелось надавать ей пощечин. Она никак не могла смириться с тем, что избалованность папской дочери распространяется не только на привычку получать желаемые новые платья, украшения и увеселения, но и стремление заполучить то, что находится только в ведоме старших и что они не собираются разрешать.
После ухода Джованни Сфорца Адриана ждала, что Лукреция придет к ней с попыткой извиниться или даже раскаяться, но ничего такого не произошло. В юной герцогине стало больше уверенности и какого-то затаенного торжества. Подождав некоторое время, Адриана сама затеяла с ней разговор. Она бы сама не призналась себе в том, но надеялась, что Джованни испугал Лукрецию или что пришедшееся на прошлую ночь испытание оказалось для нее неприятным, пугающим или даже ненавистным. Но разговор разочаровал даму де Мила: Лукреция не скрыла того, что было неприятного, что не мешало ей быть вдохновленной и стремящейся к продолжению. Предложение остановиться и отказать мужу в новых визитах было встречено Лукрецией с недоумением.
Адриана, уверенная, что в следующую ночь все-таки ничего не будет, стала готовиться к разговору с Родриго Борджиа. Каково же было ее изумление, когда наутро она узнала, что Джованни провел ночь в спальне жены. Они все-таки умудрились договориться и найти возможность для него проникнуть в палаццо. Теперь медлить было нельзя. Ничего не будет хуже, чем если Родриго узнает все от кого-нибудь другого.
Время было к полудню, когда она отправилась в Апостольский дворец. Камерарию, дежурившему у дверей папской спальни, она сообщила, что ей нужно поговорить с его святейшеством, что дело несрочное и она готова уйти и вернуться позже. Последнего ей совсем не хотелось, но говорить о срочности значило признаться в серьезности, а этого Адриане хотелось еще меньше.

3

За минувший год Родриго Борджиа не забыл кто он есть, но обращение "Ваше Святейшество" стало ему куда ближе, чем набившее за столько лет оскомину "Ваше преосвященство".
- Навеное это потому, что я уже много лет мысленно примерял папскую тиару, - добродушно посмеивался он в разговорах с Гасетом.
Каноник был одним из немногих, с кем понтифик был откровенен, не полностью - таких людей просто не было, но почти. Вторым, вернее, второй, хотя и несколько в ином аспекте, была кузина Борджиа - Адриана де Мила, женщина, отношением к жизни чем-то схожая с мужчиной, но от этого не перестающая быть женщиной. Когда-то была ещё и Ваноцца, но это было давно, и теперь бывших любовников связывали только дети, ну и может быть отголосок прежних чувств, да и тот с каждым годом звучал все тише.

- Мадонна Адриана? Пусть заходит, - понтифик немного удивился, но не подал вида; на кузину не слишком похоже, значит, что-то случилось, и это не настолько срочное, чтобы настаивать на немедленной встрече, но достаточно важное, чтобы прийти с визитом без приглашения.
- Довольно неожиданно тебя здесь увидеть, - произнес он отнимая руку, к которой кузина в почтительном поцелуе. - Через час я жду посла из Неаполя, но до этого я свободен.
Он знал, что, случись подобное, был бы уже оповещён, и все же с беспокойством поинтересовался:
- Надеюсь, речь пойдёт не о том, что Лукреция заболела?

4

- Заболела? - не удержалась от нервного смешка Адриана. - Нет, Лукреция совершенно здорова.
"Хотя легкого недомогания можно бы было и ожидать", - с горечью подумала она про себя. Адриана ждала, что та поздно появится из комнаты, что будет притихшей и испуганной, возможно, даже будет себя чувствовать больной. Но нет, это юное создание порхало и сияло, что наводило на разные мысли. Например, что Лукреция была гораздо более созревшей, чем это можно было от нее ожидать в ее возрасте. Поводов сомневаться, что папская дочь говорила правду, утверждая, что подстроила все сама, не было точно.
- Она на редкость здоровая и жизнерадостная девушка, Родриго.
Дверь была закрыта, формальности встречи с понтификом соблюдены, и можно было позволить себе более интимный тон.
- В этом она очень похожа на тебя. И даже не только в этом, но и в том, что тебе придет в голову в последнюю очередь. Вот мне интересно, как ты представляешь себе ее, ее жизнь, ее желания? Особенно желания.
Адриана посмотрела на кузена так, как смотрит учитель, снисходительно ожидающий от ученика ответа, в неправильности которого заведомо уверен.

5

Адриана что-то не договаривала и это было странно. Она словно ходила кругами вокруг главного, но при этом боялась переступить одной ей видимую черту. А это уже настораживало.
- Думаю, что о желаниях моей дочери тебе должно быть больше известно. Разве нет?
Родриго говорил спокойно, но в голосе чувствовался вопрос.
- Или мне может не понравиться ответ, Адриана? - он скрестил руки на животе и откинулся на спинку кресла. - Но ведь ты пришла не для того, чтобы уйти молча? Ты же знаешь, я предпочитаю знать правду, но не люблю вытягивать каждое слово.
За это время тысячи версий, одна причудливее другой, пронеслись в голове понтифика, и только две из них он счел заслуживающими внимания.
- Так что же именно возжелала моя дочь, если это повергло тебя в такое волнение?

Отредактировано Александр VI (07-08-2017 17:10:44)

6

- Судя по твоему ответу, мне действительно гораздо больше известно про желания твоей дочери, - снисходительно улыбнулась Адриана.
Ее задача сейчас была тонкой, как никогда.  Она должна была убедить Родриго в том, о чем он даже не задумывался. Чувственные желания юной герцогини вообще вряд ли были объектом его размышлений (что играло Адриане на руку), с другой стороны, неизвестно, как он отнесется к новости и на захочет ли, подобно множеству обманутых отцов, взять под контроль то, что ни схватить, ни приручить.
- Лукреции еще только тринадцать лет и пять месяцев. Многие в ее возрасте, даже замужние, предпочитают быть женой только на кухне. Но я вижу, Родриго, что Лукреция совсем другая. В ней чувственности уже столько, сколько и можно бы было ожидать от твоей дочери.
Ваноццу, которая столько лет удерживала любовь и привязанность Родриго Борджиа, Адриана не упомянула.

7

- Ее время еще не пришло, - резко оборвал кузину понтифик.
Он истово любил всех своих детей, хотя эта любовь не мешала ему распоряжаться их судьбами так, как он сам считал правильным, но к Лукреции у него было особое отношение. У него были и другие дочери, но ни одна из них так и не сумела вызвать в нем той бури чувств, какую легко удавалось сотворить Лукреции одной только своей улыбкой.
Да, не позволяя Джованни Сфорца полностью вступить в права мужа, он руководствовался политическими мотивами, но немалую роль здесь играло и то, что он сколько только возможно старался продлить для Лукреции детство. Как и многие из отцов Александр VI не желал представлять свою малышку в мужских объятиях, но в отличие от прочих он у него имелись рычаги воздействия на мужа дочери.

- До ее пятнадцатилетия я и слышать о том не хочу.
Борджиа словно забыл, что говорил герцогу Пезаро. Тогда он настаивал, чтобы тот подождал консумировать брак хотя бы до тех пор, пока юной герцогине не исполнится четырнадцать.

Отредактировано Александр VI (08-08-2017 19:12:58)

8

Все оказалось хуже, чем она ожидала, хотя радостного согласия Адриана и не ждала. Ей даже стало немного жаль кузена, пребывающего в иллюзиях чуть ли не больших, чем еще недавно она сама. Хитрый Родриго Борджиа, всегда знающий, какие струны в душах людей зазвенят вернее всего, оказывался совершенно слеп, если речь заходила о его дочери. Впрочем, себя, рискующую потерять доверие всесильного родственника, Адриана жалела еще больше.
- Это ты думаешь, что еще не пришло, Родриго, - стараясь говорить мягко, а не снисходительно, повела свою партию Адриана. - А я вижу Лукрецию каждый день. И можешь сказать мне, что я ничего не смыслю в женских желаниях, если она не хочет оказаться в объятьях мужчины. Но не это самое страшное, Родриго. Опасно то, что она и сама это начала понимать.

9

- То, чего желает Лукреция, и то, к чему она готова, совершенно разные вещи, - отрезал понтифик.
Он начал раздражаться от настойчивости кузины и раздражаться тем сильнее, что до этого разговора считал, что она понимает и полностью разделяет его мнение.
Объяснение неожиданному повороту во мнении лежало на поверхности, но сейчас Родриго Борджиа был в первую очередь отец, а уже только потом политик, а отцам в принципе свойственно заблуждаться в том, что касается их дочерей. В любой другой ситуации он бы уже сделал правильный вывод, но невозможно увидеть истину сквозь плотно зажмуренные веки.
Да, он отдал свою дочь Джованни Сфорца, называя вещи своими именами, он обменял ее на папскую тиару, но, вынужденно сделав ее герцогиней Пезаро, Борджиа предусмотрел и пути отступления - брак, заключенный не до конца, легко аннулировать. Пока он этого делать не собирался, но жизнь иногда преподносит сюрпризы и возможно, что он найдёт для Лукреции более удачную партию.

Отредактировано Александр VI (09-08-2017 14:25:09)

10

- Да, это разные вещи, - согласилась Адриана. - Но сейчас они соединились. Лукреция не просто хочет, она готова. Я могу перечислить тебе признаки, но не знаю, готов ли ты это слушать.
Кое-кто считал Родриго Борджиа бесстыдником, но никто лучше дамы де Мила не знал, что у любого где-то, но проходит черта, которую он не может позволить себе переступить. И она надеялась, что именно тут она проходит у ее кузена.
- Ты знаешь, как пишут о женщинах некоторые священники. Хочу сказать тебе, что кое в чем они правы. Можно запереть Лукрецию, но тогда от нее быстро останется одна бледная тень. Добродушия, красоты и веселости поубавится, зато вздорный характер не замедлит себя ждать. Это если, конечно, она не найдет возможности обойти запреты.

11

-Ты хочешь сказать, что моя дочь готова нарушить мою волю?
Там, где другой бы рявкнул, понтифик, напротив, лишь понизил голос, и теперь слова слетали с его губ со зловещим присвистом.
- Опомнись, Адриана, Лукреции нет и четырнадцати! Даже если ты права и ее вдруг стали одолевать плотские желания, она далеко не старая дева, чтобы завянуть. Или, - Александр подался вперед и продолжил, не своя с лица кузины испытывающего взгляда. - Или герцог Пезаро был настолько красноречив, что смог уверить и тебя в том, что Лукреция - достаточно взрослая, чтобы стать ему настоящей женой? А может быть он с твоего попустительства им вот-вот станет?
Последнее звено логической цепи и лежало на самой поверхности, потому несмотря на то, что Адриана говорила только о возможном, понтифик про себя закончил этот ряд, но при этом вслух говорить ничего не стал. Он хотел услышать то, что скажет ему призванная ограждать его дочь от разных напастей женщина.

Отредактировано Александр VI (09-08-2017 17:24:04)

12

- Родриго, ты меня подозреваешь в предательстве? Да еще в столь низменном?
Губы Адрианы побелели от страха, но и от возмущения. Родриго слишком близко подошел к правде. Насколько это вообще было возможно, потому что додуматься до всех тонкостей происшедшего мог бы только ясновидящий. Но как он мог подумать, что она, Адриана, выступила бы на чьей-нибудь, кроме семьи Борджиа, стороне?
- Я растила эту девочку с того времени, как ей только исполнилось два года. В этом мире нет ни одной женщины, которая знала бы ее лучше меня.
"И тем не менее я позволила ей так легко обвести себя вокруг пальца", - с горечью добавила Адриана про себя.
- Она росла на моих глазах, и я защищала ее от всего. Неужели ты думаешь, что я бы отдала ее герцогу Пезаро только потому, что он может быть убедительным? Если бы я считала, что она слишком юна, то меня бы не убедил в обратном никто.
"Кроме самой Лукреции", - вновь добавила Адриана кое-что для себя лично. Да, девица уже выросла, но сама бы она этого не увидела, если бы не та сцена, что предстала перед ее глазами.

Отредактировано Адриана де Мила (10-08-2017 15:57:07)

13

- Если бы я подозревал тебя в предательстве... - понтифик замолчал, давая возможность кузине самостоятельно додумать завершение фразы, и после достаточно продолжительной паузы произнес. - Но я подозреваю, что ты что-то скрываешь и почему-то не хочешь сказать прямо. Мне казалось, что между нами больше доверия, а твои намеки и следом мгновенные отступления назад навевают меня на самые разные мысли.
Александр покачал головой и продолжил с тяжелым вздохом.
- Я прекрасно помню, что ты сделала для моих детей и особенно для Лукреции. Поверь, Адриана, этого я никогда не забуду, и потому мне особенно неприятно вести с тобой разговор в таком тоне. Я вижу, тебя гложет беспокойство, так раздели его со мной. Скажи, что такого наделала наша маленькая герцогиня, что это вызвало у тебя такое смятение?

Отредактировано Александр VI (10-08-2017 16:49:23)

14

Как она вообще могла подумать, что ей удастся перехитрить Родриго? За все годы ей приходилось иногда, конечно, хитрить. Иногда - лукавить. А иногда скрывать часть правды. Но все это было в мелочах, в несерьезном. Там, где Родриго колебался, не был уверен и полагался на нее. Но тут было слишком все серьезно, чтобы рассчитывать на благоприятный исход дела. Это только Джованни Сфорца мог предложить ей пойти убедить понтифика. В его положении это был понятное соображение. Но она с чего решила ему же последовать?
"Сейчас грянет буря", - почти философски подумала про себя Адриана. Пожалуй, никогда она еще не была так близка к собственной гибели. Не слишком ли поздно, чтобы начинать рисковать?
- Ты все еще считаешь ее маленькой? Но ее проказы совсем не смешны. Она всего лишь подлила мне в вино зелья, от которого я уснула прямо в гостиной. И все для того, чтобы провести своего мужа в свою спальню. Если бы ты видел, какой она была довольной, когда я застала их утром.

15

Понтифик с шумом втянул в себя воздух, его лицо побагровело, словно его вот-вот хватит удар.
- Что-о-о-о-о?
В ушах шумело, а во рту появился неприятный солоноватый привкус, видимо от прокушенной только что щеки. Александр был вне себя от гнева, но, задыхаясь, он словно раздвоился. Страдающий отец не отводил обвиняющего взгляда от неоправдавшей его доверие наставницы дочери, а привыкший смотреть на жизнь как на шахматную доску политик уже искал если не выход, то хотя бы выгоду.

- Ты стареешь, Адриана, - глотнув воздуха, безжалостно произнес он. - Стареешь, раз позволила девочке, почти ребенку, так легко обвести себя вокруг пальца. И я беру назад свои слова, что ты поддалась на посулы герцога Пезаро. Нет, такой изящный ход могла придумать только женщина, при этом очень ловкая женщина. Мне жаль, что Лукреция оказалась хитрее тебя, - Борджиа пожал плечами и задумчиво протянул. - Но она - моя дочь, был бы я более счастлив, если бы она была подобно многим глупой гусыней?
Утешение было слабым, но все же это было утешением. Как он ни старался этого избежать, консумация брака состоялась. По большому счету, возвратив себе если не бесстрастие, то хотя бы способность рассуждать здраво, понтифик не слишком сильно винил в том Адриану. Разве он и сам не был слеп?
Кузина столько лет служила ему верой и правдой, так что не стоит о том забывать даже при всем соблазне наказать ее за беспечность.
- Хорошо, я понял тебя, - произнес почти спокойно. - Теперь мне нужно подумать, как сделать так, чтобы случившееся не нанесло еще больший урон. Лукреция не должна пока забеременеть, я не хочу, чтобы моя дочь родила наследника герцогства, а затем умерла от родов. Если нужно, обратись к знахаркам, я не ограничиваю тебя в средствах, но чтобы этой беременности не было. Надеюсь, тебе все ясно, Адриана?

Отредактировано Александр VI (11-08-2017 13:19:46)

16

Что ей были упреки в старении! Адриана ждала гораздо худшего. Ссоры, проклятий, обличений и изгнания... Не то чтобы она верила, что оно могло бы стать долгим, но даже короткое время... за него меняется многое, и прошлого положения уже не вернуть. Или хотя бы прошлой расстановки сил. А Адриана хотела царствовать самолично в палаццо Санта-Мария-ин-Портико, пусть номинально и принадлежавшем Лукреции.
- Ты просишь меня о греховном деле, Родриго, - не в силах сдержать дрожь, ответила понтифику Адриана.
Может, и странно было ожидать от нее какого-то протеста, в то время как она только что избежала бури. Но были вещи, на которые дама де Мила не могла бы без сомнений согласиться и в более тяжелых обстоятельствах.

Отредактировано Адриана де Мила (12-08-2017 12:03:50)

17

- Ты ошиблась, Адриана, я не прошу, - в голосе понтифика явственно зазвучало предупреждение, он прищурился и холодно продолжил. - Но ты - моя кузина, и я не хочу принуждать тебя, не хочу, чтобы ты пошла против своей совести. Тогда будет лучше, если ты вернёшься в Монтеджорданл. Тебе хватит трёх дней, чтобы собраться?

Не дожидаясь ответ Александр махнул рукой и отвернулся, показывая, что разговор окончен, но при этом сам с собой заключил пари, сколько времени потребуется его честолюбивой родственнице, чтобы найти оправдание и этому греху.
"Хотя может быть и ей удасться меня удивить".

Отредактировано Александр VI (14-08-2017 16:45:38)

18

- Вот как? Думаешь, теперь я Лукреции не нужна?
К сожалению, именно так теперь и было. Зачем нужна теперь воспитательница, если девица стала женщиной, полностью перешедшей под власть мужа?
У Адрианы был еще аргумент. Один, но болезненный, и звался Джулия. Женское трио в палаццо Санта-Мария составляло изящное решение, позволявшее понтифику держать недалеко любовницу. Кузина была воспитательницей Лукреции (для всех), и это позволяло ей жить в палаццо. Но не могла же она оставить на Монтеджордано в полном одиночестве невестку, раз уже сын отсутствует в Риме? Разумеется, Джулия жила с ней. Объяснение никого не обманывало, но любой порок требует красивой занавеси, на которые Родриго был мастер.
"Чудесно, мы с Джулией переселяемся", - было бы красивым ответом, который означал бы начало войны. Выиграет ли она ее?
- Почему ты не хочешь поговорить с Джованни и заставить уехать из Рима? Это было бы действеннее.

19

- А кто тебе сказал, что я так не сделаю? Только Лукреция может быть уже беременна, - понтифик потер бровь, словно у него вдруг сильно разболелась голова... в некотором роде так и было. - Не помню, рассказывал ли я тебе, что мне как-то довелось услышать полушутливое признание от одного из Сфорца, что в их роду стреляют не залпами, а точечно... Это была шутка, в которой лишь доля шутки, все равно я не хотел бы полагаться на случай.
"А именно из-за того, что я не хочу, чтобы в глазах Лукреции отъезд мужа выглядел высылкой, я вынужден выждать время".
Внезапно Борджиа надоело играть в кошки-мышки. Кузине не хватило духа ему возразить, но и на попятный она тоже не пошла. По крайней мере, пока не пошла.
- Послушай, Адриана, я всегда выслушивал твое мнение и частенько к нему прислушивался, но сейчас будет так, как я сказал, и никак не иначе, - произнес он безыскусно, не пытаясь давить, а лишь ставя собеседницу в известность. - Ты вольна это не принимать, но ты - мудрая женщина и не можешь не понимать, что будет значить твой отказ... Лукреция слишком хрупка, чтобы уже сейчас стать матерью, и я боюсь за жизнь своей дочери, Адриана.

Отредактировано Александр VI (14-08-2017 16:57:35)

20

"Тогда зачем ты выдал ее замуж, безумец?" - хотела спросить Адриана. - "Потому что надеялся получить из этого прибыль и ничем не заплатить?"
Именно так она и думала раньше, но только теперь ей воочию стало понятно, что все предосторожности, связанные с тем, чтобы не допустить опасных для юной девы сторон брака, Родриго возложил на нее, Адриану. Себе же намеревался оставить все лучшее. И теперь продолжал гнуть ту же линию. Можно подумать, знахарка и травница - простой путь избавиться от последствий. Можно подумать, он безопасен и не сулит ничего плохого. Ей, Адриане, надо будет все устроить. Лукреции - через это пройти. Сейчас про себя Адриана злилась. На то, что кузен был сейчас так похож на герцога Пезаро - тем, как в погоне за собственной выгодой и собственным удовольствием не видит никаких преград, предоставляя расхлебывать все злое двум женщинам. Ведь Джованни Сфорца ничего лучше не придумал, чем отрядить ее посланницей!
И все-таки не зря Адриана давно уже была самой преданной помощницей Родриго Борджиа. Она знала, чем обернется его немилость. И ей было жаль себя. И жаль выращенную ею Лукрецию. Как это опасно, когда наивность ребенка в женском уже теле! Она и не знает, что обмануть других гораздо проще, чем собственную смерть.
- Я надеюсь, ваше святейшество, вы не откажете мне в отпущении греха, если мне придется..? - она запнулась и резко переменила тему. - И пожалуйста, Родриго, ушли куда-нибудь этого Сфорца. Ты же знаешь, что то, о чем ты просишь меня, немногим безопаснее того, от чего ты хочешь уберечь дочь!


Вы здесь » Яд и кинжал » Via Appia » Хитрость обхитрённого. 14.09.1493. Рим