Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Деловой разговор с подтекстом. 17.08.1495. Рим


Деловой разговор с подтекстом. 17.08.1495. Рим

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Дом, в котором живет Лючия Кастеллано

2

Две недели со дня свадьбы и последовавшего сразу за ней разговора с Лючией и Дамиани, который теперь по иронии судьбы был ему почти родственником, Винценцо избегал встречи с обоими, давая им возможность переварить увиденное и услышанное, после чего смириться и с тем и с другим. Он старался больше бывать дома и проводить время с новоиспеченной супругой - не первой вообще, но первой такой юной и неискушенной. К его удивлению, это было довольно неплохо. В Паоле чувствовался характер, но она все-таки была неопытной и достаточно доверчивой и прислушивающейся - полученная смесь Морини нравилась.
Впрочем, не только "медовые" радости составляли жизнь Винценцо, деятельная натура которого не терпела долгого отдыха. Он встречался с теми, с кем вел дела, давал указания и постарался узнать как можно больше о душеприказчике покойного тестя. Как выяснилось, мессер Фантино был торговцем и владельцем виноградников, считался удачливым, честным и лишенным страстей. Двух последних качеств Винценцо был лишен, но наличие их у других ценил, а в случае с приданым жены - особенно. Составив о Фантино свое мнение, Винценцо решил не тянуть с разговором, вот только представляться самостоятельно этому старому другу Карло Раймонди не хотел. Итак, пришло время новой встречи с мачехой Паолы.
Утром, как обычно, Винценцо рано ушел из комнаты жены. Первые после восхода солнца часы он провел у себя, занимаясь делами. Он был женат еще только две недели, но уже было заведено, что его нельзя трогать и отвлекать в первую половину дня и последние два часа перед заходом солнца. Паола в это время была предоставлена самой себе, и Винценцо дал понять, что приходить к нему в это время можно только если есть очень серьезная причина. Как только Морини получил от посланного найти Дамиани слуги, что его давний недруг точно не находится в доме своей невесты, Винценцо поднялся из-за стола, чтобы немедленно отправиться к мадонне Лючии.
Перед этим, правда, он зашел в комнату Паолы.
- Ты уже не спишь? - он толкнул дверь и вошел.

3

Паоле нравилась жизнь замужней женщины, она легко приняла правила Винценцо и была даже рада тому, что у нее остается время на одиночество. Пока еще она не научилась обращаться с прислугой так же хорошо, как это получалось у мачехи, но она очень старалась и, просыпаясь, напоминала себе, что теперь она не чья-то падчерица, не "бедная сиротка" и уж тем более не брошенная невеста, она - жена Винценцо Морини, и ей было приятно произносить эту фразу вслух. Правда, делала она это только тогда, когда оставалась наедине с собой.

Этим утром она проснулась за мгновение до того, как скрипнула дверь. Она уже привыкла угадывать шаги Винценцо, но, зная, что это он, все равно лежала, не открывая глаз.
- Теперь уже не сплю, - отозвалась она глухим со сна голосом. - А что ты...
"... тут делаешь?".
Паола не решилась продолжить вслух. Она удивилась неожиданному визиту, но предпочла оставить свое удивление при себе. Потирая ладонями глаза, она села на кровати и, подавив желание прикрыться одеялом - Паола еще немного смущалась, хотя и это скрывала тоже, вопросительно посмотрела на мужа.
- Что-нибудь случилось?

Отредактировано Паола Раймонди (17-01-2017 14:55:48)

4

- Нет... не случилось, - Винценцо вошел в комнату и остановился у порога.
Он заметил легкое и неуверенное движение Паолы, которое ничем не закончилось, и подавил в себе желание улыбнуться. Ему нравилось, как она менялась, и каждое очередное тому доказательство было приятным.
- Я сейчас ухожу, - сообщил он, похлопав себя по подвешенному к поясу кошельку. - Мне надо встретиться с твоей мачехой. Надеюсь, она уже оправилась после новости, и разговор можно продолжить. Я бы с радостью обошелся без этого, но будет лучше, если с душеприказчиком Фантино меня сведет она.

5

- Жаль, если оправилась, - тихо, но с полной уверенностью в собственной правоте отозвалась Паола.
Она не собиралась делать вид, что за это время ее отношение к Лючии изменилось, напротив, в этих мелких уколах находила некоторое удовольствие. Джерардо Дамиани - ее несостоявшемуся жениху - не доставалось и малой толики того сарказма, что выпадал на долю мачехи.
- После своей свадьбы она останется лишь с тем, с чем пришла в наш дом.
Может быть легкое злорадство, прозвучавшее в голосе, и не слишком красило молодую девушку, только если бы не Винценцо, Паола могла бы так и остаться ни с чем, незамужней и никому не нужной. Разве что потом к ней бы посватался какой-нибудь позарившийся на деньги искатель легкого богатства, только не о такой судьбе мечтают долгими ночами.
- Пообещай мне, что когда придет время забирать у нее драгоценности, ты возьмешь меня с собой. Я очень хочу увидеть ее лицо, когда примерю на себя ее любимое жемчужное ожерелье.

Отредактировано Паола Раймонди (19-01-2017 17:30:00)

6

- Это будет совсем не трудно сделать, - ухмыльнулся Винценцо.
Паола была сейчас хороша и, можно сказать, просилась на картину, чтобы стать на ней богиней мести.
- Передача вещей будет по описи, как и полагается. Проверить все предстоит тебе. Ты сможешь примерить прямо там все, что тебе заблагорассудится, - пообещал Морини.
- Паола начинает показывать зубки, - с усмешкой пробормотал он сам себе, оставляя дверь в спальню жены за собой и направляясь к лестнице. - Честное слово, она мне нравится все больше и больше.

Направляясь к дому, где сейчас жила Лючия ("пока живет", - с удовольствием повторял сам себе Морини), он мысленно пытался представить себе, по какому пути скорее всего пойдет разговор, и что делать, если все-таки о себе заявит Дамиани. Как ему удалось узнать утром, давний недруг был далеко от дома невесты и, кажется, надолго, но кто поручится за другого с уверенностью?
Как они встретят его? С холодной ненавистью? С горячей? За прошедшие две недели все успокоилось или перешло в стадию тихого бешенства? А может, мадонна Лючия даже благодарна ему? В конце концов, она ничего не теряла от замужества Паолы, зато он, Винценцо Морини, избавил ее от мук совести. Авантюрист был уверен, что Лючия им может быть подвержена. "А ведь с ней не удалось бы, как с Паолой", - подумал он. Юная жена была в его руках глиной, а вот вдова была отмечена печатью уже давно созданного характера. Она казалась не просто порядочной женщиной, но уверенной в своей правоте. Может, именно такая непохожесть на него Винценцо и привлекла, зато теперь он открывал для себя другое удовольствие, которое могла подарить ему только Паола. "Придется сказать мадонне Лючии спасибо", - расхохотался про себя Винценцо и, обнаружив, что уже стоит рядом с желанной дверью, уверенно и сильно постучал.

7

Лючия часто спрашивала себя - где же она ошиблась и не является ли то, что происходит между ней и Джерардо, расплатой за грех. Днем за хлопотами удавалось забыться, но ночью, когда она ложилась в постель, к ней призраками вновь приходили воспоминания.

Вечер 5 августа.
День, когда Лючия узнала о своевольном замужестве Паолы. Она была вправе существенно усложнить падчерице жизнь, ведь та вступила в брак вопреки воле мачехи, но совесть, которая не засыпала ни на миг, не позволила это сделать.
"Оно и к лучшему, так я не буду чувствовать себя виноватой!" - слабое утешение и все же утешение.
В тот вечер она в первый раз попросила Джерардо остаться. Хотя об их помолвке не было объявлено, она считала себя его женой и в эту ночь не хотела ложиться в постель одна. Постаравшись отнестись с пониманием к тому, что ее жениху пришлось сообщить графине деи Каттанеи о том, где он находится, Лючия с нетерпением стала ждать, когда в объятьях Джерардо она забудет, наконец, обо всем и обо всех.
Немного волнуясь, она зажгла в спальне свечи, достала из сундука тонкого полотна сорочку... Им незачем лукавить друг перед другом, между ними не будет лжи. В конце концов, она вдова, а не девица...

Джерардо не успел даже раздеться... Прочитав принесенную гонцом записку и с сожалением сказав огорченной таким поворотом невесте, что нужен Ее светлости, он просто ушел и дал о себе знать лишь вечером следующего дня.

Вечер 6 августа.
- Я понимаю, - скрывая разочарование, Лючия отправила обратно за кухню уже остывший окорок.
Весь день она прождала Джерардо, но пришел он лишь затем, чтобы сообщить, что и этим вечером у них ничего не получится.
- Может быть завтра...

Наверное, ей было бы проще принять отсутствие Дамиани как данность, если бы он не проговорился, вернее, даже не проговорился, а просто обронил вскользь, что вчера приезжал торговец тканями, так что особой необходимости в его участии не было, но он привык лично перепроверять, все ли в порядке. Другое дело - сегодня. Сегодня он обязательно должен быть, так как графиня деи Каттанеи ожидает ювелира, значит, без него никак.

На протяжении всей следующей недели Лючия видела Джерардо от силы три-четыре раза, и те только мельком.
Она уже перестала ждать и готовиться к ночи, как к первой. Нарядная сорочка была убрана обратно в сундук, и поздние вечерние трапезы стали как и раньше скромными.
Сначала Лючия огорчалась, потом обижалась, затем злилась, но сильнее всего было чувство раздражения. Она пыталась поговорить с Дамиани, но тот и не думал оправдываться, а со временем стало понятно, что он-то как раз не видит ничего особенного в том, что может сорваться в любое время дня и ночи, и совсем не принадлежит себе. Пожалуй, он даже гордился своей незаменимостью и бросал личные дела, даже в тех случаях, когда можно было обойтись и без его участия.

16 августа.
Утром Лючия получился письмо от Джерардо, где он писал, что, наконец, этой ночью им ничего не помешает быть вместе. Записка была короткой, но Лючии показалось, что она увидела между строк нечто более - обещание, что все изменится, что Джерардо осознал, что в его жизни важнее, что без сомнения почетная служба не сможет заменить ему семьи.

... Стук в дверь раздался в тот самый миг, когда Лючия откинула покрывало. Стоя в одной сорочке она наблюдала за торопливыми сборами и на душе у нее было черно, словно в глубокой яме.
Она смогла бы бороться, если бы у Джерардо была другая женщина, но она была бессильна перед чувством долга. Джерардо Дамиани растворился в графине деи Каттанеи и не мыслил жить иначе.

Ранее утро 17 августа
Лючия без единой мысли в голове изучала выцветший полог. Она не плакала, не гневила бога проклятьями, ей словно стало все равно, и только одна мысль билась в висках: "И почему я должна это терпеть?".

....

Ей не хотелось вставать и если бы не злость, она бы так и осталась лежать в постели. Тщеславие заставило ее надеть одно из лучших платьев и убрать волосы в затейливую прическу.
Да, ей не потягаться с бывшей папской любовницей, но она достаточно себя уважает, чтобы не поддаться отчаянию. Пришло время решать.

Отредактировано Лючия Кастеллано (23-01-2017 14:02:22)

8

Войдя в дом, куда его впустила служанка (кстати, Винценцо предполагал, что ему могут и не позволить войти), Морини настороженно напрягся, но, как можно было понять, никаких гостей, посетителей и даже Дамиани здесь не было. Тишина, покой и сонно двигающаяся служанка - все говорило о том, что хозяйка, скорее всего, пребывает здесь в одиночестве. Винценцо расслабился и, хоть и не стал разваливаться на одном из стоящих в гостиной стульях, уже вполне безучастно и без всякого интереса принялся рассматривать стены.
- Мадонна Лючия, - Винценцо поклонился вошедшей хозяйке почтительно, но при этом постарался осмотреть ее с ног до головы.
Она показалась ему чуть бледной и взволнованной, но при этом была очень хорошо одета и, судя по всему, постаралась выглядеть как можно более красивой. Винценцо, увидев в этом признак того, что Лючия ждет Дамиани, снова насторожился.
- Я так понимаю, вы одни. Надеюсь, нам это не помешает поговорить и вы не будете настаивать на том, чтобы дождаться Джерардо?

9

- Мессер Винценцо...
Лючия кивнула в ответ. Морини не ошибся в главном - гостем он был нежеланным, вот только причина была иной, не той, о какой он думал. Не зная того, теперь он напоминал Лючии не просто о том, как она обошлась с падчерицей, но и о том, что из этого вышло.
Упоминание о Джерардо оказалось болезненным и по лицу Лючии скользнула тень.
- Нет, не буду, - ответила она, не вдаваясь в объяснения.

Не скажешь же, что мужчина, ради которого она решилась на сомнительный поступок - а как иначе назвать то, что она фактически забрала жениха у собственной падчерицы? - мужчина, о помолвке с которым хоть и не говорилось вслух, но дело считалось решенным, мужчина, которого она думала увидеть своим мужем, предпочитает своей невесте общество совсем другой женщины. Мужчина, готового без промедления покинуть ложе, лишь бы не заставлять ту женщину ждать.
Как бы он не уверял в своей любви, поступки говорили об ином. Не будь графиня деи Каттанеи в том возрасте, когда былая красота остается в прошлом, Лючия заподозрила бы Дамиани в тайной склонности. Сама мысль об этом казалась абсурдной, но Лючия не могла не думать о том, что молоденькой девушке он предпочел почтенную вдову.

- Думаю, будет проще, если мы сразу перейдем к делу, - Лючии хотелось поскорее разделаться с визитером и только привычная вежливость вынудила ее предложить ему присесть.

Отредактировано Лючия Кастеллано (25-01-2017 16:36:49)

10

- Охотно, это и мое большое желание, - пожал плечами Винценцо, усаживаясь.
Только сейчас он увидел, что Лючия выглядит красивой, но не счастливой. Можно бы было предположить, что визит мужа падчерицы - не лучший повод для радости, но в ее безрадостности было что-то гораздо более серьезное, не мимолетное или временное. "Интересно", - подумал он про себя. - "Кажется, вдовы обычно меньше обольщаются и поэтому меньше склонны к разочарованиям. Или эти две недели они пытались предпринять шаги, чтобы остаться в выигрыше, и убедились, что таких возможностей нет?".
- Мадонна Лючия, - тон Винценцо стал холодным и деловым, без тени экспрессии. - Вот уже две недели нашему браку с Паолой. Я не беспокоил вас все это время, понимая, что все это было неожиданно для вас, и не предпринимал никаких действий за вашей спиной. Но время идет, и тянуть дальше уже неразумно. Мне хотелось бы познакомиться с душеприказчиком вашего мужа, и сделать это опять же не за вашей спиной. И, принимая во внимание, характер завещания, я должен узнать дату вашей свадьбы. Надеюсь, она уже известна?
Последний вопрос был задан без всякой задней мысли. Лючия и Дамиани не были герцогами, баронами или представителями знатных землевладельческих, торговых или банковских фамилий, которым требуются месяцы для заключения брачного контракта. Такие союзы заключаются быстро. Винценцо был уверен, что день уже назначен.

11

- Нет!
Крик вырвался у Лючии раньше, чем она успела себя остановить, но бросившаяся в лицо краска была проявлением не стыда, а, скорее, озарения.
Все эти дни она мучилась, а ведь решение лежало на поверхности. Что приобретает она, вступая в брак? Мужа, рядом с которым она будет вздрагивать от любого стука в дверь? Мужа, готового оставить ее одну в постели, если вдруг у графини дети Каттанеи закатится под кровать гребень для волос? А что она теряет? Она теряет свою жизнь, свою свободу, свободу, которую завещанием обеспечил ей Карло. Раньше, когда она не знала, что ее ждёт, она бы не задумываясь пожертвовала всем этим... Но теперь-то ей это известно. Так не слишком ли велика цена?
Почувствовав как дрожат ее пуки, Лючия с силой переплела пальцы.
- Мы не назначали дату свадьбы, может, свадьбы и не будет.
Она испытывала двойственные ощущения: с одной стороны ей было горько, что все так вышло, а с другой стороны она чувствовала облегчение и, как ни странно, благодарность к Морини. Возможно если бы не он, она бы впоследствии передумала, не осмелилась бы на решительный шаг. Теперь же, когда она произнесла это вслух, отступать стало уже поздно - она не слишком-то верила в молчание мессера Винценцо, вряд ли бы тот проявил благородство. Они с Джерардо не любили друг друга, и при возможности любой бы из них не упустил случая уязвить давнего недруга. 
- Но это ни в коем помешает мне познакомить вас с душеприказчиком моего мужа, - стараясь говорить спокойно, продолжила она. - Если это будет удобно всем, то и с этим тоже я бы предпочла не откладывать. Завтра утром вас устроит?

А мне не нужно привыкать говорить "первого" мужа.

Отредактировано Лючия Кастеллано (26-01-2017 23:33:44)

12

Лючии удалось удивить Винценцо и даже, можно сказать, застать его врасплох. Он настолько не ожидал ничего подобного - в первую очередь порывистого и откровенного крика "нет" - что на некоторое время лишился дара речи.
- Значит, свадьбы не будет? - осторожно переспросил Морини, когда, наконец, смог что-нибудь сказать.
Только теперь он понял, что показалось ему странным в поведении Лючии - в аккуратной прическе и нарядном платье было, пожалуй, не столько счастья, сколько вызова. "Однако", - подумал он про себя, - "Дамиани скор на сюрпризы".
- Я надеюсь, мадонна, что причина расстройства брака не в том, что Джерардо вдруг обнаружил, что завещание Карло Раймонди не совсем такое, каким он его предполагал?
В этой высказанной вслух "надежде" было что-то беспощадное, но Винценцо и не хотел щадить Лючию. Дамиани был его давним недругом, его он опасался, избегал и над ним хотел бы одержать верх. Дамиани злил, а не задевал. Совсем не так Лючия - вдова пренебрегла им и заставила почувствовать себя глупцом, оставленным в дураках. Что с того, что в результате он выиграл? Что чужое пренебрежение заставило его свернуть с неверного пути на сулящий большую выгоду? Он, Винценцо, был счастливчиком и признавал это. Но Лючия оставалась женщиной, благодаря которой он пережил неприятные моменты.
Великодушие никогда не было сильной стороной господина Морини.

13

Лючия отшатнулась, словно собеседник ее ударил. Она привыкла к обходительности Морини, а резкость последних дней объясняла разочарованием - что бы не говорили, она не обманывалась в том, ради кого изначально захаживал в гости сосед.
- Нет, дело не в этом, - борясь с желанием рассказать правду, сухо ответила она.
Ей было неприятно осознать, что со стороны так и может выглядеть разрыв помолвки, что в глазах многих теперь она будет брошенной женщиной. Но уж лучше быть брошенной в глазах соседей и друзей, чем пренебрегаемой в собственных.
- Другая причина, - произнесла она вслух, не замечая того. - Совсем другая.
На короткое мгновение Лючия почти забыла о визитере, она вновь переживала внутри себя торопливые сборы, особенно унижвающие тем, что сам Джерардо искренне не понимал, как некрасиво он поступает по отношению к своей будущей жене.

- Но вы пришли поговорить не об этом, - она "вернулась" в комнату. - Как я и обещала, я не буду ставить препоны вам с Паолой, считайте, что я благословила ваш брак, поэтому и у мессера Фантино не должно быть никаких возражений. К тому же ему будет спокойнее за мою падчерицу, знай он, что я буду жить по-соседству, - отвечая "наивностью" на "озабоченность", - добавила она.

14

- Другая причина, - с издевательским пониманием кивнул Винценцо. - Конечно, она другая. В мире есть тысячи причин, чтобы разорвать помолвку. Вероятно даже, что это сделали вы.
Он вполне готов был поверить, что так и было. Если Дамиани изначально поменял желание жениться на Паоле на намерение назвать женой ее мачеху, он явно не был озабочен меркантильными соображениями. Если мужчина уже в достаточных летах, крепко стоит на ногах, уверен в своем положении и будущем и, вероятно, не намерен ничего резко менять, он может себе позволить выбрать жену по вкусу. Сам Морини хотел сделать ровно то же самое, и был готов признать даже, что давний недруг тут похож на него. В конце концов, почему бы еще большая часть бесприданниц выходила замуж за мужчин в летах? Кто еще может позволить себе такую роскошь, как жениться по прихоти?
Причина неприятного тона Винценцо была не в том, что он по-настоящему сомневался, а потому что не мог отказать себе в удовольствие сделать неприятное Лючии. Пусть ей захочется оправдаться, пусть это желание будет настолько же сильным, насколько невыполнимым. Морини и мечтать не мог позволить себе такую роскошь, и не упустил возможности.
- Но мы ведь и правда не об этом, - он со "смирением" дал сменить тему.
Можно было обронить еще пару фраз о том, что они тоже рады, что Лючии не будет так одиноко, но пора было и остановиться. Лючия как враг ему совершенно не была нужна. Благословение можно было и забрать, пока оно было произнесено только между ними двоими.
- В таком случае я бы хотел увидеться с мессером Фантино как можно скорее. День или два тут ничего не решат, но и откладывать встречу на недели я не хочу. Есть вещи, которые стоит делать быстро, мадонна Лючия.

15

- Например, жениться, - не осталась в долгу Лючия.
Она понимала, что Морини имеет право на обиду и, как следствие, на неприязнь, но до сих пор считала, что все-таки он проявит больше благородства.
- Если серу Фантино будет удобно, то как я уже говорила, мы могли бы решить все уже завтра, - повторила она и не удержалась от ответной шпильки. - Тем более, что раз уж я не выхожу замуж, то перемены не такие уж и большие. Вы ведь кажется хотели переехать сюда? Или пока только размышляли? - осведомилась она и с той любезностью, которая была куда ближе к иронии, чем к обеспокоенности, улыбаясь, добавила. - Я рада, сер Винценцо, что одной заботой у вас будет меньше.

"Мне, считай, сделали два предложения, а в итоге я все равно остаюсь вдовой. Но чем больше я об этом думаю, тем сильнее уверяюсь, что так оно и лучше. Джерардо никогда не смог бы стать мне настоящим мужем, в его жизни уже есть самая важная женщина, а Винценцо... Я не знаю, какой он с Паолой, но я сейчас увидела его настоящее лицо. Спасибо, Пресвятая Дева, что отвела".

Отредактировано Лючия Кастеллано (02-02-2017 20:31:36)

16

- Я вижу, насколько вы радостны, - с обманчивым добродушием ответил Винценцо. - Не грустите, мадонна, все еще как-нибудь образуется, и со счастьем, дай Бог, устроится.
Он понял, что она задета, и это доставило ему некоторое удовольствие отвергнутого и поэтому жаждущего реванша мужчины, но усердствовать в продолжении он не стал. Лючия ему была нужна, хотя совсем не в том же смысле, как когда-то.
- О нас с Паолой можете не беспокоиться. Дом у нас есть, а приумножать богатство у меня до сего дня как-то получалось. Я бы с радостью решил все завтра. Вы напишете мессеру Фантино?

17

- Можете не сомневаться.
В голосе Лючии не осталось и капли радушия гостеприимной хозяйки, ей очень хотелось встать и тем самым дать понять, что разговор окончен, но из-за нежелания показать, что отравленная стрела достигла цели, она осталась сидеть и, взяв себя в руки, даже сумела продолжить уже ничего не значащую беседу.
Постепенно паузы между предложениями становились все более долгими и Лючия несколько раз ловила себя на том, что несмотря на то, что говорили они о вещах и ее впрямую касающихся, мыслями она была далеко отсюда.
Все то, что терзало ее последние дни, вдруг стало казаться далеким. Конечно же она понимала, что от ночной тоски никуда не деться, но сейчас была счастлива снизошедшему на неё спокойствию. Наконец она испытала то самое ощущение собственной правоты, которое бывает у человека, принявшего правильное решение.

Провожая Винценцо Морини, она ещё раз повторила, что сегодня же напишет душеприказчику своего мужа, и на самом деле не стала откладывать все в долгий ящик. Не потому, что опасалась конфликтов, и даже не ради Паолы, а просто из-за того, что хотела перевернуть эту страницу своей жизни, и сделать все, чтобы больше ничто не напоминало ей о едва несделанной ошибке.


Эпмзод завершен

Отредактировано Лючия Кастеллано (07-02-2017 20:49:05)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Деловой разговор с подтекстом. 17.08.1495. Рим