Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. Aeterna historia » Хочешь добраться до виноватого — ударишь и невинного. 12.05.1495. Рим


Хочешь добраться до виноватого — ударишь и невинного. 12.05.1495. Рим

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

2

За два дня до...

Хрясь! Ветка, хлестко ударившая по лицу, немедленно за это поплатилась.
- Проклятье!
Даниэле громко выругался и отшвырнул сломанный прут в сторону. Он был зол, он был просто в бешенстве, он был готов кого-нибудь убить, и желательно, чтобы это был Ладзаро Франкини.
Никто и никогда не оскорблял Кампана так изощренно, что и придраться вроде бы не к чему, а чувствуешь себя буквально оплеванным.
Может быть, если бы он сомневался в успехе, фиаско не показалось бы таким оглушительным. Не будучи уверен в ответе, он бы сначала прощупал почву и, поняв, чего ждать, прибегнул бы к помощи отца или и вовсе не полез бы в трясину. Но кто ж знал, что выгодный обеим семьям союз вызовет столько нареканий? И каких? По мнению Даниэле - нелепейших. Да, может быть он и не образчик благообразия, только разве это причина? Если бы к алтарю шли только праведники, то вскоре на земле не осталось бы ни одного ребенка, рожденного в браке, а землю утаптывали бы исключительно бастарды.
Возможно, и отказ Франкини не выглядел бы пощечиной, если бы все не происходило в присутствии той, чьей руки и просил Даниэле. Монна Анна явно была не против такого супруга, но методичное перечисление отцом грехов несостоявшегося жениха, похоже, поколебали и ее уверенность.
О том, что было после, Кампана предпочел бы забыть... Ему нужно было сразу развернуться и уйти, но он зачем-то начал отшучиваться и заверять семью Франкини, что лучшие мужья получаются из раскаявшихся грешников. Господи, ну что за черт тянул его за язык? Только уговоров и не хватало.
Справедливости ради, отказ не прозвучал категорически, но слишком уж много выдвигалось условий, что по мнению Даниэле было сродни издевательству.

- У самого-то рыльце в пушку, - возвращаясь домой, бормотал он. - Праведник... Ха! Малютка Элиза, значит, за грех не считается. Разумеется, это по доброте душевной Ладзаро снял куртизанке дом, исключительно для того, чтобы вернуть ее на путь истинный... Интересно, что бы сказали его жена и дочери, если бы об этом узнали? Прямо так и тянет за язык.
Но самому выступать доносчиком не хотелось. Если бы был другой выход... И словно ответ на его молитвы - озарение. Даниэле натянул поводья так резко, что едва не вылетел из седла.
- А вот это неплохая идея, - успокаивая занервничавшего коня, ухмыльнулся он. - Да, честное слово, мысль недурна.
Конечно, следовало еще обдумать детали, но уже было понятно, в каком направлении следует двигаться. Отец упоминал вскользь, что Ладзаро, что на несколько дней уедет, так что это было более чем кстати.
"Жди меня, малышка, завтра или послезавтра я навещу тебя в любовном гнездышке".

Отредактировано Даниэле Кампана (12-01-2017 20:25:24)

3

Для Элизы все еще было внове.
Иногда утром, открывая глаза, она долго лежала, думая, что на самом деле все ей только приснилось и она все еще живет в доме у Рондине.
Еще каких-то два месяца назад она даже думать не могла о том, что скоро все так переменится!

Переговоры Ладзаро с Рондине были быстрыми и легкими. Не прошло и десяти дней, как куртизанка вернулась из непонятной и до сих пор толком неизвестной ей поездки, как Элиза переехала в маленький домик, который снял для нее Ладзаро, и у нее потекла совсем другая жизнь. Днем она занималась обустройством своего - впервые своего, где все можно было устроить по своему вкусу - жилища, покупала ткани, заказывала платья и занималась собой - а о том, что это нужно делать каждый день и очень тщательно, Элиза очень хорошо знала. Франкини не был жаден, и у Элизы появилось много новых вещей и нарядов, о которых раньше она и не мечтала, личная служанка и приходящая кухарка. Конечно, его щедрость не могла сравниться с щедростью какого-нибудь герцога, но Элиза пока не была избалована. Перемена с прошлой жизнью, где у нее не было приличного целиком и полностью своего платья, была такой разительной, что она чувствовала себя королевой. Вечером было по-разному. Несколько раз в неделю приходил Ладзаро, прочие дни она была предоставлена самой себе и могла делать все, что ей вздумается.
Все это было очень интересно.
И чувствовать себя хозяйкой, и принимать вечером мужчину, который давал ей теперь все. Он умел быть нежным, никогда не был грубым и баловал ее. Элизе нравилось угадывать его желания и видеть, что он доволен, и многие ее действия были объяснимы этим. Неизвестно, как расценивал стремление Элизы Ладзаро, но главной причиной этого стремления было желание стать настоящей куртизанкой. Явное удовольствие мужчины было надежным свидетельством того, что у нее все получается.
Ладзаро, казалось, подарил ей много свободы, но было среди общего благоденствия одно, что пока лишь слегка омрачало его - он запретил ей любые встречи с куртизанками. Будучи содержанкой, Элиза вела жизнь матроны, только еще более замкнутую, потому что какая матрона захочет иметь что-нибудь общее с содержанкой, пусть и так невинно выглядящей?

4

Еще позавчера Даниэле не находил себе места от нетерпения - душа требовала немедленного отмщения, а сейчас уже был рад, что все сложилось именно так. Если действовать сгоряча, можно и дров наломать, а так у Кампана было время подготовиться. Он вспомнил все, что об Элизе ему рассказывала Алессина, сопоставил с тем, что ему самому было известно о характере Франкини, и до сих пор зыбкая идея приобрела более четкие очертания. Потратив же вчера несколько часов на наблюдение за домом, Даниэеле еще сильнее утвердился в первоначальном мнении.
Ладзаро Франкини всегда был не просто собственником, вспомнить хотя бы историю с той - как там ее звали? - девицей, для него мир был поделен на черное и белое, при этом если в отношении самого себя он еще допускал другие цвета, то в том, что касалось его близких, был принципиален. По мнению Кампана - едва ли не до глупости. Но это только часть мозаики. Ладзаро не был скуп, но был рачителен, и то, что он снял для куртизанки дом, говорило о многом. Алессина вскользь упоминала, что у Элизы еще не было покровителя, и в начале пути подобный Ладзаро Франкини - отнюдь не самый худший вариант, только при прочих равных не будет ли отдано предпочтение молодости?
- Вот это мы вскоре и узнаем, - взяв в руки дверной молоток, усмехнулся Даниэле.
По его мнению Элизы проигрывала в броскости Алессине - кстати, можно навестить ее на днях, но зато без сомнения выигрывала в свежести. Так что если он все верно рассчитал, его месть окажется вдвойне приятной.

Отредактировано Даниэле Кампана (26-12-2016 13:17:34)

5

Удары дверного молотка, гулко разнесшиеся по маленькому домику и проникшие в его самые потаенные закоулки, застали Элизу на первом этаже, в самой прохладной комнате дома, где она предавалась размышлениям и немного скучала.
Ладзаро уехал на несколько дней, и случилось это только накануне. Сколько это "несколько", Элиза точно не знала, но в любом случае это означало еще не меньше трех-четырех дней в одиночестве. Жизнь любой куртизанки состоит из дней насыщенных и дней, заполненных паузами. Даже Гаттина, казалось, вообще не умеющая оставаться предоставленной самой себе, иногда, помнится, нуждалась в "порожних" днях, когда не происходило решительно ничего. Элиза не видела тут ничего плохого, вот только особенно сильно ощущала желание поговорить с Рондине. У нее накопилась масса вопросов и еще кое-что, требующее совета более опытной женщины, ну и, конечно, хотелось рассказать о своей жизни с подробностями. Не для того чтобы похвастаться, а чтобы Ласточка могла вынести свое суждение или, возможно, заметить какие-нибудь огрехи вчерашней воспитанницы.
Увы, всякие свидания с куртизанками были запрещены, а подумать о том, чтобы сбежать к Рондине тайком, Элиза побаивалась. Служанку нашел Ладзаро. Вдруг она ему докладывает обо всем, что происходит в его отсутствие?
Для того, чтобы стать наперсницей, служанка, кстати, не годилась. Была не сильно старше Элизы, при этом казалась несколько туповатой. Ну какой у нее опыт? Элиза даже в кухарке могла бы больше надеяться найти советчицу, но та быстро продемонстрировала полнейшее презрение к мужской половине человечества.

Услышав стук, Элиза поспешила к двери. Отчасти потому что еще не отвыкла многое делать сама, отчасти из любопытства. Кто может к ней прийти? Разве что Ладзаро вдруг вернулся. Она чуть открыла дверь, увидела оторочку на длинной поле верхнего платья и, уверившись в своей догадке, распахнула дверь полностью.
И изумленно застыла.
Никакого Ладзаро за дверью не оказалось. И оторочка, кстати, тоже была совсем другой. Она с недоумением посмотрела на молодого мужчину. Несколько мгновений - и она вспомнила его. Удерживать в памяти лица мужчин было обязательной наукой.
- Вы? - теперь Элиза удивилась еще сильнее.

6

- Я, - засмеялся в ответ Даниэле. - Позволишь войти?
Он намеренно держался так, словно разговаривал не с содержанкой, которую и видел-то всего пару раз, а просто заглянул с визитом к хорошо знакомой даме.
- Я знаю, что Ладзаро здесь нет, - продолжил он, видя, что Элиза растеряна. - Именно поэтому я и пришел.
Фраза получилась двусмысленной, но Кампана именно этого и добивался. Он прошел вовнутрь и только тогда пояснил свои слова, постаравшись при этом, чтобы его объяснения прозвучали неубедительно. Пусть девушка сама додумает то, о чем он якобы надеялся умолчать.
- Я подумал, что тебе скучно будет тут одной, и как... э-э-э... друг мессера Ладзаро... э-э-э... в общем, я пришел тебя немного развлечь. Ты же не против?
При этом Даниэле держал себя так, что становилось понятно, что он не уйдет при любом ответе хозяйки дома. По крайней мере, в ближайшее время уж точно не собирается.

Отредактировано Даниэле Кампана (12-01-2017 20:24:53)

7

"Вообще-то я очень против", - подумала про себя Элиза.
Визит Даниэле ей совсем не понравился, его намеки - еще больше, а развязность чуть не заставила ее запаниковать. Ладзаро не было в Риме, и тут приходит его молодой приятель и ведет себя, словно заявился в дом, который сам нанял и где может появляться в любой момент, когда ему только заблагорассудится. Она очень пожалела, что так неосмотрительно открыла дверь. Не впускать постороннего мужчину для содержанки не менее естественно, чем для порядочной матроны.
- Мне совсем не было грустно. Я умею развлекать себя сама, - без тени улыбки заявила Элиза, делая несколько шагов назад. - Мессеру Ладзаро не понравится, если вы будете здесь.

8

Даниэле на миг смешался, но тут же весело расхохотался, словно Элиза очень удачно пошутила.
- А мы ему об этом не скажем, - заявил он как о деле решенном. - А что касается развлечений... Поверь, малышка, в твоей жизни будет еще достаточно одиноких вечеров...
Кампана многозначительно замолчал, предоставляя куртизанке самой закончить его фразу. Поведение Элизы немного обескураживало, он ожидал большего радушия. Будь он на самом деле увлечён, то наверняка бы почувствовал себя уязвлённым, а так легко нашёл объяснение этой холодности.
"Конечно, в её глазах я - друг Ладзаро, и она может опасаться того, что я прислан к ней для проверки. Кстати, с него такое и могло бы статься. Любитель чистоты! - Даниэле пренебрежительно хмыкнул. - Лицемер он и больше никто".
- Так что я пришёл скрасить первый из многих, - продолжил он и, тяжело вздохнув, пробормотал будто в сторону. - Это ж надо так сложиться... А я ведь тебя первым заметил.

Отредактировано Даниэле Кампана (12-01-2017 20:27:40)

9

"Гаттина бы точно порадовалась такому повороту", - подумала про себя Элиза и почувствовала некоторое свое превосходство над погибшей подругой. Та не упускала возможности привлечь к себе мужчину, даже если один покровитель у нее был. Если же у нее было уже два, то она бы не растерялась и увидев третьего.
Элиза же была более осторожной и менее легкомысленной. Она не делала и шага, не подумав, как и что, и больше всего боялась "наделать глупостей". Ученица куртизанки, став содержанкой, хорошо помнила, что одной глупости достаточно, чтобы погубить свое будущее. Пережившая убийство старшей подруги и полуголодную зиму, она к тому же научилась не доверять всем и всему без оглядки.
- Мессер Ладзаро меня первым заметил, - с почти детским упрямством  заявила она, даже не потеплев взглядом. - Я хорошо помню тот день в церкви.
Намеки Кампана были слишком прозрачными и недвусмысленными, чтобы сомневаться в их значении. Но это было даже проще: отказывать можно было тоже прямо.
- Я никого не принимаю, мессер. Не устраиваю вечеров и не жду гостей. Больше всего я хочу сейчас остаться одна.
Служанка с любопытством выглянула из-за двери, ведущей в гостиной. За спиной, где была незапертая дверь в кухню, стало вдруг тихо: кухарка, судя по всему, тоже заинтересовалась происходящим в прихожей. Элиза отметила это с удовольствием: у ее отказа есть две свидетельницы. Пусть расскажут Ладзаро, если понадобится.

10

Если бы Даниэле пришел сюда за благосклонностью, то ему бы ничего другого не оставалось, как развернуться и уйти, но его цель была иной, поэтому он про себя чертыхнулся... и остался.
- Ты не можешь этого знать, - возразил он вкрадчиво. - Ты можешь судить только о том, кто первым проявил интерес. Тут не буду спорить, Ладзаро меня опередил.
Он прислонился к стене.
- Глупо скрывать, сначала я обратил внимание на Алессину, а когда понял, что мне понравилась ты, было уже поздно.
В голосе Кампана звучало сожаление, немного наигранное, но искреннее в том, что он не сразу догадался об отношении несостоявшегося тестя к юной куртизанке. Знал бы, принял бы меры заранее.
- Жаль, что ты мне не веришь, - произнес со вздохом и с неприятным ощущением, что переигрывает. - Ты подумай сама, зачем бы иначе я к тебе пришел?

11

Вопрос попал в цель. Элиза не знала тонкостей взаимоотношений Ладзаро и Даниэле. Ей никто не рассказывал, не делился, не откровенничал. Для нее они были друзьями или хотя бы приятелями, поэтому желание отомстить за что-нибудь было бы последним, что пришло ей в голову. А вот симпатия... почему бы и нет? Ее только смущала грубость - может, не совсем настоящая, но все-таки проявляющаяся в вольности, откровенности и небрежности, с которой Кампана решился ей заявить о своей "симпатии". Может, куртизанка и должна быть готовой к тому, что с ней не будут церемониться, но бесцеремонность говорила о многом - например, что интерес Даниэле скорее груб и недолог.
Все это не делало его слишком привлекательным, а Элиза, всего каких-то две недели переехавшая под опеку Ладзаро, еще слишком была "настроена" на своего покровителя и радовалась всему новому, чтобы заскучать и броситься в любое, даже самое завалящее приключение, которым, конечно, только и могла бы стать интрижка с Даниэле.
- Наверное, вы знаете, если говорите, - согласилась она там, где согласиться было легко. - Только все равно это ничего не меняет. Совсем ничего.

12

"Посмотрим", - подумал про себя Кампана.
Он был уверен, что правильно понимает причину сомнений Элизы, и в общем-то был бы согласен с ее решением, не касайся оно его самого, вернее, плана его мести Ладзаро.
Холодность, которую куртизанка ему демонстрировала, не более чем осторожность, понятная для женщины, живущей с продажи самой себя. Конечно же, ей страшно потерять покровителя, ничего не приобретя взамен. Но будь у нее выбор... Даниэле усмехнулся - будь у нее выбор, она бы предпочла молодого и щедрого любовника старому и скуповатому. Ладзаро был весьма умерен в тратах, достаточно только посмотреть на этот дом, где он поселил девушку. Это сейчас ей кажется раем земным, а пройдет совсем немного времени и она научится сравнивать. Жаль только, что времени-то как раз у Даниэле было не так уж и много - терпение никогда не было его добродетелью.

- Это ты так думаешь, - произнес он, вставая.
Его покоробило мелькнувшее по лицу Элизы облегчение. Ничего, пройдет время, и она будет смотреть на него совсем с другим выражением. Пока же лучше отступить и дать ей время, чтобы подумать.
- Достаточно одного твоего слова и все изменится, - произнес он с порога и, не оглядываясь, будто боясь, что прощальный взгляд вынудит его остаться, направился к выходу.

Отредактировано Даниэле Кампана (19-01-2017 17:09:45)

13

Если бы Даниэле все-таки остановился и обернулся, то, скорее всего, у него бы прибавилось оптимизма в отношении сегодняшнего визита. Элиза, только что испытавшая невероятное облегчение, что пугающий разговор наконец заканчивается, вдруг поняла, что тронута. Безыскусное и, в общем, не слишком блещущее оригинальностью обещание произвело определенный эффект. Элизе стало очень приятно. Она потом целый вечер вспоминала последние слова Кампана и улыбалась от удовольствия. В этот день, как ей показалось, она поднялась еще на одну ступеньку по лестнице, ведущей в запредельные выси.
"Достаточно одного твоего слова..." - повторяла она тихонько с разными интонациями, и в животе начинало бурлить от волнения.
Впрочем, все это для Даниэле не имело никаких приятных последствий. Как уже говорилось, Элиза была очень осторожной девушкой, и это было важнее, чем ее неискушенность, определенная доверчивость и даже тщеславие. Когда молодой человек пришел на следующий день, ему никто не открыл дверь. То же самое повторилось на третий день и четвертый. А потом вернулся Ладзаро. Элиза думала, рассказать ли ему о визите, и решила, что да, но как-то не получилось, и пришлось рассказ отложить.
Теперь, когда ее покровитель был в Риме, она была уверена, что Даниэле больше не появится, и даже вышла из дома. В лавке рядом, как ей передала слова торговца служанка, появились новые венецианские кружева.

14

Чувства Даниэле были прямо противоположными тем, которые приписывала ему Элиза, вернее, которые он сам себе приписывал, и если несколько дней назад его злость была направлена только на Ладзаро, то теперь недобрых слов удостоилась и его любовница.
Стоять перед закрытой дверью - то еще удовольствие, и тем более стоять и знать, что, возможно, через щели ставен за ним подглядывает хозяйка дома и уж точно наблюдают привлеченные настойчивым стуком дверного молотка соседи.

Когда же вернулся из поездки Франкини, путь к куртизанке и вовсе оказался закрыт. Пару дней Кампана ждал, не явится ли к нему Ладзаро с претензиями, но похоже, что Элиза не рассказала покровителю о визитах его друга, и Даниэле вновь воспрял духом. Молчание - хороший признак. Значит, она не так уж уверена в себе, как говорила или хотела показать.

Следующим шагом Даниэле стал банальный подкуп - он подловил служанку и, напев ей ту же историю о внезапном чувстве, сумел склонить девицу на свою сторону, не без помощи денег, разумеется, но и красноречия тоже. Узнав, что Элиза собирается в лавку, и похвалив сметливую девушку словесно и материально - на венецианские кружева, может, и не хватит, но вполне достойно, он отправился на прогулку.

Ждать пришлось недолго. Про себя Кампана посмеивался, что будто и на самом деле влюбленный походку узнает Элизы издалека. Он дал куртизанке войти в лавку и зашел следом.

Отредактировано Даниэле Кампана (20-01-2017 13:53:50)

15

Уходить далеко от дома в одиночестве Элизе было теперь нельзя, потому что она вела уже почти-жизнь-порядочной-женщины. Зато это "почти" позволяло ей уходить без служанки хотя бы недалеко. Лавка торговца была в каких-то нескольких десятках шагов, но и эта прогулка была для Элизы возможностью выйти в мир, оглядеться и не слышать рядом тяжелого сопения служанки.
В лавке она тоже намеревалась задержаться хотя бы для того, чтобы продлить прогулку. И еще можно было поболтать со служанкой торговца. Она была не такой грубой, как ее собственная, и не чуралась содержанки, как многие порядочные женщины. Рассматривая выложенные на стол кружева, Элиза полностью погрузилась в сложное и приятное состояние выбора, и все-таки почувствовала на себе чей-то взгляд. Обернувшись, она была неприятно удивлена, увидев Даниэле. Не придумав ничего лучше, она просто отвернулась, сделав вид, что не увидела ничего для себя интересного.
"Может быть, это случайная встреча," - подумала она про себя, не сильно надеясь на то, что это так.

16

Кровь бросилась в лицо. Да кем она себя возомнила? Таких, как она, полно на улицах Рима. Продажная девица, а ведет себя, словно благородная матрона. Правда, ни одна бы уважающая себя римлянка не вышла бы на улицу без сопровождения служанки. Этот промах, и отличающий содержанку от обычных женщин, был очень на руку Даниэле, потому он решил сделать вид, что поверил Элизе в ее невнимательности. В конце концов, со света в лавке и в самом деле темновато.
- Тебе что-нибудь понравилось?
Он незаметно подошел со спины и приобнял Элизу за талию.
- Что тебе понравилось? - спросил в самое ухо, а сам глядя больше на оживившегося торговца, чем на собеседницу.
Тот сразу увидел в мужчине настоящего покупателя, а не просто зеваку, и резво пододвинул к Элизе тот товар, до которого ей пришлось бы далеко тянуться. Опыт подсказывал лавочнику, что на этом пока и следовало остановится, потому он отошел немного в сторону, готовый, впрочем, в любой момент начать убеждать и уговаривать.

Отредактировано Даниэле Кампана (23-01-2017 15:16:24)

17

Ход Даниэле был настолько же наглым, насколько и действенным. Элиза поняла, что попалась в ловушку, и это ужасно, хотя ей было не в чем упрекнуть себя - ни в легкомыслии, ни в доверчивости. Только если в непредусмотрительности, но она и подумать не могла, что теперь ей долго нельзя выходить из дома одной даже в соседний дом к торговцу кружевами. Рука Кампана прочно обосновалась на ее талии, а Элиза не могла ничего с этим сделать. Не ругать же его и не бороться? Она подняла глаза и встретилась взглядом с торговцем. Для того все было прозрачно. Подними она шум, ничьи симпатии не будут на ее стороне, еще и привлечет к себе внимание. Элиза не знала точно, что делать, но знала, чего делать точно нельзя.
- Пожалуй, мне нравятся эти и эти, - после легкого замешательства и недолгого колебания (хорошо, что ее сомнения выглядели сейчас естественно), показала Элиза. - Не знаю, что выбрать.
На лице торговца отразилось понимание: девица ожидает, что этот богатый по виду молодой человек не станет скупиться.

18

Кампана обменялся с торговцем взглядами; для лавочника все было ясно, как день, и он коротким подмигиванием выразил находчивой куртизанке свое восхищение, а Даниэле едва скрывал самодовольную усмешку - на поверку Элиза оказалась такой же, как и все другие. Верность продажной девицы бывает разной, но в любом случае она имеет свою цену. Возможно, Элиза еще не осознавала, но она уже сделала первый шаг, отделяющий ее от Ладзаро.
- Тогда мы берем и эти, и те.
Даниэле не успел еще договорить, а торговец уже сноровисто сворачивал выбранные кружева, при этом незаметно пододвигая и ранее отвергнутые - кто знает, может у этой девицы не только хороший вкус, но и недурные аппетиты.
- Мне приятно сделать тебе подарок, не отказывай мне в этом.
Сейчас он испытывал возбуждение, не имеющие под собой ничего чувственного, но выглядевшее таковым. Рука Даниэле по-прежнему лежала на талии, но теперь уже как-то почти по-хозяйски. Сделан лишь первый шаг, но он оказался верным. Впрочем, можно было и раньше догадаться, что нужно было убеждать Элизу не словами. В некотором роде он, подобно Ладзаро, попался на обманчиво невинный вид и едва не забыл, что она - обычная шлюха, а шлюхи падки на подарки.

Отредактировано Даниэле Кампана (25-01-2017 14:03:02)

19

Элиза чувствовала себя так, что с радостью бы провалилась сквозь землю, если бы это было возможно. Увы, пол в лавке был твердым и нерушимым, а Даниэле надежно держал руку на ее талии, чтобы она не вздумала вдруг сбежать. Элизе не хватало своего опыта, но тут было достаточно и опыта подруг, чтобы понять: слишком навязчивого мужчину, если его не убедили слова, сказанные несколько раз, убедит только что-нибудь гораздо более серьезное. Соглашаться она и не думала. Слишком недавно она перебралась под крыло Ладзаро, слишком была еще благодарна и не чувствовала себя уверенно, чтобы так просто с легкостью решить заменить его. И еще настойчивое ухаживание Даниэле казалось ей каким-то подозрительным и ненастоящим. С чего вдруг такая одержимость, если до этого он никогда не проявлял никакого интереса, хотя раньше возможностей у него было более чем достаточно? Элиза не знала, чем объяснить его поведение, и от этого было особенно неприятно. Может, и простой каприз, но такая причина не успокаивала.
"Надо что-нибудь придумать", - кружилось в голове. Но что же? Сначала избавиться от присутствия Кампана.
- Это очень хороший подарок, - тем не менее сказала Элиза, забирая у торговца кружева и крепко прижимая их к груди.
Они с Даниэле отошли к двери.
- И еще они - очень убедительный довод, - добавила начинающая содержанка, опуская глаза и силясь подавить улыбку, вызванную собственной неискренностью. - Очень убедительный. Приходите завтра после полудня.

20

Довольный лавочник смотрел им вслед - завысив стоимость почти что вдвое, он получил и двойную выгоду. Любому торговцу хорошо известно - нет лучшего покупателя, чем мужчина, желающий произвести впечатление на женщину, такие никогда не торгуются, и если их может что-то отпугнуть, так как раз наоброт - не высокая, а низкая цена.

Доволен остался и Кампана. Элиза обошлась ему куда дешевле, чем он мог бы надеяться. Если бы Даниэле не был так зол на Ладзаро, то, наверное, ему бы посочувствовал. Это ж надо так обмануться! Ладзаро Франкини так долго искал невинность и верность, насколько только такое возможно в среде, куртизанок, а нашел обычную продажную любовь. Кто больше заплатит, тот и владеет. Хотя... Даниэле про себя усмехнулся - кто знает, может и зря он так плохо думает об Элизе, может та и не думает бросать своего покровителя, а всего лишь нашла себе еще один приятный приработок.
- Завтра ты мне покажешь, насколько это убедительно, и если убедительной будешь ты, то вскоре узнаешь, насколько весомыми могут быть любые мои доводы.
Желая закрепить успех, Даниэле несколько сбился с тона влюбленного, но быстро исправился.
- Я приду ровно в полдень, - пообещал насколько только мог проникновенно и с удовольствием повторил. - В полдень. Жди.

Отредактировано Даниэле Кампана (27-01-2017 22:32:21)


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. Aeterna historia » Хочешь добраться до виноватого — ударишь и невинного. 12.05.1495. Рим