Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Вдохновенная ложь найдет своего слушателя. 11.07.1495. Рим


Вдохновенная ложь найдет своего слушателя. 11.07.1495. Рим

Сообщений 21 страница 32 из 32

1

21

В ответ герцог Бассанелло лишь кисло улыбнулся. Его участие в кампании свелось к унылому ожиданию в арьергарде, а потому в Рим он вернулся не торжественно, увенчанным лаврами героем, достойным славного имени своих предков, а вновь всего лишь мужем Джулии Фарнезе, тихо и неприметно.

- Увы, всю славу в победе над французами пришлось отдать дурной болезни, а не силе нашего оружия, - он окинул взглядом собеседников кузена и приглашающим жестом указал на свой стол. - Присоединяйся, Лучано. Таких историй, что тебе здесь поведали, я, конечно, не знаю, но зато ты всегда в курсе всех новостей, а я только-только въехал в Рим.

Род Орсини был столь велик, что молодому кондотьеру не всегда было легко вспомнить, кто кому кем приходится среди причислявших себя к потомкам Орсо Старого. С Лучано они виделись нечасто, но сейчас Орсино был искренне рад ему. Он знал о предательстве Вирджинио и его сыновей, и не уставал дивиться, как Провидение вовремя отвело его от неразумного поступка, когда он готов был примкнуть к взбунтовавшимся против понтифика родственникам. И всё же в душе он досадовал на случившееся, и потому спешил выразить свои приятельские чувства ещё одному отпрыску могущественной баронской фамилии.

- Да и вообще стал настоящим провинциалом, - герцог сделал знак трактирщику, немедленно засуетившемуся с кувшинами и чистыми стаканами. - Сколько я здесь не был?.. Три с половиной года, не меньше.

Именно столько времени минуло со дня крестин маленькой Лауры, когда ему пришлось присутствовать на таинстве и последующем праздненстве, где ни у одного из гостей не оставалось сомнений, что к девочке Орсино Орсини не имеет никакого отношения.

22

- Да, за три года здесь много чего случилось, - хмыкнул Лучано.
Он кивнул пробегающему мальчишке, чтобы тот перенес его тарелку и кружку, и подсел к родственнику. Торопился, чтобы как-нибудь не прозвучало имя баронов Орсини: кто его знает, что и как решит сказать Орсо. Потом еще помолчал, ожидая, когда принесут еду и выпивку и как будто собираясь с мыслями. На самом деле ждал, когда, привлеченные короткой сценой встречи, посетители решат, что ничего для них интересного нет, и отвернутся от обоих Орсини.
- А новости есть и интересные.
Лучано относился к Орсо двойственно. Одно отношение было семейным. Для него Орсо был не умеющим поставить на своем даже в отношениях с женой неудачником, и тут Лучано чуть презирал родственника. Покорно сносить рогатость, да еще если рога тебе наставляет Борджиа! Каталан-выскочка, и при том старше в три раза! С другой стороны, Орсо был Орсини. И вот тут Лучано готов был вздернуть любого, кто бы попытался сказать прилюдно, что с его кузеном что-то не так.
- В Риме ходят разные слухи. Говорят, каталаны спелись с дьяволом, - Лучано снова хмыкнул, показывая пренебрежительное отношения к глупой болтовне. А что тебя именно теперь привело в Рим? На твоем месте я бы сейчас никому не говорил о родне со стороны матушки. Двоих каталан уже зарезали.

23

- Что ты хочешь сказать? - свежие слухи до него пока что не добрались, но в памяти всплыли смутные рассказы о погромах, учинённых в Риме и окрестностях после кончины Калликста III. - Что они натворили?

Ужас, сквозивший в рассказах няньки, передался и маленькому Орсино, но касался он не страшных дел выходцев из Испании, а безумия и ярости, с которой римляне расправлялись с чужестранцами. В их доме на Монтеджордано всегда привечали родню мадонны Адрианы, а нынешний герцог Бассанелло свободно владел каталанским, и потому неприязни к соотечественникам понтифика, будучи наполовину одним из них, он испытывать никак не мог. Оттого слова кузена заставили его заметно напрячься.

- Опять низкосортные байки?

24

- Байки, конечно, - согласился Лучано.
С тем, что они низкосортные, он согласиться никак не мог. Наоборот, гордился ими. Не каждому бы удалось пустить тревожные слухи и подвигнуть людей на скрытое недовольство в те времена, когда они менее всего к нему были расположены. Между тем, посеянные Лучано семена давали полноценные всходы и не гнили на корню. Нет, это была ложь самого высокого уровня, но своей гордостью несчастному Лучано было не с кем поделиться.
- Да вот говорят, что травят фонтаны, служат черные мессы, обращаются псами да приносят жертвы. Пару человек римляне уже отправили на тот свет. Еще сколько-то побили.
Лучано говорил пренебрежительно и старательно не показывал лишний интерес. Демонстрировать сильную осведомленность было не к чему.

25

Орсино спешно перекрестился. Убийства были не в новинку для Рима, и не ему, кондотьеру, удивляться ещё одной прерванной человеческой жизни. Однако обстоятельства, при которых души отправлялись в Чистилище или прямиком в Рай или Ад, разнились, и то, что поведал Лучано, было из ряда вон выходящим.

- И ты в это веришь? - в голосе герцога Бассанелло слышалось сомнение, но уже не в том, что перечисленные кузеном непотребства имели место, а в непричастности к ним близких ему по крови чужестранцев. - И что префект, он взялся за расследование?

В это время трактирщик принёс только что снятого с вертела поросёнка, сочного, источавшего отменный аромат с запахом приправ и соуса, секрет которого повар-грек никому не рассказывал. Петров пост минул, и теперь посетители жадно расхватывали мясо и птицу, оставляя на столах монеты тем охотнее, чем больше старался молчаливый выходец из Фессалоник.

26

- Верю? - Лучано изумленно поднял брови и расхохотался. - Разумеется, не верю. Я - нет!
"Как виновник всех этих из ряда вон выходящих событий", - добавил про себя Лучано. - "Я их создатель и не верю в них. Интересно, может, и сам Творец не очень-то верит в созданный им мир?"
- Я знаю, что в мире есть ведьмы и колдуны, что случаются и странности. Но каждый раз, когда мне в них тыкают, я начинаю сильно сомневаться. Но, видишь ли, до моей веры нет никому никакого дела. До твоей, кстати, тоже. Понятия не имею, что там думает префект. Я, как ты, наверное, догадываешься, не очень-то вхож в те двери, за которыми решаются вопросы расследований. Хотя не прочь бы был узнать. Может, ты в этом преуспеешь лучше?

27

- Я? - удивился Орсино. Другой хотя бы сделал вид, что, будучи сыном ближайшей конфидентки понтифика, имеет доступ ко многим секретам сильных мира сего, но только не он. На душе было до того паршиво, что не хотелось даже притворяться, да и ложь из его уст выходила на редкость неумело и нелепо. - Лучано, кто мне что скажет. Я столько времени не был здесь, да и сейчас вряд ли надолго задержусь в Риме.

Он задумчиво ковырнул ножом бок поросёнка, отрезал небольшой кусок и положил на тарелку, под завистливый взгляд Пьетро, благоразумно занявшего соседний стол, когда хозяйский кузен присоединился к герцогу.

- Что здесь вообще происходит? Помимо ловли каталан-чернокнижников, - даже сейчас он не решился задать главный вопрос, интересовавший его более всего. Из писем матери и редких друзей он знал только, что мадонна Адриана по-прежнему оставалась доверенным лицом своего тиароносного родственника, тогда как Джулия безраздельно царила в его постели. Две ближайшие женщины в жизни Орсино, чьи поступки он воспринимал как самое большое предательство. - И что с нашим преосвященнейшим дядюшкой? Он всё так же отсиживается в Браччиано?

28

- Дядюшка в Браччиано, - кивнул Лучано. - Думает о несправедливости жизни и неблагодарности некоторых каталан.
Кардинал Орсини в его кратком отчете предстал человеком, не желающим теперь действовать, но тайна задумки Орсини была тайной небольшого количества человек, не желающих свой круг расширять. Зато идея попробовать сделать Орсо проводником настроений, терзающих теперь Ватикан, показалась Лучано забавной.
- А больше я ничего не знаю, я же говорю. Кто мне расскажет? Я вообще стараюсь теперь не показываться слишком часто в Риме. Тут много человек, которые хотят от меня денег. А ты же знаешь, как у меня бывает. На этот год они уже закончились, а дядюшка отказывается помочь. Мутно все... - Лучано задумчиво отправил в рот голубиное крыло, причем прямо с костями, и захрустел.
Некоторое время он задумчиво пережевывал закуску.
- А если ты хочешь что-нибудь узнать, то тебе лучше прямиком к твоей матушке. Вот кто уж точно знает все!

29

К матушке... Легко сказать! Видеться с родительницей Орсо было, конечно, легче, чем с женой, но ненамного. Да и что расскажет ему мадонна Адриана? Сколько он себя помнил, в семейные тайны его не посвящали, отчего в кругу родственников он чувствовал себя ребёнком.

- Пока не знаю, когда увижусь с ней. Она живёт в замке, а я отправляюсь к себе, на Монтеджордано.

Вид с аппетитом уплетающего птицу кузена вдруг напомнил Орсино, что он с самого утра ничего не ел.

- Если тебе нужны деньги, то я с удовольствием помогу, - горячий свиной бок приятно таял во рту, на время отвлекая молодого герцога от печальных мыслей. - Мы, Орсини, должны держать вместе.

Раз святой отец щедро платит ему за рогатость, то почему бы не пустить папские дукаты на благое дело. В конце концов, подумал Орсо, может, этот его родственник своим обществом избавит его от угнетающего чувства одиночества и беспомощности.

30

Деньги Лучано были нужны всегда. А если и не нужны, то он все равно от них не отказывался. Принципов у него было мало, и честность и нелюбовь оказываться должником к ним явно не относились.
- Да нужно тут немного, - как будто смущаясь (впрочем, несильно), признался он. - Чтобы расплатиться с одним самым старым и неприятным долгом. Я тебе потом скажу.
Сумму он решил озвучить чуть позже, когда станет понятно, на что сегодняшний Орсо согласен.
- Может, приютишь меня тогда  у себя на пару деньков? Я бы не отказался. Франческа с ее коровьим взглядом уже замучила.
Жену Лучано не то чтобы не любил, но предпочитал это делать на расстоянии.
- И послушай меня, сходи к матери. Так мы хотя бы что-нибудь узнаем. Или ты даешь этому развратнику отнять у тебя не только жену, но и матушку?

Отредактировано Лучано Орсини (13-08-2016 12:32:02)

31

Кусок почти застрял в горле у Орсо, и пришлось спешно запить его несколькими жадными глотками.

"Этому развратнику" даже не приходилось стараться отнимать у него мать. Кажется, ей и самой было в радость считаться ближайшей помощницей своего родственника, исполнять его поручения и всегда и во всех начинаниях занимать его сторону. Даже в деле обмана родного сына.

- Я подумаю. Может, завтра навещу её. Не знаю, - буркнул он, отставляя в сторону глиняный стакан. Несчастная посудина глухо стукнула о столешницу, тогда как главный рогоносец Ватикана принялся разделывать поросёнка, да так свирепо, словно вырезал мясо с тела своего обидчика. - А что до твоего переезда, то буду только рад. Перебирайся ко мне, конечно. Правда, мне сказали, что в палаццо остановился Хуан... Странно, что не у своего отца... Так что, если присутствие Борджиа тебя не смущает, поедем на Монтеджордано вместе.

Про себя же Орсино позавидовал кузену. В долгах он или нет, но никто не считал Лучано посмешищем. Вряд ли его супруга тешилась в постели с каким-нибудь престарелым церковником. Что за несправедливость всё-таки! В Риме было столько женщин, готовых отдаться понтифику, и мужей, согласных подложить своих благоверных в Апостольскую опочивальню, в обмен на золотой дождь, а выбор его тиароносного крестного отца пал именно на Джулию!

Отредактировано Орсино Орсини (13-08-2016 13:35:08)

32

- Хуан? - воскликнул Лучано.
Хорошо, что ему хватило выдержки сделать вид, что удивление было не сильно приятным, потому что на самом деле он был как раз весьма доволен таким оборотом дела. Зачем ему тогда откровения матушки Орсо, если под боком окажется сам герцог Гандии? Лучано подозревал, что тот не испытывает к нему никаких дружеских чувств, да и сам относился к нему далеко не как к приятелю, но все это было ерундой, если есть возможность стать собутыльниками. А там глядишь, можно и узнать, как в апостольской опочивальне относятся к волнениям в Риме и что задумали сделать в ответ. Такое знание явно не будет лишним.
- Дом у тебя не очень маленький, - осклабился Лучано, и можно было подумать, что он напрягся, но потом успокоился. - С доном Хуаном можно и не встретиться, хоть живи рядом пару месяцев. Но вообще для него странный выбор. Видимо, предпочитает одиночество... или отсутствие соглядатаев? В чем-то я его понимаю.
Лучано весело болтал, но исподволь наблюдал за родственником. Орсо был хмур, невесел и как будто не в своей тарелке. Впрочем, в жизни его была одна нерешенная задача, которая может отравить жизнь. Сам Лучано не хотел бы оказаться на его месте. Уж лучше бегать от долгов, чем славиться главным рогоносцем в Риме и за его пределами. Лучано даже преисполнился сочувствием, насколько для него это вообще было возможно.
- Да, навести мадонну Адриану. Может, есть какие-нибудь неожиданные новости. Например, с возрастом изменились вкусы его святейшества. Или возможности, - он глумливо хмыкнул. - Или еще что... Знаешь, Орсо, иногда все очень быстро становится не таким, как вчера. Так что твоя... трудность тоже временная. Посмотрим. Может, чего и придумается.


Эпизод завершен


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Вдохновенная ложь найдет своего слушателя. 11.07.1495. Рим