Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum caelorum » Женщины и власть. 14.08.1495


Женщины и власть. 14.08.1495

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

2

Судьба играет с нами в странные игры.
Оттавиано Риарио открыл для себя истину: любовь случается и с первого взгляда. Случается, и захватывает нас целиком. Вот уже четыре дня он ходил сам не свой, и дело было не в матери и ее молодом муже.
Дело было в Виолетте Коломбо.
В ее волнующей груди, в ее огненном взгляде и алых губах. Во всем том, что Оттавиано видел в других, но не замечал, и что вдруг ослепило его именно в этой девушке  - дочери одного из гостей замка. Благородной девице с приличной чередой знатных предков. Он искал возможность поговорить с Виолеттой, сам не зная, что может ей сказать. Мог думать только о ней…
Судьба, говорят, благоволит к храбрым. Оттавиано мнил себя храбрым. Через сводного брата он передал записку служанке Виолетты, а та уже клялась доставить ее госпоже, и теперь метался по галерее, ожидая – придет или не придет.
Казалось бы, ну что такого, если даже не придет? Он – граф Форли и Имолы.
Но граф Форли и Имолы волновался, как монашек перед причастием. С той разницей, что помыслы его далеки были от святости.

3

Ее труды не пропали даром. Если бы Виолетта не думала, что может этим удивить служанку, она бы запрыгала и захлопала в ладоши. Конечно, это - только начало и совсем необязательно, что и дальше все пойдет также гладко, но ведь сколько девиц строили глазки Его светлости, и ни одна пока не достигла успеха.
- Или все же я не первая? Вдруг все дело лишь в том, что успех был кратковременным?
О том, что мужчины - существа коварные и, добившись своего, теряют всяческий интерес, Виолетта знала твердо. Знала и от матери, очень трепетно относящейся к добродетели дочери, и из подслушанных разговоров - разговоров, что сразу стихали, стоило Летте появиться в комнате. И такая таинственность означала, что еще одна девушка, доверившись мужчине и поверив в его обещания, попала в беду.
- Нет, я не такая глупышка, чтобы терять голову, - Виолетта присела перед воображаемым графом и продолжила диалог уже с ним. - Ах нет, Ваша светлость, я не из таких.
На самом деле Виолетте пока еще никто не делал двусмысленных предложений и все поползновения Оттавиано Риарио существовали только в ее собственном воображении - или, вернее сказать, в мечтах - однако принесенная служанкой записка доказывала, что не так уж высоко те облака, в которых несколько последних дней витала Летта.

С видом, словно она просто прогуливается, а галерея самое подходящее для этого место, Виолетта пошла навстречу своей судьбе. Именно судьбе, пусть даже молодой граф Форли и Имолы этого пока и не подозревал.

Отредактировано Виолетта Коломбо (17-09-2018 12:26:45)

4

Не то, чтобы Оттавиано сомневался в том, что его записка будет воспринята благосклонно, но все же сердце его тревожно и сладко забилось, когда мелькнула в галерее медноволосая  девичья головка. Вот бы Сципионе посмеялся сейчас над волнением своего сводного брата – сколько раз они клялись, опустошив пару кубков с вином, что ни одна красотка не затронет их сердце. Зато чресла пусть затрагивают сколько угодно, это добро пожаловать.

Но Сципионе тут не было и не перед кем было играть пустой бравадой, хотя сын Тигрицы и старался казаться взрослым и многоопытным, как и полагается графу Форли и Имолы.
Нет ничего плохого в том, чтобы испытать на прочность невинность девицы... И все же кровь прихлынула к еще по-мальчишески круглым и гладким щекам, когда он подошел к Виолетте Коломбо.
Эта молочно-белая кожа, свойственная рыжим... Может быть, девушка и не была красавицей из красавиц, но она точно была самой соблазнительной из всех правнучек Евы. Во всяком случае, для Оттавиано Риарио.

- Вы пришли, я счастлив, - многозначительно проговорил он, взглянув в глаза Виолетты.
Сердце сладко пело, но при этом юноша расчетливо прикидывал, сколько времени ему потребуется, чтобы уломать рыжеволосую прелесть и уговорить посмотреть новые занавеси в его опочивальне.
Сердце хотело, чтобы эта связь не оказалась подобной всем прочим, с податливыми горожанками, привечающими сыночка графини Катерины, разум подсказывал, как хорошо будет похвалиться этой победой перед Сципионе... Такова двойственность человеческой натуры.

И Оттавиано пошел на штурм.
- С тех пор, как я вас увидел, ваш прекрасный облик преследует меня днем и ночью, - задушевно шепнул он, оглядываясь – нет ли у их свидания лишних свидетелей.
Оглядываться вошло в его привычку в последнее время.
Оттавиано плохо спал, ему то и дело снились тени, которые подкрадываются к его постели, чтобы убить по приказу матери. Один раз он даже рассмотрел лицо тени – это был Лука Барбато, как был уверен Оттавиано – убитый. А видеть во сне мертвеца – дурная примета.

5

Все происходило в точности, как в ее мечтах, однако несмотря на свою юный возраст, Летта твердо знала, чего она хочет. Если бы она не сомневалась в том, что покладистость принесет ей желанное колечко, то не стала бы долго привередничать, но она-то была уверена в обратном, поэтому воспользовалась многовековым и почти всегда безотказным женским оружием.
- Ваша светлость, вы не должны так говорить! - воскликнула она, ухитряясь при этом и выразить свои эмоции, и сделать это так, чтобы эхо не отразило ее звонкий голос. - Как можно?
Она отошла на шажок назад и сделала реверанс, вроде бы как опомнившись, что говорит не с кем-нибудь, а с графом, на самом же деле для того, чтобы ничто не помешало Оттавиано оценить не только блеск ее глаз.
- А я не должна вас слушать, - прошептала она, внимательно разглядывая носки ботинок Оттавиано.
Сейчас Виолетта решала сложную задачку - как бы так повести разговор, чтобы одновременно дать понять молодому графу, что она польщена его вниманием и все же смущена его прямотой. Иными словами, как удержать его в рамках и в то же время не дать мужскому интересу угаснуть.
Она глубоко вздохнула и, заметив, что этот маневр не остался незамеченным, еще ниже присела в реверансе.

Отредактировано Виолетта Коломбо (18-09-2018 11:36:52)

6

- Ну отчего же?
Оттавиано, считавший, что покладистыми и доступными должны быть только шлюхи и служанки, а девушке благородного происхождения не грех и поиграть в неприступность, охотно поддержал игру в «охотника» - «добычу». Не зная, за молодостью лет, как часто в таких играх меняются роли.

- Отчего же я не должен говорить и почему вы не должны меня слушать? Разве мы говорим что-то дурное? Разве есть что-то греховное в том, чтобы восхищаться вашей красотой, ведь она дана вам свыше?
Молодой Риарио заметил все – и вздохи, и то, как соблазнительно мелькнула грудь в вырезе платья, когда Виолетта Коломбо присела в реверансе. И расшифровал это самым благоприятным для себя образом.
Рыжеволосая красавица не прочь, но блюдет девичью честь.

- Не прогуляетесь со мной... по галерее, монна Виолетта?
Наверное, предлагать прогуляться до спальни рано. Оттавиано не хотел вспугнуть добычу излишней настойчивостью. Обычно такая куртуазность была ему не свойственна, но отчего-то сыну Тигрицы казалось, что Виолетта особенная, а значит с ней все должно быть по-особенному.

7

- Только если вы будете восхищаться моей красотой так же, как и любуетесь картинами - в рамках, - лукаво улыбаясь, ответила Виолетта.
Оказывается, это очень сложно - привлекать и одновременно не подпускать ближе, не охлаждать пыл, но и не выглядеть доступно.
Явный мужской интерес пока играл ей на руку, однако отказывать графу в его желаниях следовало хоть и аккуратно, но твердо... оставляя, впрочем, надежду на будущее.
- Вы так часто бываете задумчивы, - начала она разговор, как Отче Наш зная, что самой интересной темой для разговоров с мужчиной является он сам. - У вас столько забот!
"Какую же чушь я несу... Но ведь не можем же мы идти в молчании. Интересно, а он думает меня поцеловать и правильно ли будет дать графу пощечину или достаточно просто оскорбиться?".

Отредактировано Виолетта Коломбо (20-09-2018 17:23:14)

8

Вот как? Прекрасная Виолетта, значит, смотрит на него, раз заметила его задумчивость? Оттавиано приосанился и почувствовал себя польщённым. И вниманием девушки и тем, как она истолковала его задумчивость. О, да, конечно у него много забот, как же иначе? Правда, спроси у него монна Виолетта, какие именно заботы так омрачают его чело, сын тигрицы не смог бы точно ответить.  Его мать по-прежнему была регентом, а значит, все дела шли через ее руки. Ему оставались охота, развлечения, занятия – если у него было желание заниматься, и до недавнего времени Оттавиано это устраивало, пока до него не дошло очевидное: мать просто его устранила от всех важных дел. Вернее, он сам себя устранил, а она ничего не сделала для того, чтобы заставить сына научиться самому важному – управлять своим наследством.
Впрочем, Оттавиано считал, что он справится и с этим. Не велико искусство, главное – держать возле себя преданных и умных советников.
- Вы так же жестоки, как прекрасны, - вздохнул он, подводя Виолетту Коломбо к стрельчатому окну. – Картины, какими бы искусными они ни были, не вызывают в нас желания ими обладать. Они холодны. Ваша же красота горячит кровь. Неужели в вас нет милосердия к тому, кто так влюблён в вас… и так одинок…
Как говорил Сципионе, знающий толк в женщинах, доброта и добродетель – не одного поля ягоды…
Оттавиано взял руку Виолетты, приник губами к запястью, туда, где билась голубая жилка, и честное слово, кожа рыжеволосой красавицы была белее снега и свежее майского утра.

9

«От такого милосердия родятся дети», - хотела ответить Виолетта, но, разумеется, промолчала. Благонравной девушке не следует знать такие подробности, она должна пребывать в неведении или хотя бы не показывать, что не пребывает.
- Ваша светлость, вы же обещали! - вскричала она, без малейших угрызений совести покривив при этом душой, ведь Оттавиано ни словом о том не обмолвился. - Разве так можно?
Она даже притопнула будто вне себя возмущения, но тут же лукаво улыбнулась.
- Разве можно так? - переспросила уже совсем с другой интонацией и, встав лицом к лицо, дотронулась кончиками пальцев до груди молодого графа. - Такой напор может только испугать, а ведь вы же не хотите, чтобы я спасалась бегством? - и вроде как задумавшись, Летта «нарисовала» несколько сердечек на дублете Оттавиано.

Отредактировано Виолетта Коломбо (24-09-2018 21:23:25)

10

Для того, чтобы успешно противостоять женским хитростям, надо иметь холодную голову и жизненный опыт близкого знакомства с этими прекрасными и коварными созданиями. Ни тем, ни другим Оттавиано Риарио похвалиться не мог. Близость Виолетты, которая и манила и отталкивала, будоражила чувства, еще и потому, что до сегодняшнего дня никто с ним себя так не вел.
Разумеется, молодой граф укрепился в мысли, что эта девушка – особенная. Единственная. Неповторимая.
Разумеется, он должен ею обладать, любой ценой.

- А как можно? – тут же заглотил он наживку, ловя шаловливую ручку Виолетты Коломбо в свою, целуя теплую мягкую ладонь.
- Диктуйте ваши условия, моя очаровательная победительница, я заранее согласен на все!

Чего обычно хотят девушки, честные и не очень? Служанки  денег, те, кто носит шелк и парчу – подарков. Еще уверений в любви. За этим дело не станет. Виолетта Коломбо так поразила сердце молодого Риарио, что он даже готов был попробовать свои силы и на поэтическом поприще – все, чтобы завоевать девушку и право войти в ее опочивальню. Он смотрел в ее глаза и ждал, самоуверенно считая, что нынче же вечером получит ключи от рая. Разве он не граф? Разве не в его власти исполнить все желания очаровательной монны Виолетты?

11

«Я хочу, чтобы вы сделали меня графиней», - подумала про себя Виола, вслух свои мысли, разумеется не озвучивая.
В ответ она только потупилась и осторожно забрала свою руку. Вернее, сделала неуверенную попытку ее забрать.
- Ваша светлость, с вашей стороны очень опрометчиво давать такие обещания, - прошептала она. - Что будет, если люди прямо начнут говорить о своих желаниях, возможно, очень нескромных желаниях, а вы уже дали слово их исполнить?
Теперь она и на самом деле отняла свою руку, но лишь затем, чтобы тут же положить ладонь Оттавиано на грудь.
- Я не буду ловить вас на слове, хотя и скажу свое самое заветное желание.
Все происходило настолько стремительно, что Виолетте казалось, что она мчится на самой резвой кобыле. Может быть следует отступить? Но что, если такого случая еще раз не представится и у нее больше никогда не возникнет подобной возможности? Может быть облечь свои чаяния в несколько другую форму, поменять местами причину и следствие?
- Больше всего на свете на свете я хотела бы не только засыпать подле вас, Ваша светлость, но и, просыпаясь каждое утро знать, что мне не нужно красться тайком в свою комнату. Я хотела бы принадлежать только вам, мессер Оттавиано, но принадлежать по праву.

Ну вот, она это сказала, а теперь нужно срочно перевести все в шутку, пока граф не испугался и не убежал.
Виола переливчато рассмеялась и отступила на шаг назад.
- Теперь вы убедились, Ваша светлость, что нужно быть осторожнее в словах? Не волнуйтесь, я освобождаю вас от данного вами обещания.

Отредактировано Виолетта Коломбо (30-09-2018 09:30:59)

12

Желания Виолетты Коломбо, особенно нескромные желания Виолетты Коломбо, это то, с чем Оттавиано Риарио хотел бы познакомиться ближе и желательно прямо сейчас. Близость девушки действовала на него, как кубок хорошего, старого вина, выпитый залпом – голова кружилось, сердце пело, а плоть, которая слаба, изъявляла готовность к греху. За этой ликующей, победной песнью, он мало что слышал и еще меньше понимал, только заглядывал в лукавые глаза девушки, ища там, заветное «да».
Но заветное «да» не прозвучало. Вернее, прозвучало… но не совсем.

Оттавиано нахмурился, моргнул один раз. Второй. Туман в голове неохотно рассеивался, но до ясности мысли было, конечно, далеко…
- Вы говорите о браке? – брякнул он, готовый даже посмеяться над своим предположением вместе с Виолеттой.
Но внезапно понял, что посмеяться не придется.
Более того, ему надо быстро решить, собирается ли он и дальше добиваться столь целомудренной девы, или лучше отступить? Пусть ее ждет другого жениха?
С минуту Оттавиано колебался.
Да, Виолетта была соблазнительна, свежа и желанна… но брак?
С другой стороны… обещать не значит жениться.

Молодой граф поспешно опустил глаза, чтобы предмет его желаний не прочла в них эти крамольные мысли.
- Но я не отказываюсь от своего обещания, - как можно искренне заявил он, радуясь, что этому обещанию свидетелей нет. – И если бы я был свободен в своих действиях, как вы в своих желаниях, мы бы соединились уже сегодня, чтобы не разлучаться никогда…

13

- Что ж, тогда очень жаль, что вы несвободны в своих действиях, - кротко произнесла Виолетта. - Вы правы, Ваша светлость, я осмелилась говорить с вами о возможности брака, - из глаз Виолы исчезли лукавые искорки и теперь она была сама почтительность. - Непростительная дерзость с моей стороны предположить, что другого предложения вы бы не сделали дочери дворянина. Теперь мне только и остается, что извиниться за свою ошибку.
В том, что, а главное как она говорила, был определенный риск, но если он оправдается, то и выигрыш будет достойным, если же нет... Значит, нет.

В чем Виола была искренна, так это в том, что ей на самом деле нравился молодой граф. Она не была в него влюблена и неизвестно, выделила бы его из прочих, будь его положение ниже, но он был ей приятен, а это уже немало для благородной девицы на выданье. Будь Виолетта уверена, что тем самым подстегнет Оттавиано Риарио, она бы не отказалась подарить ему поцелуй, а может быть и два - думать и представлять себе это ей также было приятно, но это не значило, что она и в самом деле собиралась это сделать.

Отредактировано Виолетта Коломбо (03-10-2018 21:50:51)

14

Служанка, рассчитывающая на щедрое вознаграждение за свои новости, не собиралась ждать, когда молодой граф сам ее найдет, а была полна решимости найти молодого графа сама. В затуманенной алчными мечтами голове вставал неясный образ маленького домика, несколько оливковых деревьев, крохотный виноградник… Она некрасива и немолода, но золото всегда золото, может еще и найдет она свое счастье.

Молодой граф гулял по галерее с молодой дамой, и был так увлечен беседой, что служанка остановилась в нерешительности – если там любовные делишки… если и там любовные делишки, то ее спасибо не скажут. Но с другой стороны, разве амурные шашни важнее того, что она готова сказать Оттавиано Риарио? Конечно, нет.
И шустрая девица вышла из своего укрытия, низко поклонившись графу и его спутнице, замерла, всем видом давая понять, что дело у нее уж такое срочное – срочнее не бывает.

Вопреки тревогам служанки, Оттавиано, увидев ее, обрадовался. Появление шпионки давало ему возможность выйти из этой сложной ситуации, не уронив лицо, и, не теряя завоеванных территорий, выгадать время для раздумий.
- Простите, моя прекрасная, - произнес он, изобразив на лице озабоченную и хмурую гримасу. – Но я должен покинуть вас сейчас. Мы еще вернемся к нашему разговору, и вернемся очень скоро. Я сейчас меня ждут вести, и мое сердце подсказывает мне, монна Виолетта, что эти вести для меня недобрые…
Сердце Оттавиано, в действительности, ничего ему не подсказывало, но в глазах рыжей красавицы ему хотелось выглядеть эдаким героем, вокруг которого клубятся неведомые опасности, которому угрожают многочисленные враги.

15

Обрадовалась служанке и Виола, она не ждала быстрого ответа от графа и очень бы удивилась, если бы ее авантюрная смелость сразу дала свои плоды. А так у мессера Оттавиано будет время и на раздумья, и на то, чтобы еще сильнее распалиться. В последнем Виолетта была готова ему помочь, а вот если бы он захотел потушить свой огонь, тогда бы она вновь напомнила ему об их недавнем разговоре.
- Конечно, Ваша светлость, - присела она в наипочтительнейшем реверансе и понизила голос, чтобы ее следующие слова не долетели до любопытствующих ушей служанки. - На смену плохому обязательно приходит хорошее. Я буду молиться об этом, граф, я уверена, что вы справитесь с любыми неприятностями.

Служанка с нетерпением ждала, когда же рыжеволосая девица уйдет, она разве что не подпрыгивала на месте от нетерпения. Домик с оливковой рощицей обретал все новые черты и девица могла бы поклясться, что уже видит его терракотовую крышу.
Она подошла поближе и, сделав страшные глаза, зашептала:
- Ваша светлость, ужас какой я сегодня услышала. Сама бы не поверила, если бы мне кто рассказал. Да отсохнет мой язык, если я вру. Ее светлость мадонна Катерина в тягости! Вот истинный крест, так оно и есть.
И в подтверждение правоты своих слов служанка размашисто перекрестилась.

Отредактировано Виолетта Коломбо (07-10-2018 14:18:01)

16

В тягости?
Оттавиано непонимающе нахмурился, мыслями он все еще был рядом с соблазнительной Виолеттой Коломбо. А она-то точно пока не могла быть в тягости. Поэтому несколько мгновений он только смотрел в возбужденное лицо служанки, пытаясь понять, о чем она, черт возьми, говорит...
А потом до него дошло, и молодой граф вполне осознал, что, оказывается, земля вполне может уйти из-под ног, и это не красивая метафора.

Чтобы не упасть, ему пришлось опереться рукой о стену.
- Откуда знаешь? – грубо спросил он, сжав плечо служанки. – Кто-то сказал? Кто? Об этом уже говорят?
Его мать беременна от этого презренного Джакомо Фео. От одной мысли об этом на Оттавивано накатила дурнота. Как он считал в глубине души – после смерти отца, мать должна была навсегда отгородиться от радостей плоти, носить траур и ждать смерти, чтобы воссоединиться с супругом на небесах.

Что было бы с ним и остальными детьми, если бы Катерина Сфорца вела себя именно так, он не задумывался, не желая признавать, что именно неукротимая воля матери все эти годы была ему щитом.

17

- Я подслушала, Ваша светлость.
Служанка буквально ела Оттавиано взглядом и всем своим видом изображала преданность.
- Об этом известно только лекарю мадонны Катерины, ее мужу, - Джакомо Фео удостоился презрительной гримаски, - а теперь ещё мне и вам. Но я - могила, - заверила она, лишь в самый последний момент подумав, что может и напрасно выбрала такое сравнение.
А ну как молодому графу захочется, чтобы одним свидетелем стало меньше? От этой мысли над ее губой выступили капельки пота и, царапая язык о пробивавшиеся усики, она слизнула их языком.

На тот случай, если ее опасения не напрасны и молодой граф решит, что лучшей наградой за верную службу станет не домик, а удавка, она с угодливой улыбкой опустилась на колени и, схватив руку Риарио, ткнулась в нее губами.
- Вы не найдёте более преданной служанки, чем я, Ваша светлость. Если позволите, я буду вашими ушами.

Отредактировано Один за всех (12-10-2018 09:16:09)

18

Нет, Оттавиано Риарио не стал бы казнить служанку за дурную весть, как в древнем Риме поступали с гонцами. Сейчас им платят, потому что дурные вести стоят дороже, чем добрые, и граф зло дернул с пояса замшевый кошель, достал оттуда золотую монету и покрутил ею у лица служанки.
Та глядела на него снизу вверх, и в глазах ее читался страх, и это было приятно.
Оттавиано хотел бы, чтобы такой же страх был на лице матери, страх и понимание, что ее жизнь в его руках. А так же жизнь ее ублюдка и жизнь ее любовника. Чтобы она умоляла его быть милосердным, но нет, он не будет милосердным.
Не будет!

- Встань.  Встань, говорю, - дернул он женщину на себя, заставляя подняться. – И слушай меня внимательно…
Дальше ему следовало произнести какую-то речь, краткую, но убедительную, но все слова не вовремя пропали. Ему нужно было подумать… Хотя, нет, думать он будет потом, сейчас он больше всего на свете хотел испортить матери и ее любовнику радость. Напугать их. Напомнить, о том, что все смертны – и они тоже смертны.
Он вложил монету в ладонь служанки.
- Пойдешь к садовнику, - мрачно велел он. – Пусть он поймает и убьет для тебя змею. Возьмешь ее и подбросишь в постель монны Катерины. Только смотри, не попадись. Поняла?

19

Да за золотую монету она готова хоть живую змею подложить в постель... да кому угодно подложить. С этого момента Оттавиано Риарио купил служанку со всеми потрохами. Она, конечно, ожидала награды, но если так пойдёт, то и домик, и рощица будут не за горами.
- Все сделаю, Ваша светлость, все-все!
Девица готова была на любое проявление преданности, жаль только, что молодой граф как-то не торопился этим воспользоваться. Ну да ничего, никто и не в обиде. Змею, так змею. Можно и жабу, да хоть крысу, хотя как раз крыс служанка очень боялась.
- Только это... э-э-э, если позволите, то я лучше отлучусь из замка. Шум-то, небось, какой подымется. А ну как садовник вспомнит? Не, я лучше к какому-нибудь бродяге обращусь. И дешевле получится, - добавила она в самом конце в надежде еще на пару хотя бы медных монеток.
Исключительно для того, чтобы расплатиться со змееловом.

20

- Делай что хочешь, - нетерпеливо бросил Оттавиано, которому все эти подробности были совершенно неинтересны.
Будет девица ловить змей сама, наймет для этого дела садовника – главное, чтобы все было сделано.
Мать поймет намек. Обязательно поймет и испугается. Говорят, от испуга даже бывает выкидыш. Несколько мгновений Оттавиано позволил себе наслаждаться картиной: мать умирает от выкидыша, Джакомо Фео казнен, он, молодой граф Риарио, правит – справедливость восторжествовала.
Из сладостных фантазий его вывел просящий взгляд служанки.
- Иди, - велел молодой граф, неохотно спускаясь с вершины своих мечтаний. – Сделаешь все как надо, получишь еще.
Воистину прискорбно, что порой ради великих целей приходится пользоваться столь ничтожным орудием.
С другой стороны, пока что выбирать не приходится.
Задумчивым взглядом посмотрел Оттавиано туда, куда ушла неотразимая Виолетта Коломбо и подумал, что будь он единовластным правителем, она бы ему не отказала...


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum caelorum » Женщины и власть. 14.08.1495