Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Когда не рядом, просто говорить... Гандия - Рим. Лето 1495


Когда не рядом, просто говорить... Гандия - Рим. Лето 1495

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

2

25 июня 1495 года.

Расставание супругов было нежным, но одновременно и принесло Марии облегчение. Она чувствовала, что Хуан стремится в Рим, и уже хотела, чтобы сбылось его желание. Она побаивалась, что иначе он, разочарованный, обозлится, и все вернется на круги своя. Она слишком дорого заплатила за свой сегодняшний покой, за мирную и доброжелательную супружескую жизнь, и не хотела, чтобы хрупкое счастье треснуло.
Впрочем, не прошло и нескольких дней с его уезда, как она уже села за письмо. Вступление было коротким, она лишь сообщала, что с нею все в порядке, что беременность по-прежнему легкая и что срочность письма вызвана совершенно другим.

Ты ведь помнишь о доне Альваро? Тот, кто из Васкесов из Лусеры, и передал нам свои земли за небольшую плату, право дожить свою жизнь в родовом гнезде и достойное поминание после смерти? Два дня назад пришло известие, что второго удара он не пережил. Я направила туда дона Ласаро, чтобы он уладил все и принял владения. Он прислал письмо, что все идет хорошо, если не считать племянника несчастного дона Альваро. Этот Хосе оказался не только бесчестным, но и очень шумным молодым человеком. То, как все устроил его дядя, привело его в изумление и неописуемую злость. Впрочем, по-настоящему добавить нам забот он не сможет. Скоро земли герцогства Гандии, ваша светлость, расширятся.

Марию несколько тревожило только громкое заявление Хосе, которое ей передали, будто бы он собирается идти к ней с жалобами и требованием отказаться от сделки с его дядей. Герцогиня не собиралась разговаривать с этим молодым человеком, но сама возможность его скандального появления и слухов, которые станут ходить по городу, ее несколько беспокоила.

И еще меня по-прежнему беспокоит то, как отец поступает с Бьянкой. Она все еще живет у нас, Альфонсо находится неотлучно при отце в Толедо. В моем последнем письме к отцу я спрашивала о ней, но в своем ответе он  даже не упомянул ее имя. Я беспокоюсь, не думает ли он начать хлопоты о разводе. Альфонсо старается часто приезжать, чтобы повидаться с женой, но мне кажется, что дону Энрике об этом неизвестно. Не может ли кто-нибудь из твоего окружения теперь иметь поручения к его святейшеству?

На этом месте, как будто почувствовав, в комнате появилась Бьянка. И хотя она села далеко и дала понять, что не будет отрывать золовку от письма, Мария поняла, что совершенно не может продолжать писать. Наскоро попрощавшись, она запечатала послание мужу.

Отредактировано Мария Энрикес де Луна (17-08-2017 00:40:05)

3

10 июля 1495 года

Гонец с письмом от герцогини Гандийской застал Хуана воодушевленным. Он как раз собирался на обед к созвавшей всех своих детей графине деи Каттанеи и кроме того, что он скоро снова увидит Лукрецию, его больше ничего не интересовало. Первая их встреча прошла под внимательным взглядом матери, но сейчас Джованни надеялся, что большее количество людей отвлечет ее внимание и поможет уменьшить бдительность. Решив не сбивать себе настрой, он пробежался глазами по первым строчкам, убедился, что беременность Марии протекает как и должно, после чего отложил послание до лучших времен.

Вернувшись с обеда в приподнятом настроение, Хуан и вовсе забыл о письме, а вспомнил лишь из-за того, что время тянулось слишком тягуче и требовалось хоть какое-то развлечение, чтобы сократить ожидание.
Он не забыл историю, связанную с доном Альваро, но как и прежде остался при мнении, что дело тут не в неблагодарности племянника, а в склочности дяди. Впрочем, ему не было до них никакого дела - земли дона Альваро достались герцогству, а что думает об этом его разочарованный наследник, проблемы лишь самого дона Хосе.

Глупо ждать от потерявшего то, что он считал своим, понимания. В случае, если этот дон Хосе будет тебя слишком донимать, не особо с ним церемонься. Он сам виноват в своей проблеме и не хватало только, чтобы из-за всех этих волнений у тебя вновь начались проблемы со здоровьем.


Наивность Марии в том, что касалось Альфонсо, изрядно Джованни позабавила. Представить себе младшего Энрикеса верным и любящим мужем он не мог при всем своем воображении, а его настойчивость в отношении Бьянки воспринимал не более, как вызов на отцовский запрет. Но редкая сестра не хочет приписать любимому брату несуществующих черт, и шутки ради Хуан решил не развеивать ее заблуждения.

Мне кажется, Мария, ты напрасно беспокоишься. У Его святейшества сейчас есть более неотложные и важные дела, чем решение чьих-то семейных проблем. Выбрось это из головы и думай лучше о ребенке. Это будет полезнее и тебе, и ему.


А вот мысль о разводе не так уж и плоха. Наверняка Альфонсо уже сто раз пожалел о своем опрометчивом браке, но из ослиного упрямства не признается в этом даже самому себе.

4

18 июля 1495 года

Письмо Хуана сложно было назвать длинным, и оно не было похоже на письмо мужа, который безмерно беспокоится о жизни и здоровье своей супруги. И все-таки это было послание, в котором он неуклюже проявлял заботу и пытался даже говорить о делах. Получив его, Мария ненадолго оставила письмо без ответа. У нее были новости.

Что касается дона Хосе, то о нем больше нечего сообщить, потому что он внезапно исчез. Теперь мне кажется, что лучше бы он остался на виду, потому что я не верю, что он отказался от интриг. Впрочем, пока судьи занимаются тем, чтобы передать земли дона Альваро в наше владение, и говорят, что никаких препятствий тому нет.

Пока она писала, пришла одна из придворных дам, Ана-Лусия, чтобы передать от Бьянки пожелание навестить свою сестру Марию. Герцогиня попросила ту подождать, потому что должна была закончить письмо, в котором как раз хотела упомянуть о деле невестки.

Скоро ты увидишь в Риме дона Мануэля. У него свое поручение к его святейшеству, о котором никто не говорит. С собой он взял Альфонсо. Думаю, что я не ошибаюсь, слишком простая получается хитрость у моего отца. Он мечтает избавиться от Бьянки, и услал подальше от нее моего брата. Возможно, дон Мануэль должен хлопотать о разводе. Я понимала гнев отца, но не могу разделить с ним его стремления. Как бы ни был заключен брак, он был совершен по-настоящему. Бьянка чудесная. Возможно, и отец в этом верит мне и сыну, поэтому делает все, чтобы оставаться от нее подальше. Искренне надеюсь, что Альфонсо не понравится такой поворот событий. Впрочем, тебе сейчас уже проще узнать, что он обо всем думает.

Отредактировано Мария Энрикес де Луна (28-08-2017 17:21:51)

5

31 июля 1495 года

Хуан не очень любил писать письма, теперь же от мысли о том, что ему придется взять в руки перо, у него окончательно испортилось настроение. Он должен выразить соболезнования, тем более, что смерть Альфонсо и его самого не оставила безучастной, при этом сделать это предельно корректно, а потом еще думать до ответа Марии, не стала ли эта новость роковой для их ребенка.
Но откладывать неприятное дело тоже было нельзя, он и без того слишком долго томил герцогиню Гандии с ответом.

Я бы не хотел стать тем, кто первым сообщит тебе эту новость. Только сегодня я разговаривал с Гонсалесом. Мне очень жаль, Мария. Ты знаешь, Альфонсо был для меня другом, и я могу лишь только представить твое горе.

Джованни так тщательно думал над каждым своим словом, что обкусанное гусиное перо превратилось в измочаленную тряпку. Он мог бы добавить, что теперь Мария может забыть о опасениях по поводу причины поездки дона Мануэля в Рим, только вряд ли эти слова станут утешением.

На Гонсалеса страшно смотреть, он винит себя во всем, словно забывая, что он не Господь.

Если бы Хуан писал о чем-нибудь другом, он бы не преминул пройтись по поводу чрезмерной гордыни идальго, но шутки не всегда бывают уместными.

Догадываюсь, что не только я обращаюсь к тебе с этим, и все же. Сейчас ты должна думать только о ребенке, возможно, внук немного отвлечет дона Энрике.


Бог ты мой, с пера словно не чернила стекают, а патока! Писать о новостях в Риме Хуан не стал, решив, что напишет Марии, не дожидаясь от нее ответа, там-то все и расскажет. Или нет, все же дождется, но ответит в тот же день. Слишком мучительно было обдумывать каждую свою фразу... Да и вообще, чем он отсюда-то может помочь?

6

10 августа 1495 года

Новости об Альфонсо я узнала за два дня до того, как пришло твое письмо. Надо ли говорить, что они застали нас всех врасплох? Прежде всего, заверяю тебя, что со мной все в порядке, хотя для этого мне и пришлось провести в постели два дня почти целиком.

О том, что она все больше думала, как оставить Бьянку в Гандии, рядом с собой, Мария пока не решилась сказать даже мужу.

Я жду приезда отца в ближайшее время, хотя он пока и не уведомлял о том, что собирается навестить меня. Как жаль, что только горе вынудит его принять невестку. Это несправедливо. Я почти уверена, что поездка дона Мануэля и Альфонсо связана с желанием дона Энрике расторгнуть брак, и меня не покидает чувство, что гибель моего брата оказалась наказанием, поразившем, как это часто бывает, когда Господь особенно гневается, невинного. Может быть, я чего-нибудь не знаю, и у моего брата было желание отменить данную им клятву, но я стараюсь не думать о нем плохо.

Написав, Мария перечитала и решила, что получилось слишком назидательно, но не переписала, а лишь перешла к другим новостям, домашним, касающимся только жизни дворца и их с Хуаном сына.
И лишь когда письмо было закончено, она решилась упомянуть о Лите и ее пропаже.

Дон Родриго полон решимости отыскать свою жену, выбравшую, кажется, самый недостойный и глупый путь. Мне кажется, мы должны оказать ему помощь в поисках и обещать помочь в хлопотах о расторжении брака.

Мария не стала писать, что уже пообещала дону Родриго и то и другое, не дожидаясь согласия мужа и его разрешения поступать в его отсутствие по своему усмотрению.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Когда не рядом, просто говорить... Гандия - Рим. Лето 1495