Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. Si vis pacem, para bellum » Забота земная и забота небесная. 16.02.1495. Гандия


Забота земная и забота небесная. 16.02.1495. Гандия

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

2

Мария столько раз повторяла, что ее муж по делам находится в Валенсии, что чуть ли сама не поверила в них. И все-таки внутренний голос твердил ей, что его нет в Испании.
Жене без мужа должно скучать и ждать, но Мария могла бы признаться не только себе, но и тем, кому особенно доверяла, что без Хуана ей легче. Без него она чувствовала себя герцогиней, а не пренебрегаемой женой. Уверенность эту никто не оспаривал - к ней относились с уважением, а к ее решениям и указаниям - с безусловным доверием и послушанием. Герцогство Гандия было ее ребенком не меньшим, чем маленький сын, Хуан де Борха Энрикес. Мария, в отличие от мужа, пеклась о владениях, знала до мельчайших подробностей все, что происходило в них, мечтала о возвеличивании маленького герцогства и его приращении землями.
До всего этого не было никакого дела самому герцогу.
Тем ценнее были интересы и хлопоты герцогини. Те, чьи владения принадлежали герцогству, верили ей и готовы были помочь. Утренние часы и время после сиесты у набожной Марии были поделены между делами духовными и делами земными поровну.
Разобрав сегодняшние письма, Мария отложила в сторону те, что были посланы ей двоюродными братьями и родными сестрами, чтобы посмотреть их позже, и занялась тем, чей отправитель был ей неизвестен.
- Дон Альваро Васкес де Лусеро? - прочитала она и нахмурилась. - Это имя мне что-то говорит, но немного.
- Земли дона Альваро не в герцогстве Гандия, - ответила донья Инесита, которая разговаривала с тем, кто принес письмо. - Дон Альваро очень болен и с трудом ходит. Он приехал в Гандию и остановился здесь. Он просит вас принять его.
- Да, я это вижу, - задумчиво отозвалась Мария, пробежав глазами письмо. - Неизвестно только, зачем, но я не могу отказать благородному человеку, которому к тому же приезд стоил таких трудов. Тот, кто принес письмо, здесь?
- Да, он ждет ответа.
- Передай ему, что я согласна принять дона Альваро завтра утром.

3

Два месяца назад...
Племянник оставался в усадьбе еще неделю. Если бы Хосе знал, что именно его присутствие лечит дядю вернее всяких докторов, то ни дня бы не задержался, но, вставая с ожиданием роковой вести, он посчитал дорогу домой, а затем обратно, лишними хлопотами. Уехал он только тогда, когда удивленный донельзя лекарь сообщил, что, похоже, свершилось чудо, что, может, идальго и не станет собой прежним, но что опасность для жизни миновала - это точно.
Для Хосе сложнее всего было скрыть свою досаду, единственное, что немного утешало молодого человека, так это то, что он вел себя безукоризненно - каждый день навещал больного и уже больше не позволял себе проявлять истинные чувства. Сначала Хосе терзал червячок сомнения - что, если?... - но дон Альваро ни разу не дал повода заподозрить, что в тот день что-то услышал.

Прошло еще несколько недель и, опираясь на руку Рамона, идальго покинул пределы спальни - на своих ногах, а не как ранее предполагалось - ими же вперед. В округе новость о неожиданном выздоровлении восприняли с легкой оторопью. Никто и не думал более увидеть дона Альваро живым, самые впечатлительные и вовсе тайком крестились вслед. Но время шло и потихоньку все возвращалось в свою колею с той лишь разницей, что донья Анна по-прежнему в письмах жаловалась брату на стесненные обстоятельства, но ответов от него не получала. Для всех объяснение тому лежало на поверхности - пальцы идальго все еще не слушались, а он был слишком горд, чтобы прибегнуть к помощи писца. Дон Альваро никак не опровергал предположение и никому не признавался в том, что все совсем не так и на самом-то деле он просто не хотел поддерживать прежние близкие связи и выставлять себя слепцом и дураком. Пусть даже в собственных глазах. Уверившись в ненависти племянника, он усомнился и в отношении сестры.
Теперь дон Альваро чувствовал себя свободным от всех обязательств и, желая наказать за неблагодарность, решил не просто лишить Хосе вожделенного наследства, а сделать все, чтобы разочарование племянника стало особенно сильным. Пусть даже сам идальго этого уже не сможет увидеть.

Для того-то он и приехал к герцогине Гандии. Именно к ней, ведь ни для кого не являлось секретом, кто на самом деле заботится о процветании герцогства.

- Ваша светлость, спасибо, что смогли уделить мне время.
Поклону, увы, уже не хватало было изящности, но зато почтительности было с лихвой.

Отредактировано Альваро Васкес де Лусеро (28-12-2016 12:10:21)

4

За день, прошедший до того, как принять дона Альваро, Мария не узнала о нем многого. Владелец незначительных земель в Валенсии, очень стар, бездетен, но вместе с тем весьма уважаем.
- Добрый день, дон Альваро.
Мария едва удержалась от того, чтобы подняться навстречу вошедшему. Было видно, что ему сложно идти и держать себя, и такая предупредительность со стороны даже герцогини была бы весьма оправдана, но, возможно, унизила бы благородного человека, стремившегося, судя по всему, пренебрегать собственной старостью и слабостью.
- Прошу вас, садитесь.
Мария указала на стул, стоящий в нескольких шагах от нее. Она гадала, что могло понадобиться от нее этому человеку. Обычным со стороны идальго было бы обратиться к герцогу. К герцогине обратиться было бы обычным для женщины или лица духовного, для несовершеннолетнего ребенка. Может, дон Альваро пришел просить за женщину? Родственницу или любую другую, в ком он вдруг решил проявить участие? Да, именно это было для Марии самой вероятной темой для беседы. Полагая, что такой вопрос может быть очень деликатным, она ждала дона Альваро в своей комнате одна. Ана-Лусия, проводившая посетителя, тут же получила знак удалиться.
- Вы можете приступить к рассказу, - приветливо улыбнулась Мария, впрочем, давая понять, что можно не задерживаться с главным.

5

План, еще вчера казавшийся близким к идеалу, внезапно перестал быть таковым. Представляя этот разговор, дон Альваро, опуская причину, как-то сразу переходил к делу, но то лишь в воображении, на самом же деле он отдавал отчет в том, что должен был хоть как-то объяснить, что побудило его на этот шаг. Оскорблять герцогиню Гандии ложью ему бы и в голову не пришло, поэтому не оставалось ничего иного, как рассказать все, как есть.
Стараясь держать спину прямо, он сел напротив Марии.
- Ваша светлость, боюсь, что мой визит не совсем обычен, - начал он издалека. - Я владею земельным наделом, расположенным так, что он оказывается как бы внутри подковы, которую образуют земли герцогства Гандии.
Идальго показалось, что он заметил искорку интереса в глазах собеседницы, и он продолжил уже более уверенно:
- Так получилось, что прямых наследников у меня нет. Это было бы очень огорчительно, но я успокаивал себя тем, что у меня у моей родной сестры растет сын... Да, я рассчитывал на Хосе, но, как выяснилось, жестоко в нем ошибся... - взгляд дона Альваро затуманился. - Не хочу утомлять Вашу светлость ненужными подробностями, скажу лишь, что после того, что я узнал, не хочу оставлять ни земли, ни замок разочаровавшему меня племяннику. Но я также понимаю, что, не делая ничего вообще, возможно, обрекаю родню на тяжбы. Все может закончиться тем, что то, что создавалось целыми поколениями, будет разорвано на клочки... А я не могу этого допустить.

Отредактировано Альваро Васкес де Лусеро (09-01-2017 13:23:48)

6

- Вы нисколько не утомите меня подробностями, - мягко возразила герцогиня Гандии.
Признаться, обращение дона Альваро ее сильно смутило, и некоторое время Мария хранила молчание, размышляя над тем, что она уже услышала. Конечно, знала она пока мало, но теперь пыталась представить себе, о чем может пойти речь дальше, чтобы подготовиться и не быть застигнутой врасплох.
Намерение дона Альваро лишить наследства своего племянника не сильно понравилось ей. Мало кто решался на подобный шаг, а для Марии, известной своей любовью к порядку и тому положению вещей, что общепринято считался правильным, в таком решении было даже что-то бунтарское, пусть и тот, кто был его носителем, годился ей не просто в отцы, но в деды. Что мог натворить несчастный племянник, чтобы подвигнуть своего дядю на злой шаг? Возможно, его оговорили: старые люди мнительны, их легко смутить, даже если когда-то они обладали зорким умом и проницательностью.
Мария решила, что дон Альваро решил сделать ее душеприказчицей. В этом не было бы ничего странного: решаясь на то, что может вызвать недовольство родственников, многие бы поспешили заручиться защитой своих интересов у тех, кто находится гораздо выше их. Герцогиня Гандии, кузина королей, - понятный выбор. Если это будет так, она ни на что не согласится, прежде чем не разберется.
- Если я вас правильно поняла, - начала она после непродолжительного молчания, - вы, конечно, уже решили, кому должно достаться все?

7

У дона Альваро нашлось бы, что сказать в защиту, но самолюбие не позволяло ему признаться в том, каким наивным он был, а семейная гордость не давала дурно говорить о племяннике, пусть даже хороших слов тот вовсе не заслуживал. И все же идальго видел в глазах герцогини немой вопрос, поэтому нехотя произнес:
- Мне довелось услышать нечто очень неприятное для меня. То, что жжёт душу. Настолько, что иногда мне кажется - будь у меня выбор, я бы предпочёл навсегда оглохнуть, чем узнать то, что узнал. Поверьте, Ваша светлость, я в своём уме и полностью отдаю отчёт что и, главное, почему я это делаю.
Дон Альваро помолчал. Он чувствововал неодобрение герцогини Гандийской и это ещё больше осложняло его положение. К счастью, на заданный вопрос он мог ответить без боязни.
- Вам, Ваша светлость. Я хотел бы, чтобы мои земли наследовала герцогиня Гандии.
Был ещё один скользкий момент - Дон Альваро не сказал ни слова, собственно, про герцога Гандии, поэтому не зная, как на это отреагирует его жена, поправился:
- Герцогство Гандийское.

Отредактировано Альваро Васкес де Лусеро (11-01-2017 22:19:28)

8

Если бы дон Альваро вдруг вздумал сильно удивить герцогиню Гандии и приложил к этому все усилия, вряд ли бы у него это получилось эффектнее. Мария едва удержалась от возгласа изумления, который бы совсем не пошел ее положению и серьезному разговору.
Она ожидала чего-то совсем другого.
Каким бы уверенным не казался дон Альваро, Мария думала о том, что племянник мог быть оболган или стать жертвой интриги, тогда имя интригана должно было прозвучать сейчас из уст Васкеса де Лусеро. Или же имя того, во имя кого действовал неизвестный ей хитрец. В такой ситуации услышать собственное имя было почти громом небесным, хотя Мария и знала хорошо, что никогда в жизни не имела никакого отношения к дону Альваро и его племяннику. От нее не ускользнула оговорка идальго, хотя это было уже далеко не так интересно, как остальное.
- Простите, дон Альваро, но я не понимаю, - искренне призналась Мария. - Вы считаете себя обязанным мне или герцогству? Тогда я даже не представляю себе, почему.

9

- Ваша светлость, своим вопросом вы поставили меня в сложное положение, - по губам дона Альваро скользнула слабая улыбка. - Ответ "нет" может прозвучать оскорблением, ответ же "да"... - идальго задумался. - Ответ "да" куда ближе к истине, и все же не совсем верен.

Он взвесил "за" и "против". По всему выходило, что если он хочет, чтобы все сложилось так, как нужно, ему придется рассказать герцогине Гандийской о Хосе, признаться в алчности человека, которого он любил как родного сына, потому, возможно, и был строг, и расписаться в собственной слепоте.
- Дело не в том, чувствую ли я себя обязанным. Я не так уж и бескорыстен, как могло бы показаться, - невесело пошутил он. - Ваша светлость, что бы вы сделали, если бы узнали, что тот, кого вы видели своим наследником - во всех смыслах слова - предал ваше доверие? Предал самым подлым образом? Я прожил достаточно лет, но со мной такое было впервые. Я не был в беспамятстве, недужным было мое тело, но не ум...

Сначала сбиваясь, но с каждым словом все увереннее, дон Альваро рассказал герцогине об опрометчивости племянника.
- Я уверен, что он до сих пор не догадывается, что в тот день я был в сознании... Наверное, это не по-христиански и мне должно быть стыдно. Должно, но не стыдно, Ваша светлость... Да, мне немного неловко перед сестрой, ведь я обману ее ожидания, но я не изменю решения, - произнес со всей твердостью. - Простите, если я сейчас проявлю нечаянную дерзость, но о герцогине Гандийской все говорят, как о женщине набожной и верной слову. Поэтому я и пришел именно к вам. С предложением или, называя вещи своими именами, сделкой. Сделкой, которая не просто выгодна обеим сторонам, но и ничем не запятнает их совесть и не бросит тени на репутацию.

Отредактировано Альваро Васкес де Лусеро (13-01-2017 15:44:52)

10

Выслушав дона Альваро, Мария была вынуждена согласиться, что племянник заслужил, чтобы его признали негодным наследником. Глупость, самонадеянность и жадность - качества, которые отталкивают и любящего человека, а дон Хосе был даже не сыном, а племянником. В рассказе идальго герцогиня не увидела самого незначительного намека на существование кого-то третьего, чьи действия или даже само присутствие могло бы говорить о скрытой интриге. Выгода в ссоре дяди и племянника была, получалось, только у герцогов Гандии, но что они тут не при чем, Мария знала очень хорошо.
- Вы назвали ваше предложение сделкой? - Мария чуть нахмурилась, а потом едва заметно улыбнулась. - Мне не очень нравится это слово, дон Альваро. Кажется, оно не очень подходит набожной женщине.
Земли, о которых говорил ее собеседник, примыкали к герцогству Гандии. Владения Хуана и Марии были не очень велики, но и их объединение и образование в герцогство на территории Испании было делом не очень простым. Испанец, получивший клочок земли, освобожденной в ходе кровопролитной и долгой реконкисты, стремился не продать его, а округлить за любой счет, положив начало могуществу семьи.
- Вы хотите передать их в обмен на что-то? И, думаю, это не деньги? Или не совсем деньги?
Вывод не самый сложный: впереди дона Альваро вряд ли ждала долгая жизнь.

11

Та же мысль мелькнула и у дона Альваро, но не вызвала в нем ни грусти, ни даже сожаления. За недели болезни он уже свыкся с тем, что жить ему осталось немного, и воспринимал то, что до сих пор еще дышит, как подарок от Бога.
"Может быть именно поэтому...".
- Это совсем не деньги, Ваша светлость, - ответил он.
Теперь, когда они с перешли непосредственно к делу, он почувствовал себя не в пример лучше и уверенней. Он знал, что говорить, и знал как говорить.
- На земле мало по-настоящему безгрешных людей, - начал он задумчиво, - и многие из нас только на пороге старости понимают, что не все в их жизни шло по заповедям. Я не боюсь смерти, но я боюсь предстать перед Господом нашим грешным, хотя и понимаю, что грехи мои - не так уж и велики. И тем не менее от этого они не перестают быть грехами.
Дон Альваро говорил с Марией, но смотрел внутрь себя. Он словно уже был там и держал ответ не перед герцогиней, а перед тем, кто неизмеримо выше любого из людей.
- Ваша светлость, мое единственное условие... Нет, не так. Моя единственная просьба - это чтобы молились о моей душе, и я знаю, никто лучше вас не проследит за тем, чтобы моя последняя воля была исполнена.

Отредактировано Альваро Васкес де Лусеро (17-01-2017 13:04:09)

12

Неизвестный элемент мозаики встал на свое место, и вся картина осветилась полностью. Желанием дона Альваро была достойная и приличествующая, вероятно, по протяженности во времени молитва о его душе. Теперь Марии было понятно, почему он обратился именно к ней. Она не кичилась своей набожностью, но была серьезна в следовании правилам, и знала, что это не тайна. Забота о покое души умершего - дело, требующее внимания и, между прочим, серьезных вложений. Королевская семья, теряя кого-нибудь из своих членов, вполне могла потратить суммы, сравнимые со стоимостью небольшой земли. А иногда и большой.
- Дон Альваро, в моих силах обещать вам, что ваше имя будет поминаться в молитвах, обращенных к Господу сестрами монастыря Святой Клары, не меньше десяти лет.
Глядя на дона Альваро, невозможно было представить себе, что его душа отягчена множеством грехов. Мария не стала задавать ему вопросы, ответы на которые превратили бы разговор в исповедь, но дала возможность самому определить достаточность сказанного для искупления и облегчения пути души через Чистилище.

13

- Спасибо.
Дон Альваро подавил тяжелый вздох - он отвык так много времени проводить на ногах и хотя воспользовался тем, что герцогиня по доброте душевной предложила ему присесть, все равно чувствовал полное изнеможение.
- Большего мне и не нужно. Не думайте обо мне дурно, Ваша светлость. Видит бог, я не думал, что когда-нибудь придется вот так поступить.
Он замолчал, собираясь с мыслями. Хосе, конечно, негодный племянник, но Анна ведь родная сестра и останется таковой невзирая на то, что воспитала сына с моралью, более приличествующей разбойнику, а не благородному идальго.
- Знаю, что просить о чем-то еще уже будет дерзостью, но если Ваша светлость найдет возможным выделить моей сестре Анне маленький надел - не в собственность, а в качестве пожизненной аренды, мне было бы больше не о чем мечтать.
Дону Альваро было неловко. И потому, что ему пришлось просить об уступке уже после того, как они с герцогиней пришли к соглашению, так еще и потому, что он раньше не подумал, что будет с сестрой после его смерти.
- Я боюсь, что без моего присмотра Хосе пустит по ветру то немногое, что осталось от состояния донны Анны, и мне было бы спокойнее умирать, зная, что в самом худшем случае она не останется без крыши над головой.

Отредактировано Альваро Васкес де Лусеро (18-01-2017 15:45:44)

14

- Мне понятно желание передать свое состояние тому, кому веришь и кто понимает свой долг так же, как и ты, дон Альваро. Я не осуждаю вас.
Итак, в чем-то ее собеседник был прав. Разговор был очень похож на заключение сделки: в результате герцогству Гандии удастся округлить свои земли, присоединив к ним пусть и небольшой, но дополнительный кусок. Мария твердо знала, что не обманет надежд дона Альваро. Большую часть суммы, в которую будут оценены земли идальго, она отдаст монастырю Святой Клары, о чем герцогиня не замедлила сообщить идальго.
- Что касается остатка, - продолжила она, - то с него несколько раз в год мы будем выплачивать небольшую сумму вашей сестре. Если я правильно поняла характер вашего племянника, будет опасно давать донье Анне в руки сразу все. Я позабочусь, чтобы ваша сестра не знала нужды, какую бы жизнь не даровал ей Господь. Если же к моменту ее кончины останутся какие-нибудь деньги, я передам их так же в монастырь Святой Клары, если у вас не будет других распоряжений.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. Si vis pacem, para bellum » Забота земная и забота небесная. 16.02.1495. Гандия