Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Fila vitae » Заговор Пацци. Сложное решение. 25 апреля 1478. Флоренция


Заговор Пацци. Сложное решение. 25 апреля 1478. Флоренция

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

2

Многие на его месте суеверно решили бы, что судьба не благоволит замыслу, а требует отступиться. Дважды попытка исполнить задуманное провалилась. Дважды Лоренцо Медичи, которого заговорщики считали уже не столько живым человеком, сколько ходячим трупом, уходил от справедливого мщения. И каждый раз благодаря разгильдяйству своего младшего брата. Вот уж воистину удачливый человек и из недостатков своего окружения извлечет выгоду.
Джулиано опоздал в замок Монтегуфони, а несколькими днями позже вообще не появился на вилле Медичи во Фьезоле. Каждый раз Франческо Пацци уходил, унося в складках своей одежды пузырек с ядом нетронутым. В первый раз устроить неудачу Джулиано помог Дэверли. Во второй раз история с его отсутствием была темной, но тень англичанина как-то маячила, и Франческо бесился, что этот посланник, вроде как должный послужить возрастанию влияния и богатства дома Пацци, пока только портил все их планы.
Так вот кто-нибудь увидел бы в неудачах перст судьбы. Но это точно не был Франческо Пацци. Он только злился и преисполнялся еще большей решимости. Помехи - только испытание, в котором закаляется намерение. И точка.
Если он чего и опасался, так это что крамольное желание отступить вдруг навестит Джакопо Пацци. Дядя был человеком жестким, но немолодым и, как и полагается опыту, осторожным. Сейчас Франческо как раз ждал его в кабинете, придумывая, что сказать, если в дядюшке вдруг взыграют сомнения. И как расправиться с ними до того, как появится граф Монтесекко.

3

Джакопо Пацци с годами стал спать совсем мало, так что, благодаря бессоннице, у него было достаточно времени для раздумий. Он тоже усматривал перст судьбы в несостоявшихся покушениях, однако вопреки опасениям племянника воспринимал все несколько иначе. Что Бог не делает, все к лучшему - рассуждал старый банкир про себя. Может быть яд дал бы осечку и все, чего бы они добились, это насторожили бы Лоренцо и еще больше восстановили его против семейства Пацци. Даже если бы у Медичи не было никаких доказательств, он был не настолько глуп, чтобы посчитать тяжелое отравление совпадением. Да и никто бы так не посчитал, просто после смерти Блистательного Лоренцо об этом побоялись бы говорить вслух, а шушуканье по углам Джакопо нисколько не пугало. Так чем плоха смерть от руки неизвестного убийцы? Да, вся Флоренция будет если не знать, то догадываться, кто виновен в смерти братьев Медичи, только кто решится обвинить в этом представителей одной из старейших фамилий? Многие, кстати, возможно будут даже рады тому, что Медичи подрубили на корню. Слишком уж много стал брать на себя внук пронырливого лиса Козимо, слишком много.

- Ты уже здесь, Франческо? - входя в кабинет, подтвердил Джакопо очевидное. - Вот и хорошо. Нам нужно серьёзно поговорить, - добавил он, усаживаясь в кресло и устало прикрывая глаза.
Конечно с племянником такая хитрость казалась ненужной, слишком хорошо знал Франческо своего дядю, и все же Джакопо повел себя так же, как если бы имел сейчас дело с совершенно посторонним человеком.

4

- Давно уже, - спокойно, без тени того, что можно бы было счесть намеком на недовольство, отозвался Франческо.
Он подобрался. Самому ему и в голову не приходило отказываться от их решения. Но он знал, что многие бы сочли две неудачи подряд знаком судьбы, призывающим отменить задуманное. Знал, и теперь опасался, что Джакопо как раз один из таких. Он был уже немолод, и с годами пришла осторожность. Иногда она была оправдана, и Франческо готов был это признать скрепя сердце. Иногда - очень неуместна. Но и в том и в другом случае ему приходилось соглашаться, поступать по воле главы семьи. Никто не мог идти против Джакопо, особенно теперь. Заговор на то и заговор, что в нем никогда не бывает только один участник.
- Этот Лоренцо... кажется, он вступил в сделку с дьяволом, и нечистый путает наши планы.
Предположение, что главу банка Медичи бережет божественное вмешательство, Франческо Пацци счел бы кощунством.

Отредактировано Франческо Пацци (30-07-2018 01:10:27)

5

- Возможно, - не открывая глаз, отозвался Джакопо. - А, возможно, это мы делаем что-то не так, и Бог отводит нас от несчастья.
И не глядя на племянника, Пацци чувствовал его нетерпение. Что ж поделать, Франческо слишком горяч и зачастую сначала делает, а потом уже думает, а не наоборот. Правда, нужно отдать ему должное, обычно он сам и исправляет, если вдруг своей спешкой испортил - такое тоже дано не каждому. Он умен, а когда научится обуздывать себя, можно будет с чистой совестью передать ему управление. Да-да, именно так. Можно было бы заподозрить старого банкира в лукавстве, и подозрение было бы абсолютно оправданным, если бы не одно «но» - Джакопо Пацци был абсолютно уверен в том, что этот день настанет очень нескоро, поэтому он и остается в своем праве громко ворчать на то, что в свои почтенные годы никак не может уйти на покой, а про себя радоваться собственной незаменимости.
Если бы речь сейчас шла о менее серьезных вещах или бы Пацци не были ограничены во времени, Джакопо бы еще какое-то время поддразнивал Франческо - мысли племянника были видны ему, как на ладони, не нужно было и смотреть в его сторону, однако вот-вот должен был прийти граф Монтессеко, а это значило, что лучше бы семейным заговорщикам договориться заранее.
- Может быть яд - не такая уж хорошая мысль? - Джакопо внезапно выпрямился и вперил взгляд в лицо Франческо.

Отредактировано Джакопо Пацци (30-07-2018 13:20:09)

6

Начало фразы очень не понравилось Франческо: казалось, сбываются его худшие ожидания. Сейчас дядюшка скажет, что надо смириться и довольствоваться малым, оставив в покое Медичи. Он уже набирал в легкие побольше воздуха, чтобы воспротивиться и с жаром начать доказывать обратное, но внезапный поворот мысли Джакопо заставил его как будто наткнуться на невидимую стенку. Франческо издал губами неприличный звук и закашлялся.
- Яд, кажется, уже протух, - неуклюже пошутил он. - С ним не задалось. Но есть же другие средства. Например, кинжал.

7

- Например, кинжал, - согласился с племянником Джакопо, при этом по твердости утверждения легко было догадаться, что он и сам пришел к тому же выводу. - Я хотел бы обойтись без крови, но вижу, что без нее не обойтись, - получился довольно мрачный каламбур, только с Франческо его дядя мог не подбирать нужных слов, смысл был важнее красноречия. - И еще нужно что-то сделать с Дэверли, этот англичанин уже путал нам карты. Вряд ли сознательно, но мне уже надоело это Провидение родом из Туманного Альбиона. Не в том смысле, что с ним что-то должно случиться, а в том, что было бы неплохо, если бы хотя бы на несколько дней он покинул Флоренцию. Кстати, он говорил мне, что его звали на виа Ларга, а потому, что я его сегодня не видел, могу заключить, что он принял это приглашение... Не играет ли милейший сэр Томас на две стороны? - на мгновение банкир взял верх над заговорщиком, но быстро сдал свои позиции; Джакопо улыбнулся, и обычно такая улыбка не сулила его врагам ничего хорошего. - Впрочем, бог бы с ним, даже если это так. Скоро у короля Эдуарда не останется во Флоренции иного выбора, чем банкирский дом Пацци.

Отредактировано Джакопо Пацци (01-08-2018 12:04:10)

8

- Ты думаешь, Дэверли что-то разнюхал?
Франческо спросил так, будто сама мысль, что так и было, смехотворна, но далеко не был в том убежден. Порой и ему казалось, что англичанин слишком уж часто случайно оказывается именно там, где это было неудобно для Пацци. Единственное, что худо-бедно успокаивало Франческо в его подозрениях, так это соображение, что если бы Дэверли и в самом деле о чем-то разузнал, то действовал бы не так. Устранился, чтобы помочь будущим заимодавцам своего короля. Или уж донес, если бы совесть велела ему именно так. Хитрый путь Томаса был слишком извилистым даже для Пацци.
- Но ты прав, дядюшка, надо будет позаботиться о посланнике нашего будущего кредитора. Но чтобы понять, как, надо решить, как мы позаботимся о мессере Лоренцо и его брате. Итак, кинжал... Все прочее остается прежним. Нам нужны оба, в одном и том же месте... И чтобы ситуация была такой, что они оказались застигнуты врасплох... Чтобы мысли их были далеки от всего, что вокруг...
У Франческо уже была идея, где все условия счастливо соединяются, но она была слишком дерзкой, и решаться выразить ее пришлось долго.

9

- Разнюхал или нет, он нам мешает. Избавиться совсем мы от него не можем, значит нужно сделать так, чтобы он исчез хотя бы на время.
Говорить о Томасе Дэверли можно было бы еще долго, но Джакопо слишком хорошо знал своего племянника, чтобы не услышать особых ноток в его голосе.
- Мне кажется, что у тебя уже есть идея, - произнес он без обиняков. - Или я ошибаюсь?
Уклончивость Франческо насторожила старого банкира - во многом можно было упрекнуть его будущего преемника, кроме одного - тот никогда не был замечен в нерешительности, сейчас же будто сомневался.
- Если это так, то лучше бы тебе сказать мне о ней до прихода графа. Может быть ты думаешь, что я ее не одобрю? Но так ты точно и не узнаешь, раз молчишь.

Отредактировано Джакопо Пацци (03-08-2018 19:23:33)

10

- Я вот подумал... Надо, чтобы столько всего сложилось вместе. Неожиданность, внезапность, неспособность обоих сопротивляться, да еще чтобы ничего не смог выкинуть этот англичанин... случайно он вмешивается или нет... И даже полная очевидность.
Перечисляя, Франческо нажимал на каждое слово, словно ввинчивал в густеющий, становящийся почти ощутимо плотным от гнетущей атмосферы, сумрачный воздух комнаты.
- И я, кажется, знаю, где это все соединяется.
Франческо втянул побольше воздуха, как когда-то в детстве, когда приходится выдать что-нибудь совсем безумное старшим.
- Завтра во время литургии в Санта-Мария.

11

От неожиданности Джакопо вздрогнул; многие называли его хитрым лисом, способным обмануть даже Сфинкса, да и тех, кто считал его откровенно беспринципным человеком, было немало, и кое в чем и те, и другие были правы, однако предложение Франческо ввергло старого банкира в трепет.
- Ты с ума сошел, - резко оборвал он племянника, но это было лишь инстинктивной реакцией, впитанным с молоком матери отвращением к любому преступлению в церкви.
Если же забыть все, чему его учили с детства, если представить, что все происходит не в святом доме, а любом другом месте... Джакопо невольно как бы заново прослушивал сказанное Франческо.
- Но при этом ты прав, - медленно, словно язык вдруг перестал его слушаться, продолжил он и постепенно твердел взглядом. - Да, ты прав! В семье Пацци достаточно золота, чтобы замолить этот грех. Если мы не остановим Медичи сейчас, позже они уничтожат всех нас на корню. Я пожертвую средства всем окрестным монастырям, и мне не будет жалко, потому что избавить Флоренцию от Блистательного Лоренцо, - эти слова Джакопо произнес с непередаваемым сарказмом, - богоугодное дело.

Отредактировано Джакопо Пацци (06-08-2018 20:27:06)

12

"Ну если даже дядя согласен, и почти сразу", - с легким оттенком самодовольства подумал про себя Франческо, - "то предложение точно верное".
- Думаю, мы имеем средства, чтобы потратить на долгие поминания за наши живые или усопшие души. Молитвы монахов картезианского монастыря быстро проведут нас через чистилище. А благодарность флорентийцев будет хорошим к ним дополнением.
Франческо был уверен, что его ненависть к Медичи полностью разделена его соотечественниками, которые возмущены тем, как нагло Лоренцо превращает республику в синьорию, но не имеют смелости проявить открытый протест. Кое-кто обласкан Медичи, но и это, по убежденности Пацци, должно скорее оскорблять. Почему их процветание и положение должны зависеть от благосклонности одного человека?
- И потом, его святейшество обещал нам отпущение всех грехов. Кардинал Риарио здесь и как раз завтра служит литургию. Сначала молитвы, потом... очищение города, а потом очищение грехов. Неплохой план?

13

- Осталось только убедить в этом графа, - пробормотал себе под нос Джакопо.
Впрочем, сейчас горячность племянника ему нравилась - она прекрасно сочеталась со вдумчивостью и желанием предусмотреть все мелочи. Теперь Джакопо уже не сомневался - когда он уйдет на покой, банкирский дом Пацци останется в надежных руках; остатки свободомыслия растворятся в рутине дел, Франческо примет бразды правления и вот тогда-то он по-настоящему поймет своего старого дядюшку. Поймет, что трусость и осторожность - не синонимы, а бездумная решительность и опрометчивость частенько идут рука об руку.
- Вот после согласия или отказа графа Монтесекко и станет ясно, насколько хорош или плох этот план.

14

Мысли графа Монтесекко были созвучны мыслям обоих Пацци. После двух неудач он тоже пришел к выводу, что яд - слишком ненадежное средство. Не очень и неожиданно для кондотьера, предпочитающего решать все проблемы с помощь клинка.
Напряжение, сквозившее в рядах заговорщиков, с каждой неудачей становилось все опаснее. Монтесекко знал это волнение и раздражение, свойственное воинам, ждущим возможности вступить наконец в стычку, которая все откладывается и откладывается. Еще чуть-чуть, и неприязнь у ненавистников Медичи перейдет с Лоренцо и Джулиано на друг друга. Начнутся обвинения, поиски виноватых, внутренняя склока. Нет уж, с этим придется кончать как можно скорее. Сегодняшним вечером он встречается с Джакопо и Франческо Пацци, выскажет им свой план, они обсудят его и передадут остальным.
- Хотел бы я сказать "добрый вечер", но не могу, - "поздоровался" граф Монтесекко с обоими Пацци.
На их лицах он видел решимость и ошибочно счел добрым для себя знаком.
- Приходится признать, что с ядом не получается. Не так и странно, кинжал - дело гораздо более верное. Его сложнее применить, не вызвав подозрения. Нужно находиться в месте, где у всех есть оружие, но где все заняты чем угодно, но не друг другом. И я знаю такое место. Это охота. Теперь, когда вы дважды уже поднимали кубки за здоровье Лоренцо Медичи, а с ним после этого ничего не случилось, - Монтессеко саркастически ухмыльнулся, - он вас совсем, наверное, не опасается. Но все-таки охоту предложу я.

15

Если бы граф Монтесекко пришел немного раньше и успел бы предложить новый план, Джакопо Пацци без сомнения согласился бы с ним как со знающим человеком, однако чем дальше, тем сильнее ему нравилась идея Франческо. Вот почему после всех подобающих приветствий он озвучил свои сомнения вслух.
- Полностью согласен, что металл будет надежнее порошка, об этом мы только что говорили с Франческо, однако я не уверен, что охота - самое подходящее для нашего дела мероприятие. Вы только что пошутили по поводу опасений Медичи, надо заметить, что я знаю Лоренцо несколько дольше, и могу вас уверить - он всегда настороже. Такой уж он человек. Во время охоты несчастные случаи нередки и это соображение обязательно заставит Медичи отнестись внимательнее ко всему, что хоть немного покажется ему необычным. Он будет начеку не потому, что что-то подозревает, а просто потому что. Даже с условием того, что охоту предложите вы, а не, допустим, Франческо. Нет, Ваша светлость, есть лучшее место, место, где он точно не будет ждать подвоха. Вы понимаете, на что я намекаю? Вот подумайте сами, где вы себя чувствуете в полной безопасности?

Отредактировано Джакопо Пацци (09-08-2018 15:06:11)

16

- Где? - граф мотнул головой, что придало ему сходство с изумленным быком.
Он был несколько удивлен тем, какое направление приняла беседа. Сам он привык быть прямолинейным: как человек военный мог себе позволить такую роскошь.
- Мало ли где, - он пожал плечами.
Стоявший поодаль и молчавший Франческо посматривал на него так, словно приготовил серьезный подвох. Все выглядело странно и очень не нравилось графу.
- В собственном доме я чувствую себя очень защищено. Но на вилле Фьезоле нас ждала, если я помню, неудача. Или... - графа внезапно осенило, и он был потрясен собственной догадкой. - Неужели вы хотите заколоть Лоренцо и его брата в палаццо на виа Ларга? Это безумие, ведь дом наполнен их слугами и телохранителями!

17

Если речь не шла о вещах, настолько важных, что следовало соблюдать полную серьезность, Джакопо бы по меньшей мере улыбнулся, настолько неожиданно горячей показалась ему реакция обычно хладнокровного кондотьера.
- Нет, я еще не впал в старческое слабоумие, - в очередной раз будто забывая об незначительной разнице в возрасте между собой и графом, ответил он.
Джакопо пока не стал сообщать Монтесекко о том, кто на самом придумал новый план - по его мнению, Франческо еще успеет украсить свою голову лавровым венком, к тому же представить дело так, будто это решение главы банкирского дома, казалось важнее амбиций племянника. Тем более, что старший Пацци и не думал скрывать автора, он лишь пока умалчивал.
- Завтра в Санта-Мария пройдет литургия. Даже этот шалопай Джулиано не посмеет туда опоздать, а тем более не придти. Молящийся человек не смотрит по сторонам... Удобнее момента для завершения трудно себе представить.

18

Граф Монтесекко уставился на Джакопо с нескрываемой неприязнью. По его взгляду можно было прочитать, что время очень быстротечно и очень ценно одновременно, и на глупые розыгрыши главе целого банкирского клана тратить его странно. И что теперь мессер Джакопо как никогда дает повод заподозрить, что старческое слабоумие подобралось к нему близко. Монтесекко знал, что оно может начинаться с глупых шуток, вызывающих недоумение окружающих.
- Мессер Джакопо, - вкрадчиво начал Джованни Баттиста. - Если вы хотели меня поразить, то у вас это... получилось. Я правда удивлен, каким... у вас бывает юмор. Но все-таки ответьте на собственный вопрос серьезно. Теперь уже ночь, а нам надо решить все хотя бы в общих чертах.

19

- А я и говорил серьезно, - спокойно ответил банкир. - Если даже вы, человек военный, а значит готовый к любым неожиданностям вне зависимости от того, где находитесь, и то восприняли предложение как шутку, то и никто из Медичи не подумает, что такое возможно.
Вот теперь Джакопо и в самом деле чувствовал себя значительно старше графа. Идея Франческо сначала вызвала оторопь и у него самого, но племяннику не пришлось объяснять своему дяде элементарных вещей. Монтесекко же отреагировал так, словно вдруг разучился видеть главное и не замечать ненужных деталей.
Что уж говорить, для богобоязненного да и вообще любого человека любое преступление в церкви - святотатство, но разве лучше надругательство этих плебеев Медичи над Флоренцией? Лучше потом замолить один большой грех - тем более, что им уже обещано его отпущение, чем каждый день гневить уши бога проклятьями.

20

- Вы говорите серьезно, - с едва сквозящим сарказмом повторил Монтесекко.
Давно он не был так шокирован, и не думал уже, что чем-нибудь в этой жизни будет так удивлен. Он перевел взгляд на Франческо в последней надежде, что тот не разделяет идеи дяди и молчит из уважения к старшему. Увы, ничего, кроме решимости, граф в нем не увидел.
- Так вот и я серьезен, мессер Джакомо. Я - кондотьер на службе его святейшества. Я на многое готов для выполнения поручения, но не на богохульство. Убийство в храме - не то, на что я когда-нибудь соглашусь. И я призываю вас одуматься. Вам было обещано отпущение всех грехов, но вы... переоценили это обещание, я уверен. Неужели все прочие легко согласились?


Вы здесь » Яд и кинжал » Fila vitae » Заговор Пацци. Сложное решение. 25 апреля 1478. Флоренция