Яд и кинжал

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Ухаживание на расстоянии. С 20.08.1495. Рим


Ухаживание на расстоянии. С 20.08.1495. Рим

Сообщений 1 страница 20 из 46

1

2

Дон Мигель не любил откладывать дело в долгий ящик.
Уже на следующий день после того, как он случайно встретился с Элизой (а благодаря этой встрече, и с Лючией), ранним утром он был около дома почтенной вдовы.
Сейчас Корелла мог себе это позволить, поэтому целый день потратил на то, чтобы незримой тенью следить за Лючией Кастеллано. Вдова могла это счесть комплиментом, и была бы права, но дон Мигель с истинным удовольствием, без всякого усилия целый день следил за ней. Он видел ее, и сходство с доньей Беренис мучило и влекло его все сильнее. Может быть, кто-нибудь другой счел бы его нарочитым и натянутым. Решил бы, что оно слишком мелко для того, чтобы из него что-нибудь выросло. Но для дона Мигела, твердо знающего, что ему надо, оно с каждым мгновением становилось все более понятным и явным.
К вечеру его слуга получил письмо и сверток, которые должен был вручить вдове лично.
Сверток содержал кольцо. Серебряное с маленьким сапфиром, не очень дорогое, явно для начала. Письмо было написано доном Мигелом с особенным удовольствием. Оно было удивительно витиеватым для человека без затей, но и достаточно простым для вчерашнего выпускника университета в Перудже.

Мадонна Лючия, вчера я впервые в жизни увидел вас. Знаете ли вы, как много надо, чтобы привлечь внимание дона Мигела да Кореллы? Вам это удалось. Я целый день имел счастье следовать за Вами тенью. Утром вы были на службе в церкви Святой Марии. Потом в лавке одного торговца тканями, где пытались сбить цену на дамасский шелк. Вы правильно сделали, что не купили его. Этот плут вас пытался обмануть. Потом вы целую четверть часа беседовали с соседкой. Знаете ли вы, как она скучна на вид? Наверное, вам это безразлично, но я бы дорого дал, чтобы никогда не видеть ее запеченного лица с  вечно недовольным выражением. Оно совсем не похоже на ваш утонченный профиль. Потом вы вернулись домой, чтобы ненадолго явиться в окне второго этажа и скрыться, можно сказать, навеки. А я так и не успел рассмотреть, какой камень вы вздумали сегодня поместить между вашими грудями. Только не вздумайте кокетничать, краснеть и смущаться. Мы оба знаем, что вы не в том возрасте, чтобы вам это шло. Признайтесь, что вам приятно.
Признайтесь, и примите мой скромный подарок, чтобы признать, что хотите получить мое следующее письмо. Или верните его, и я больше никогда вас не потревожу.

- Отдашь его кому угодно. Можешь даже служанке. Но с заверением, что не уйдешь без ответа, - напутствовал дона Мигель своего слугу Пьетро.

3

Как выяснилось, душеприказчик сер Фантино, которому Лючия позавчера отправила записку с просьбой о встрече, уехал по каким-то своим надобностям и должен был появиться в Риме не ранее, чем через неделю, в то же время и сер Винценцо с Паолой собирались куда-то уехать, из-за этого стечения обстоятельств вопрос с наследством Раймонди на неопределенное время повис в воздухе. Ничего страшного в том не было, все основные вопросы они уже решили с Морини, а серу Фантино оставалось лишь документально подтвердить сказанное на словах, и все же Лючия была бы рада поскорее закончить с этим делом.
События последних дней никак не способствовали душевному покою вдовы, и это нервозное состояние ещё сильнее усугубляли получаемые от Джерарда Дамиани недоумевающие письма. Кажется, он так до конца и не понял, что имеет дело не с обычным женским капризом, а со вполне взвешенным решением, и ещё пытался что-то изменить. Лючия с невеселой иронией думала, что, прояви он себя так раньше, покажи, что в его глазах невеста значит, если не больше, а ценится хотя бы наравне с графиней деи Каттанеи, то и не было бы никакого расторжения помолвки, теперь же уже слишком поздно. Стремясь сберечь остатки своего покоя, на записки она не отвечала, а просто отсылала их обратно. За два с небольшим дня было получено целых пять посланий, оставалось только догадываться, каким образом очень занятый управляющий мадонны Ваноццы все же находил время для того, чтобы их написать. Правда, каждое следующее было короче предыдущего. Видимо для сера Дамиани становилось все сложнее выбрать подходящий момент.

Именно из-за этой настойчивости бывшего жениха Лючия и не удивилась, увидев служанку с письмом в руках, и недоуменно посмотрела разве что на свёрток - за эти дни Дамиани так и не додумался попробовать решить проблему при помощи подарка. Вряд ли бы это ему удалось, но то, что такая мысль и не пришла ему в голову, несколько уязвляло самолюбие недавней невесты. Первым порывом стало, не распечатывая, отправить все обратно, и все же любопытство взяло свое.
- Положи на стол, я потом посмотрю, - произнесла Лючия и с удивлением услышала, что посыльный ждет немедленного ответа.
В этом тоже было что-то новое и, поколебавшись, вдова одним движением сорвала печать... Лишь пробежав глазами первые строки она осознала, что Джерардо Дамиани никогда не запечатывал своих писем.

С каждой строчкой она все сильнее краснела, прочитав же до конца, едва удержала себя от того, чтобы не подбежать к окну. Теперь ей казалось, что она видна как на ладони, что и сейчас за ней наблюдает чей-то внимательный взгляд.
По мере чтения поочередно испытав неловкость, смущение и даже испуг, Лючии вернулась к самому началу послания и перечитала его уже медленнее, уделяя внимание не только каждому написанному слову, но и тому, как оно было написано. Было заметно, что письмо писалось не наспех, и несмотря на прямое обращение возникала мысль об ошибке, однако дон Мигел оказался так тщателен в описании, что сомнений не оставалось - письмо было доставлено той, кому и предназначалось.
Под любопытным взглядом служанки Лючия развернула подарок и с непонятным даже для себя чувством взяла в руки перстень.

О чем она в этот момент думала? Может быть о том, что, прямолинейный в письме, Мигел да Корелла сумел подарком показать свои намерения, м сделал это без оскорблений, оставляя за женщиной выбор? И об этом тоже.
Что знала она от кузене Борджиа? То, что его имя на многих наводит ужас? Но не было похоже, что в его намерения входило причинить ей боль.
В конце концов, что она теряет, отвечая? Возможность мучиться потом неизвестностью, гадая, что было бы дальше?
Почему бы не добавить к безумству последних недель ещё одно?

И с прищуром улыбнувшись, Лючия достала из шкафа письменные принадлежности.

Я получила ваш подарок, дон Мигел. Я могла бы ответить вам, что смущена, но своим предупреждением вы не оставили мне этой возможности. Не буду скрывать, читая написанное вами я покраснела, но ведь нет разницы, так как вы этого не увидели. И я не собираюсь кокетничать, тем более что это и в самом деле смешно.
Зато вы оставили мне право на вопросы, не так ли? Я бы с удовольствием их задала, отвечая вам на ваше следующее письмо.

Отредактировано Лючия Кастеллано (21-06-2018 17:20:05)

4

21 августа.

Прочитав ответ, дон Мигел довольно хмыкнул. Он видел мадонну Лючию, но едва слышал ее голос, а о чем она говорила с Элизой, не имел никакого понятия. Короткое же ее послание давало надежду, что она далеко не глупа. На следующий день дон Мигел не стал сам следить за ней, а отправил своего слугу, незаметного Лайо. Тот сообщил, что уважаемая вдова часто оборачивалась по дороге.
- Я ее понимаю, - кивнул Микелотто.
Он пока не знал, каким точно будет по времени его ухаживание, но не собирался делать его слишком долгим. К вдове в этот день он отправил все того же Лайо, на этот раз со свертком шёлка. Подарок был гораздо более дорогим, чем прошлый, и намекал на то, что намерения дарящего далеки от извилистых, и принять его должна была уже только женщина, благосклонно относящаяся к настойчивому ухаживанию.

Мадонна, посылаю вам маленький знак того, что не хочу видеть вас разочарованной. Раз уж тот торговец тканями не смог оставить вас довольной, то пусть это сделаю я...
Если вы думаете завтра посетить службу в той же церкви, то сможете увидеть там меня. Я буду у третьей колонны от входа слева. Не волнуйтесь, я не буду подходить к вам, так что вы не станете причиной сплетен. Надеюсь, ваше любопытство окажется сильнее глупого страха
.

5

Лючия действительно постоянно оглядывалась: в каждом идущем следом за ней мужчине она пыталась угадать дона Мигеля... и не угадывала. За ночь она постаралась вспомнить все, что когда-либо о нем слышала, и как оказалось, что это не так уж и много, разве что то, что он довольно молод, является доверенным лицом самих Борджиа и что лучше бы не попадаться ему на пути. Это, пожалуй, и все, словно и разговоры о нем могли бы навлечь на рассказчика опасность.
Наверное, она должна была бы испугаться, и, по чести, в чем-то так оно и было, только интерес оказался сильнее страха. Ведь чем-то она привлекла его внимание? Она, средних лет вдова и незадачливая невеста, не урод, но и отнюдь не неземная красавица. Что-то же выделило ее из толпы.

Лючии очень хотелось задать эти вопросы в письме, но передавший изумительный по качеству и расцветке шелк слуга своим моментальным уходом не дал ей такой возможности.
Конечно, почтенная матрона должна была бы оскорбиться на столь прямолинейное ухаживание - Винценцо Морини, к примеру, в отличие от дона Мигеля заходил совсем издалека, и не случилось в жизни Лючии истории с несостоявшейся свадьбой, она бы прервала все поползновения уже после первого полученного письма. Но уязвленное самолюбие, как и память о ложном сочувствии и искренней насмешке во взгляде сера Винценцо, заставили ее решиться.
- В самом худшем случае я просто уйду.

22 августа

На службу Лючия собиралась с тщательностью. Придирчиво пробежавшись подушечками пальцев вокруг глаз и по абрису лица, она осталась довольна - несмотря на возраст, ее кожа оставалась еще достаточно свежей. Конечно, при всем своем желании Лючия не могла бы сойти за юною девушку, но бездетность - бездетность, из-за которой она когда-то столько слез пролила в подушку, подарила ей долгую молодость. В свои тридцать Лючия выглядела совсем не так, как ровесницы, и если когда-то была готова променять женскую привлекательность на счастье материнства, то теперь уже не была уверена, что это такой уж выгодный обмен.

К темно-бордовому с голубыми вставками по рукавам и подолу платью прекрасно подошел серебряный с сапфиром перстень. Это было довольно смело, однако Лючия решалась и на этот поступок. Она уверяла себя, что просто хочет сделать дарителю приятное, или же в случае, если все пойдет как-то не так, просто вернет ему подарок, и не понимала, что этим кидает вызов, вызов всем: и разрушившему ее мечты Джерардо Дамиани, и самодовольному в своей прозорливости Винценцо Морини, и неблагодарной падчерице, и даже вряд ли знающей о том, какую она роль сыграла в судьбе своего управляющего, графине деи Каттанеи.

Церковь, знакомая до едва заметной извилистой трещинки на центральном витраже, внезапно показалось чужой. Лючия на мгновение замерла на пороге... Она намеренно смотрела только прямо, но глаза ее упрямо возвращались к третьей от входа левой колонне.
В рукаве у почтенной вдовы, спрятанное, шуршало заранее написанное письмо.

Отредактировано Лючия Кастеллано (21-06-2018 17:21:34)

6

Не только Лючия Кастеллано готовилась к предстоящему свиданию (если так только можно было назвать встречу в церкви). Дон Мигел явился туда тоже далеко не в том виде, в котором обычно спускался в подвалы замка Святого ангела. Среди молодых римлян, щеголяющих в полосатых шоссах, лишь слегка прикрытых яркими дублетами, он выделялся почти строгим видом. Темно-бордовый низ и черный испанский хубон, расшитый бордовым же узором. Он уже стоял там, где обещался быть, и беззастенчиво, но скучающе разглядывал входящих. Слуги, Лайо и Хуанчо, были недалеко.
Лючию он заметил сразу, и довольно прищелкнул языком. Микелотто очень бы был разочарован, если бы она решила не прийти. Он не был влюблен, так что кокетство и желание подзадорить его вызвало бы только глухое разочарование: покорить он хотел донью Беренис, а от мадонны Лючии ждал определенной понятливости, совмещающейся, впрочем, с чувством собственного достоинства и порядочностью. Можно было бы сказать, что Мигель да Корелла, знакомый с самыми нелицеприятными свойствами человеческой натуры, обладал и определенной наивностью, особенно в отношении женщин. Но что поделать, если его ожидания пока сбывались? Или хотя бы делали вид, что сбываются?
Итак, она пришла, и перстень, подаренный им, свидетельствовал о поощрении. Мадонна Лючия принимала его ухаживания и ждала следующих шагов. Дождавшись, когда она посмотрит на него, дон Мигель приложил пальцы к губам и кивнул ей. Потом же повернулся к алтарю и на время занялся рассматриванием тех, кто расположился ближе к нему, давая возможность мадонне Лючии рассмотреть его и убедиться, что он не лгал ей в письмах, называя свое имя.

7

Дон Мигел оказался ещё моложе, чем она думала, старше его делало разве что серьезное выражение лица. Внезапно Лючия засомневалась и даже едва не отступила назад, но целомудренный и одновременно такой интимный жест заставил ее передумать. Не замечая того, она прижала пальцы к своим губам, не посылая воздушный поцелуй в ответ воздушный, нет, просто у нее возникло ощущение прикосновения, настолько явное, что захотелось убедиться, что это не так.
Лючия встала немного поодаль и, казалось, всецело предалась молитве, на самом же деле она исподтишка наблюдала за Мигелем, пытаясь понять - почему? Мужчине высокого положения, небедному и привлекательному - зачем ему понадобилось искать встреч с ничем не примечательной вдовой? Вряд ли у него есть недостаток в выборе, ведь витавшие вокруг его имени слухи могут повредить ему в глазах разве что мужчин, но никак не женщин, напротив, репутация опасного человека добавляла дону мрачного очарования. В абсурдности своих размышлений Лючия дошла даже до того, что предположила, что испанец действует по просьбе Дамиани, но и одного взгляда на него хватило, чтобы понять - дон Мигель не из тех, кого было бы легко попросить о подобной услуге.

Подготовленное письмо жгло руку, даже не письмо, скорее записка. Дождавшись, чтобы внимание священник отвлёк на себя внимание прихожан, Лючия протиснулась между молящимися и будто случайно уронила свёрнутый в узкую полоску листок неподалеку от того места, где стоял Микелотто.

Пишу вам, вас ещё не зная. О вас я могу судить исходя лишь из чужих слов, а это не совсем справедливо по отношению к вам. Единственное, что я знаю точно, так это что у вас тонкий вкус. Не думайте, что я пытаюсь добиться комплимента для себя, я всего лишь имею в виду полученные мною подарки. Хотя не буду лукавить, мне бы хотелось узнать, чем вызван ваш интерес. Это не вопрос, дон Мигель. Возможно, что я ошибаюсь, но что-то мне подсказывает, что именно на этот вопрос вы мне вряд ли ответите.
Но сегодня я вас увижу. Может быть это поможет мне понять?

Лючия не стала делать вид, что не понимает намерений, такая наивность к лицу разве что юной девушке, а отнюдь не вдове. Она была заинтригована и, что греха таить, польщена. Самое то после обидного фиаско с Джерардо Дамиани. Это не значило, что она была готова пуститься во все тяжкие, просто с некоторых пор она стала значительно проще смотреть на некоторые вещи.

Отредактировано Лючия Кастеллано (22-06-2018 23:45:12)

8

Дон Мигел смотрел за мадонной Лючией гораздо более откровенно. Он, конечно, обещал ей не подвергать риску ее скромность, но рядом с ней близко были с десяток других дам, из которых не меньше половины были вполне привлекательны, так что он не ставил свою избранницу в щекотливое положение. А скрывать свой взгляд от нее было еще глупее, потому что уже заявил о своем интересе прямо.
При внимательном рассмотрении она понравилась ему еще больше. Неуловимое сходство с доньей Беренис не исчезло, а сама Лючия оказалась интереснее. Мысли, что он поспешил с выбором, у дона Мигела не возникло. Нехитрый манёвр дамы не ускользнул от его внимания. Зазевайся он, и листок мог бы поднять кто-нибудь другой, но Микелотто успел, и свиток исчез в поле его рукава. Он двинулся следом, и остаток службы и всю проповедь простоял уже за ней, наблюдая за ее движениями - за тем, как она поднимает голову, как опускает ее во время молитвы, как двигается ее рука, осеняющая себя крестом или поправляющая покрывало на голове. К выходу Микелотто тоже пошел, когда решила покинуть церковь она. Возле чаши с водой, где толпился народ, он отпихнул одного купца и какую-то неповоротливую торговку, вероятно, зеленщицу, и, зачерпнув горстью воду, протянул подошедшей Лючии.
- Мадонна, вы же не сочтете за наглость, - не вопросительно, а только утвердительно сказал он.

9

Наверное, она подсознательно и ждала чего-то подобного. Во всяком случае Лючия не смутилась. Конечно, она повела себя скромно, как и подобает уважающей себя вдове, но ее рука не дрогнула, когда она коснулась кончиками пальцев прохладной воды и нечаянно задела ставшую импровизированной чашей ладонь.
- Благодарю вас, мессер, - склонив голову, негромко произнесла она
Карло часто восторгался линией шеи жены, считая ее похожей на лебединую. На это Лючия всегда смеялась, обвиняя мужа в лукавстве, но втайне была довольна таким сравнением. Увы, молодость ее осталась уже позади, но желание нравиться, вновь разбуженное ухаживаниями сначала Виценцо Морини, а потом и Джерардо Дамиани, никуда не исчезло.
Толкаемая со всех сторон, Лючия подняла глаза на Микелотто и едва заметно улыбнулась - вблизи он показался ей ещё привлекательнее. Может быть в этом было очарование молодости, а может витавший вокруг его имени флёр... Лючи не могла бы с уверенностью объяснить свои ощущения, но твёрдо знала - ей бы не хотелось, чтобы дона Мигеля разочаровали едва заметные морщинки в уголках ее глаз.

Отредактировано Лючия Кастеллано (23-06-2018 15:09:42)

10

Дон Мигел улыбнулся в ответ. Именно так, как может улыбнуться мужчина, который хочет женщину и надеется получить ее если не быстрое, то скорое "да". Они стояли близко друг к другу, и на таком расстоянии сходство с доньей Беренис оказалось чуть приглушено, зато ярче проявлялась индивидуальное, и оно не разочаровывало.
А еще ему нравилась та элегантность, с которой мадонна Лючия поощряла его, но не делала слишком торопливых и больших шагов навстречу. Ее поведение с грациозностью укладывалось в прокрустово ложе между поведением куртизанки, какой была Латтария, и до кончиков пальцев порядочной женщины, которой была Беренис. Ровно то, что надо.
Дон Мигел попрощался, после недолгого колебания решив не преследовать даму до дома. На сегодня довольно и короткого разговора.

Вернувшись к себе, он прочитал письмо.

Мадонна, если мужчина проявляет интерес к красивой женщине, то объяснений, я уверен, не требуется. Право, я не думал, что вы меня будете о том спрашивать. Таких вопросов я и сам себе не задаю.


Микелотто решил не отказывать Лючии в праве спрашивать, но и не одаривать ее правом получать исчерпывающие ответы на все. Донья Беренис была его тайной от всех. Он наивно полагал, что никто в палаццо Санта-Мария ни о чем не догадывается.
Очередное послание, в котором содержалась умеренная порция восхищения умением мадонны Лючии себя держать, а так же ее манерой одеваться (для чего дону Мигелу пришлось перечислить все детали платья и украшений), сопровождалось отосланным испанским вином из папских погребов и сладкими пирожными, несколькими из того огромного количества, что были заказаны мадонной Лукрецией монахиням для очередного праздника в палаццо.

11

Только к вечеру Лючии поняла, что за весь день если и думала о Дамиани, то только вскользь. Это наблюдение ее и порадовало, и огорчило. Причина для радости - более чем прозаичная и лежащая на поверхности, огорчило же вдову то, что столь скорое забвение - пусть даже и по самым объективным причинам, стало доказательством того, что испытываемые ею чувства оказались сильно преувеличены. Что не так плохо из-за решения о разрыве, но, увы, такая гибкость характеризует ее как ветреную женщину.

- И что в этом такого? - Лючия задумчиво крошила пирожное себе в тарелку - на блюде перед ней ожидали своей участи ещё несколько.
За неимением собеседника она обращалась к очередному полученному от дона Мигеля письму, чуть захмелевшая от вина вдова вела беседу сама с собой. Конечно, она могла бы поговорить и с Бенедеттой, но кузина после всех ее злоключений - не самый подходящий собеседник для разговора о мужчинах.
- Я не могу и не хочу похоронить себя рядом с Карло, потому и надеялась начать новую жизнь с Джерардо, но что из этого получилось... Я снова одна, а девочка, которую я вырастила, считает меня своим врагом. Что ж, после того, как я с ней поступила, у нее есть для этого основания, я не могу ее осуждать.
Видимо, в Испании вино гораздо крепче, а может быть этим монологом Лючии просто прощалась с прошлым. Она снова вспомнила свой ответ дону Мигелю - на этот раз слуга дождался ответа. Не было ли оно слишком смелым? Как она вообще решилась такое написать?

Я видела вас в церкви, но вряд ли смогла бы с такими же подробностями описать как вы одеты. Не знаю, может быть самое время мне смутиться? Возможно... Но я не уверена, что смущена. Разве что от собственной невнимательности. Может быть у меня ещё будет возможность исправиться. Вы не показались мне человеком, отступающим в середине пути. Или я не права? 

Отредактировано Лючия Кастеллано (23-06-2018 23:50:15)

12

Дон Мигел не был человеком, отступающим в середине пути.
Он выбрал мадонну Лючию. Его не смущала причина, привлекшая его. Чем такой повод хуже любого другого? Ничем. Особняком для него стояло только то чувство, которое он испытывал к донье Беренис. Оно было для него тщательно оберегаемой тайной, высшей возможностью его души и, наверное, лучшим из всего, на что он был способен. Все прочее было одного порядка - земного.
С Лючией он рассчитывал на недолгую прелюдию, но раз уж женщина оказалась не очень простой и отнюдь не глупой, был готов пойти ей навстречу и подарить самое драгоценное из всего, что он мог предложить - время подумать. К тому же и тут повод был. Дону Мигелу надо было уехать.
Письмо он написал сразу же почти, получив послание от Лючии. Был поздний вечер все того же дня, когда они встретились в церкви. Несмотря на это, он велел слуге отнести послание, надеясь, что тому отворят дверь и в поздний час.

Вы все-таки думаете смущаться? Что ж, я с удовольствием стану свидетелем тому, если вы только позволите. Вам придется позволить, потому что отступать я не намерен не только на середине, но даже в первой четверти пути. Кстати, о дороге... Обстоятельства вынуждают меня отсутствовать в Риме целых два дня. Я уеду завтра сразу после утренней службы и обязательно проеду перед вашими окнами с надеждой увидеть в окне ваш силуэт.

13

На этот раз Лючия не стала писать ответ, время было позднее и вообще она сомневалась, что стоит торопиться. Возможно, за время отъезда дон Мигел остынет и решит, что дело того не стоит. При мысли о том, какое "дело" она имеет в виду, Лючии стало немного неловко, но, подумав об этом раз, она уже не могла избавиться от настойчивой мысли - почему бы и нет. Она свободна от обязательств, теперь свободна, достаточно обеспечена, чтобы не зависеть от мужских прихотей. Что плохого в том, если она проявит благосклонность? Мигель да Корелла произвел на нее приятное впечатление, и что бы там о нем ни говорили, повел себя по отношению к ней достаточно деликатно. Насколько деликатной может быть прямота. Вряд ли на нее когда-нибудь еще обратит внимание молодой мужчина, после тридцати каждый год идет за два, если не за три... Пройдет совсем немного времени и она увянет, не пожалеет ли она тогда о ненужной никому добродетели?

Она не написала ответ, но зато в то время, когда дон Мигел обещал проехать рядом с ее домом, с вышиванием в руках села возле окна.

Отредактировано Лючия Кастеллано (25-06-2018 16:24:33)

14

23 августа.

Дон Мигел появился верхом перед окнами домика мадонны Лючии, как и обещал, сразу после завершения утренней службы. Он был одет в темную дорожную одежду, явно спешил, но все-таки задержался.
Ненадолго, но не только из-за спешки, а чтобы не привлекать излишнего внимания. Мало кто из вдов ведет одинокий образ жизни, где лучшее развлечение - беседа с соседкой или свадьба молодой родственницы. Но мало кто из них желает рассказать о своем поклоннике или поклонниках всему миру.
Микелотто лишь ненадолго задержался возле окна, чтобы кивнуть и послать незаметно очередной воздушный поцелуй. Мадонна Лючия была перед ним, как на ладони, но он не сделал и попытки дотронуться до нее или даже просто заговорить.
Вместо него это сделал слуга, спешившийся, когда его хозяин уже был далеко в конце улицы. Он и передал служанке корзину розовых лепестков, сосуд с лучшим розовым маслом и письмо.

Мадонна, вы свежи утром так же, как и днем. Но я еще ни разу не видел вас вечером, но надеюсь восполнить этот пробел сразу же по возвращении. Послезавтра, когда будет совсем темно, чтобы не смущать вас, я приду к вам на ужин, чтобы увидеть вас при свете свечей и на этот раз принести подарок собственноручно.

15

25 августа

Был ли в том расчет Микелотто или все и в самом деле так совпало Лючия не знала, только эта пауза была ей необходима. Вдова - не юная девица, чтобы обольщаться тем, что мужчину устроит простой разговор или он согласится ограничиться парой поцелуев, она прекрасно понимала, чем заканчиваются подобные визиты. Конечно, у нее оставалась возможность отказаться, но тогда бы закончилось вообще все, а Лючия не была уверена, что готова лишиться того волнения, которое вызывали в ней письма и, что греха таить, подарки.
За два с небольшим дня она успела несколько раз мысленно согласиться и тут же передумать. Так случилось, что в ее жизни был только один мужчина - Карло Раймонди, второй же, с которым она мечтала вновь познать сладость близости, не зашел дальше целомудренных объятий, и вовсе не потому, что Лючия не позволила бы ему большего. Именно воспоминание о Джерардо Дамиани и стало той песчинкой, которая склонила чашу весов. Дамиани наконец оставил ее в покое, и теперь, не получая от него недоумевающих писем, Лючия словно вышла из морока. Сказать, что все ушло бесследно и ее страсть к недавнему жениху сменилась спартанским равнодушием, значило бы сильно преувеличить, но теперь она хотя бы не просыпалась с гнетущим чувством, что, отказав Дамиани, она совершила ошибку.

Утром Лючия приказала кухарке приготовить особенный ужин - такой, какой не стыдно было бы подать гостю, достаточно сытный, чтобы мужчина не остался голодным, и при этом легкий, дабы не ощущать потом тяжесть в желудке.
К вечеру аппетитные запахи наполнили дом, но в спальне Лючии тонко пахло розами - корзина с лепестками стояла подле изголовья, драгоценному же розовому маслу нашлось иное применение - нескольких капель в лохань для купания, а затем на запястья, оказалось вполне достаточно, чтобы смешать цветочные запахи с ароматом жареного мяса.
Внутри Лючия вся горела, но краска на щеках не выдавала ее волнения и цвет лица по-прежнему оставался безупречным.

Стол был полностью накрыт в маленькой гостиной, той самой, в которой она когда-то приняла предложение Джерардо Дамиани, из приготовленных к ужину блюд не хватало только бараньего окорока, но Роза сообщила, что подаст его не ранее, чем в доме появится гость, ибо - кухарка многозначительно подняла вверх указательный палец - ибо нет ничего хуже холодной баранины.
Мысленно перебрав свои наряды, Лючия остановилась на темно-зеленом платье, достаточно свободным, чтобы сойти за домашнее, и при этом не выставляющим надевшую его женщину, как готовую на все. Цвета состаренной слоновьей кости нижняя сорочка, края которой можно было заметить в неглубоком вырезе, освежала и делала наряд еще менее строгим.

... Лючия была готова и теперь ей оставалось опасаться только одного - что дон Мигел не придет.

Отредактировано Лючия Кастеллано (05-07-2018 12:48:58)

16

Если честно, то дон Мигель в следующие два дня о Лючии почти и не вспоминал. Он был слишком занят, а она, как решенное и улаженное дело, отодвинулась на границу его сознания.
Ему даже не пришло в голову, что Лючия может отказаться. Что два дня для ожидающей женщины - время сто раз передумать. Его подарки были приняты, она вступила с ним в переписку. Ему понравился взятый ею тон, выдающий в ней разумную женщину, достойную определенного уважения, а значит, не способную на неожиданные выходки.
Днем он вернулся в Рим, где его с докладом ждал Чезаре. Римский день уже был дополнен легким и приятным предвкушением вечернего свидания. Теперь Лючия не была скрыта пеленой дневных забот. Он разговаривал, отдавал приказания, обходил палаццо Санта-Мария-ин-Портико с обычной проверкой перед вечерними развлечениями, и нет-нет, но чувствовал приятную дрожь перед встречей. Ему не было свойственно волнение перед неизвестным, наоборот, он любил новое. Он вспоминал ее точеный профиль, легкий наклон головы, взмах руки, так напоминающие ему Беренис, и отзвук приятной судороги обещал будущее наслаждение.

Ему пришлось появиться на вечере у герцогини Пезаро, но, пробыв там около двух часов, дон Мигел ушел, исчезнув, по-своему обыкновению, внезапно и невидимо, сообщив о своих намерениях только Чезаре. Уже в сумерках он появился перед ее дверью. Микелотто по своему обыкновению был в испанском костюме, на этот раз черном с дымчато-синими вставками, и, больше похожий в нем на тень, чем на человека, вынырнул из узкого переулка и постучался в двери дома Лючии Кастеллано.

17

Дверь Микелотто открыли сразу - на самом деле служанке было очень любопытно посмотреть, ради кого в доме вся эта суматоха, к тому же кухарка то и дело сокрушалась, что баранина вот-вот пропадет (изрядно лукавила, зато как артистично!), и это лишь подогревало интерес. Не так давно в этот дом были вхожи и сер Винценцо, и сер Джерардо, мужчины, настолько непохожие друг на друга, что теперь прислуга терялась в предположениях, кто же будет следующим, и сходилась только в одном - не деловой это визит, совсем неделовой.
- Пожалуйста за мной, мессер, - служанка проводила дона Мигела в гостиную и нехотя оставила его наедине с Лючией.
Если бы она не боялась разоблачения, обязательно осталась бы подслушивать под дверью, но что-то во взгляде пришедшего разохотило ее выступать в роли домашнего шпиона. Зато позже на кухне девица с упоением вещала, что он так молод, так молод, что если бы Роза через щелку не видела гостя своими глазами, то уверилась, что к хозяйке пожаловал какой-то мальчишка.

У Лючии шумело в ушах. Это не было признаком надвигающегося головокружения и тем более обморока, зато волнения - несомненного. Она прекрасно слышала стук дверного молотка, поэтому шум под дверью не стал для нее неожиданностью.
- Дон Мигел, - она вышла навстречу.
Не зная, как держать себя с мужчиной, которого вблизи видишь второй раз в жизни, и при этом готова этой ночью.лечь с ним в постель, она повела себя так, словно Микелотто просто зашел к ней в гости. Выступать в роли хозяйки дома ей было спокойнее, чем думать о том, что стоящий перед ней господин скоро станет ее любовником.
- Прошу вас, присаживайтесь. Время уже позднее, и я надеюсь, что вы голодны.

Отредактировано Лючия Кастеллано (11-07-2018 16:59:44)

18

- Наверное, голоден, - усмехнулся дон Мигел.
Он не был голоден в самом прямом смысле этого слова. Только что он ушел из палаццо герцогини Пезаро, где веселье только начинало набирать свои обороты. Там был обед, и хотя он сидел возле доньи Беренис, ничто не мешало ему насладиться хорошими кушаньями. А потом, когда гости разбрелись по своему обыкновению по группкам и парочкам, он остался с ней вдвоем около стола со сладким и угощал ее марципанами, не забывая поглощать и их. Совместная трапеза, хоть и на виду, повела его мысли в определенном направлении, но исполняться желаниям суждено было совсем с другой женщиной.
Надо отдать должное дону Мигелу, он не собирался представлять себе одну женщину на месте другой, пусть и похожей. А еще он иногда мог представить себе, что тревожит того, кто находится рядом, и проявить такт. Поэтому сейчас и сказал, что голоден. Чтобы мадонна Лючия не мучилась, чем же теперь заняться.
И чтобы было время понаблюдать за ней и осмотреть все вокруг.
Дом рассказал о Лючии многое. Что она была хорошей хозяйкой, у которой везде порядок и вышколена прислуга. В ее доме чувствовался достаток, у хозяйки было многое, она не знала нужды, чувствовала себя уверенно, но... не была богата. Следов роскоши здесь определенно не было.
В руках дона Мигела зашуршал сверток.
- Это тебе, - сообщил он. - Но я вручу его чуть позже.

19

Переход с "вы" на "ты" был тем более говорящим, что Лючия восприняла его как должное. Она хотела что-то ответить, но в этот момент Роза торжественно внесла в комнату дымящуюся баранину. Мясо уже было порезано на ломти и Лючия про себя огорчилась тому, что в своем желании услужить кухарка невольно лишила ее возможности занять руки делом.
- Передай, что прислуживать не потребуется, мы справимся сами, - чуть порозовев, обратилась она к Розе.
Больше всего она не хотела увидеть в глазах кухарки понимание или - еще хуже - тайную усмешку, но похоже, что ту больше волновало понравится ли гостю ее готовка, чем амурные дела своей хозяйки.
- Ты меня заинтриговал, - эти слова Лючия адресовала уже Микелотто и в них заключалось гораздо большее, чем проявленный интерес к подарку.
Она разложила по тарелкам мясо и, чуть смущаясь, предложила:
- Если ты не против, я не буду спрашивать, что тебе положить. Все, что ты сейчас видишь, приготовлено для тебя.
Получилось еще более двусмысленно, только Лючия допустила это намеренно. Она на самом деле чувствовала себя неловко, но ей не хотелось, чтобы это было очень заметно.
Опыт в общении с мужчинами у нее был довольно ограничен, так что вдове было невдомек, что подобными попытками она еще сильнее выдавала собственное волнение.

Отредактировано Лючия Кастеллано (13-07-2018 15:16:04)

20

- Я не против, - коротко сказал дон Мигел.
Он без всякого стеснения прямо рассматривал Лючию. Такой возможности у него еще не было: и в церкви, и на улице, и при мимолетном взгляде в окно нельзя было слишком долго держать взгляд. Теперь же никого не было, беречь репутацию мадонны Лючии было не перед кем, а стеснять ее дону Мигелу нравилось.
Скажем даже больше, он хотел этого. Ничто так, как ее смущение и неловкость, не говорили о том, что она та, кто ему нужен. Лючия была порядочной женщиной. Она поддалась на его ухаживание, но иначе, по убежденности Микелотто, и быть не могло. Все равно она была порядочной. Вся эта скромность не была наигранной.
И ему нравилось. Он был бы разочарован, окажись Лючия вдруг развязной и явно опытной. За повадками шлюхи он ходит к Латтарии и подобным. Ему не нужна была и идеальная дама, какой была донья Беренис. Ему нужна была любовница - женщина, которая допустит его до себя, но для которой это не в привычку. И она покраснеет, когда он увидит ее без платья. Пожалуй, в первый раз он возьмет ее, не прося снять рубашку. Мигел так живо представил себе, как это будет, что чуть не забыл, где находится.
- Налей мне вина, - попросил он.
Вина ему не хотелось, но хотелось увидеть, как Лючия будет его наливать.


Вы здесь » Яд и кинжал » Regnum terrenum. О tempora! O mores! » Ухаживание на расстоянии. С 20.08.1495. Рим